Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора


ГЛАВА 25
Андрей Иваныч Акинфов вернулся из-под Коломны под Рождество.
Простуженный, едва живой, но довольный. Парился, пил крепкий настой
сушеной малины с медом, исходил потом. В груди булькало и было трудно
вздохнуть.
- Сырь! Такова-то днесь и зима! Встарь рази ж такие зимы были?!
Мороз! Любота! Дух легкой! - ругался боярин.
Андреиха хлопотала, прикладывала то одно, то другое меняла мокрые
рубахи мужу. Андрей Иваныч отмахивался, звал старшего сына, Федора Свибла.
Федор, ускакавший к Владимиру Андреичу в Серпухов, наконец-то приехал.
Отец встретил его необычный: мокрый, всклокоченный и хмельной. Он сидел,
закутавшись в татарский халат, укрыв ноги овчиною, пил мед и, веселым
горячечным взором глядя на сына, сказывал:
- Добро, прискакал, Федька! Думал, не застанешь! Дак слушай, тово! О
болезни - недосуг! И потом, потом! Был я с князем Владимиром Пронским, что
рать рязанску привел! Ну, начал обхаживать его - понимай сам! Сперва-то не
поддавался, а потом единожды, баяли про Олега, дак Владимир, гляжу, бровь
так-то нахмурит, рука - в кулак... Ну, думаю, то-то! И тебе чужая власть
не люба! Повел окольные речи, да все - Олег, мол, такой да сякой... Вижу,
гневает! Не может тому простить, что Рязань напереди! Ну и бояре пронски с
рязанами век не дружны! Я тому, другому... Рать стоит, ждут, невесть чего.
Зараз бы на Ольгирда ударить! Я: <Чего ждете?> Мнутся. Владимир Андреич
наш уже в Перемышле полки собрал! Упустили каку неделю, может, а не то -
был бы и Ольгирду и Михайле каюк! Дык, слух есть, не больно и рвались-то
они в бой! То ли Олег чего наказал - не ведаю! А только не любит его
Пронский князь, ох и не любит! И, знашь, уже когда Ольгирд уходил,
вопросил я его в лоб. Были вдвоем. Прямо-то он мне не отмолвил, а понял я:
захоти Митрий Иваныч - токмо захоти! - и Лопасню отберем, и на
Переслав-Рязанской кого иного окромя Олега мочно всадить!
- Владимира Пронского? - уточнил сын, заботно вглядываясь в отцов
расхристанный, нездорово-веселый лик. (<Плох батюшка!> - подумалось с
опасливою заботой.)
- Не гляди, не гляди так! Ищо не помер! - подхватил Андрей, заметя
тревогу в сыновьих глазах. - Вота! Налей ищо!
Федор поднял тяжелый, завернутый в шерстяной плат серебряный кувшин с
горячим медом. Отогнул крышку, налил. Андрей размашисто опружил чару,
крякнул, показал рукой и глазами:
- Прикрой!
Федор вновь закутал кувшин, поставил на низкий столец. Андрей обтер
чело полотняным рушником. Высказал, нехорошо блестя глазами:
- Тут-то и Олега прижать, да и Вельяминовым урезать хвоста! Так-то,
сын!
Федор кивнул, деловито соображая, что отец прав и ежели настанет
размирье с Олегом, то и Вельяминовы пошатнут на своей недосягаемой высоте.
Отец был прав, хотя после войны о другой войне как-то не думалось.
- Свадьбу затевают! - отдышавшись, продолжил Андрей. - А ты скажи,
скажи князю-то! Митрий Олега тоже не любит, завидует, вишь! Тот-то
стратилат! - сощурив глаза, Андрей подхихикнул масляно и пьяно, и Федор
невольно прихмурил брови. Себе никогда не позволял даже так шутковать над
Дмитрием Иванычем. Пото, верно, и любил его юный московский князь.
Отец, и пьяный, узрел остуду сына, засмеялся опять:
- На людях того не скажу, не боись! Ведаю, как со князьями толк
вести, не первой снег на голову пал!
И Федор невольно опустил голову: все чуял, все понимал
родитель-батюшка! Перед ним и нынче сидишь, как стеклянный... В детстве,
бывало, любую шалость уведает и уж поставит: <Говори!> - соврать николи не
давал. А и не корил за шалости. Умей, мол, грешить, умей и каяться!
- Перемолви, перемолви со князем! - требовательно повторил Андрей. -
Я, коли выстану, тоже ему слова два выскажу, да пущай и другие... Миром и
медведя свалят! Поди! - Он неверно показал рукою куда-то вдаль и вкось.
Вошла мать с постельничим, начали хлопотать около больного.
Федор вышел задумчивый. Плох был батюшка, очень плох! А какое дело
свершил! Лопасню отбить - тамо и наши-ти селы были! Ивану Вельяминову дать
окорот... Любота!
С приездом старого митрополита события понеслись стремительно.
Готовилось посольство в Литву. Порешили пока вечного мира Ольгерду не
давать, но заключить перемирие на полгода: от Госпожина заговенья до
Дмитриева дни. Прискакал Владимир. Волнуясь, хмуря брови и вспыхивая,
прошал: какова невеста?
Владимир Андреич вымахал в покойного отца: рослый, румянец во всю
щеку, пшеничный ус, огонь в очах. Нынче возмужал за считанные дни - как
же, сам руководил полками! Задержись Ольгерд, и в бой бы пошли!


