Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

девона), а если проще - умалишенных. И то, что я принял поначалу во
взгляде Хамиджи за спокойствие и уверенность, на самом деле было покоем
безразличия.
Покойный взгляд.
Серый туман в обрамлении невероятно-длинных ресниц, которым положено
пронзать сердца несчастных влюбленных; впрочем, я плохо представлял себе
кого-нибудь, влюбленного в давини.
- Таких, как она, в Шулме никто пальцем не тронет, - продолжил
Асахиро сдавленным голосом, почему-то уставившись себе под ноги. - Коня
дадут, шатер дадут, утварь всякую... а в племени жить не дадут. Отдельно
кочевать прогонят. Сумеешь не пропасть - меряй степь из конца в конец, не
сумеешь - в степь ляжешь.
Я еще раз оглядел Хамиджу с головы до ног. Старенький халат,
латаный-перелатанный, из-под которого выглядывает нечто вроде кожаных
шаровар; на голове башлык-не башлык, тюрбан-не тюрбан... нечто.
Полусапожки с рваным верхом, левая подошва скоро отвалится...
Маленькие ладони девушки бессмысленно поглаживали толстую веревку,
истрепанную и заменявшую пояс.
Молчит...
- Немая она, что ли? - поинтересовался я, как если бы девушка была
неживым камнем, да еще стоящим не здесь, а где-то далеко.
Нет. Ни обиды, ни ответа. Словно мы все в одном мире, а она - в
другом.
- Не знаю, - ответил Асахиро. - Пока что ничего не говорила...
- Тогда откуда ты знаешь, что ее зовут Хамиджа?
Как-то неприятно было стоять рядом с человеком, о котором говоришь, и
чувствовать, что человек этот вроде бы и не совсем человек, и все равно
ему - говоришь ты о нем, не говоришь или вовсе прочь пойдешь.
Давини.
Вместилище дэва. Я вспомнил громогласного и могучего Чандру-Дэва; и
посмотрел на тихую равнодушную давини.
Мне и себе-то признаться неловко было, что побаиваюсь я ее, Хамиджу
эту. Еще в детстве как напугала меня одна старуха-давини, забившись в
припадке у ног Чэна-семилетки, так с тех пор страх этот и сидит во мне. И
не семь лет мне вроде бы, и умом все понимаю, а хочется отойти в
сторонку...
- Так мы накормим ее?
Это Асахиро. А Матушка Ци подмигивает мне и пальцем Хамидже в бок
тычет. Нет, не в бок, а в бляшку нефритовую, к халату невесть как
пришитую... иероглифа там два, "цветущий орешник" и "вешний дождь".
Произносятся как "хами" и "джа". Написание вэйское, с наклоном, хоть и
потерлось сильно...
Такие бляшки у нас в Вэе на именных поясах носят.
Вот оно в чем дело... Хамиджа, значит.
- Конечно, - сказал я. - Конечно, накормите.
Матушка Ци мигом засуетилась, беря безмолвную Хамиджу за руку,
увлекая за собой, что-то ей ласково приговаривая - а Асахиро все стоял и
поглядывал на меня колко и неприязненно.
- Ты чего, Ас? - спросил я. - Я же сказал - накормите...
И тут до меня дошло.
- Погоди, погоди, Ас... что-то я сегодня плохо соображаю! Если она из
Вэя, Хамиджа эта, значит, она - как вы... как ты и Фариза! Попала в Шулму
когда-то, убила шулмуса в кругу, была принята в племя... Или до сих пор
рабыня?
Асахиро смягчился - что, правда, почти никак не проявилось, за
исключением некоторого потепления во взгляде.
- Нет, Чэн, она не рабыня. Рабыню-давини изгнали бы просто так, без
ничего, а у Хамиджи - лошадь, шатер, вьюка не то два, не то три... Так
что, как ни крути - была принята в племя!
И он многозначительно прищелкнул пальцами - дальше, мол, сам
догадывайся!
Что уж тут догадываться... Раз была принята в племя - значит,
наверняка стояла в круге племенном, значит, на руках ее кровь какого-то
бедняги-шулмуса - верней, не на руках, а на Блистающем, которого с ней
нет. Почему? Ну, в шатер