Князя успокаивали:
- Хороша! От тверского корня да от Ольгерда уж худого не станется!
Невеста, баяли, по-русски говорит чисто, мать выучила, так что и той
трудноты не будет! И православная, кажись. Не то что как встарь бывало:
седни крестить, а завтра венчать!
Послами в Литву готовились выехать из княж-владимировых бояр Иван
Михайлович, сын покойного Михайлы Лексаныча, тестя Василья Василича
Вельяминова, из великокняжеских - Дмитрий Александрович Зернов и Иван
Федорович Воронцов-Вельяминов.
Среди хлопотни, беготни и сборов ждали со дня на день приезда
знаменитого волынского воеводы, князя Дмитрия Боброка. Гадали, сколько
приведет он с собою ратной силы. И когда донеслось: <Едут!> - глядельщики
выстроились аж от Данилова монастыря и до Боровицкого спуска.
Самостийная встреча - словно бы государя иной земли - чем-то задела
Дмитрия. Он остановил коня на взлобке Боровицкого холма и глядел, кусая
губы, поверх городовой стены туда, в поля, где со стороны Коломны
приближалась вереница верхоконных. Ехали телеги с бабами и детьми, шли за
ними пешие мужики и ратники. Боброк переселялся со всем своим двором,
послужильцами, челядью, холопами. Его воины ради въезда в Московский град
изоделись в брони, иные в иноземные кованые панцири.
Федор Свибло шагом подъехал к великому князю.
- Словно владыку какого встречают! - сказал. Дмитрий коротко кивнул,
продолжая глядеть из-под рукавицы и все не решив, встречать ли ему князя
Боброка на Боровицком спуске или здесь, в самом Кремнике. И как встречать?
- Теперь бы, с ентою силой... - начал Свибло и замолк; дождав, когда
князь поворотит к нему вопрошающий взор: - Олега Иваныча окоротить
малость! - досказал боярин и, торопливо, дабы не подумал чего иного князь,
пояснил: - Родитель мой, вишь, баял с князем Владимиром Пронским... В
обиде тот на Олега! Дак... Ежели... И заменить мочно!
Дмитрий молчал, обмысливая.
- А Лопасня наша будет! - договорил Федор. Дмитрий медленно склонил
голову, не то понимая, не то принимая. Ничего не ответил, но погодя бросил
на Свибла красноречивый взор. Стрела угодила в цель.
Боброк в сопровождении двух взрослых сыновей-воинов и толпы
послужильцев уже въезжал в Боровицкие ворота.
Волынский князь был росл, строен, сухолиц, мужески красив и
подборист. Золотника лишнего жира не гляделось в этом теле, свитом из
одних тугих сухожилий и мускулов. Он легко сидел на коне, легко, не
доезжая шагов двадцати, спрыгнул с седла и обнажил голову.
Дмитрий, подумав, тоже соскочил с седла - получилось это у него
тяжеловато - и ждал приближающегося князя, ждал поклона, после которого
удоволенно поклонил сам.
Княжата, поступающие в службу великому князю московскому, становясь
боярами, лишались обычно княжеского звания своего. Боброк его сохранил.
Так и писался князем. И прояснело, что будет так, именно здесь, в этой
первой встрече Дмитрия Михалыча с князем Дмитрием.
Волынский воевода стоял, на полголовы возвышаясь над Дмитрием, и
улыбка, и взгляд его были почтительны, но горды. Дмитрий вдруг почти
по-детски озорно, широко и весело улыбнулся в ответ. Подумал: да неужто
сей витязь не сумеет одолеть Олега! Боброк принял улыбку на свой счет и
решил, что понравился князю.
А Дмитрий так и не понял в этот первый день, по нраву ли ему пришел
новый подручник. И в соборе, и на пиру присматривался, скользом изучая
твердый очерк княжого лица, благородство осанки и поступи. Было во всем
этом что-то чуждое ему, <вельяминовское>. [Под словом этим понимал он
прежде всего и даже единственно - Ивана Василича, будущего и
(ненавистного!) тысяцкого своего.] Однако Боброк держался сугубо
почтительно, как и его взрослые сыны Борис с Давидом. И Дмитрий постепенно
оттаивал, принимая как должное и уже теперь принадлежавшее ему, а не
Ольгерду, достоинство и породу нового московского послужильца. Вскоре
прояснело, что и во главе посольства, направляемого к Ольгерду
Гедиминовичу, нехудо было бы поставить именно Дмитрия Боброка, среди
прочих своих достоинств хорошо знающего литовскую и польскую речь.
За всеми хлопотами, пересылами и пересудами, за торопливым
залатываньем прорех, нанесенных войной (вновь раздавали лес, хлеб, лопоть
и скотину, вновь привечали нищих и сирот), как-то забылось, отступило то,
что творилось в это время в Орде, доколе не грянул гром. Михайло
возвращался из Орды, заново получив ярлык на великое княжение
владимирское.

ГЛАВА 26
По степи дул низовой ледяной ветер. Ветер нес колючую снежную пыль.
Мохнатые татарские кони выныривали из белой мглы, шерсть на их мордах и в


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 [ 98 ] 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Каменистый Артем - Время одиночек
Каменистый Артем
Время одиночек


Посняков Андрей - Легионер
Посняков Андрей
Легионер


Березин Федор - Покушение на Еву
Березин Федор
Покушение на Еву


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека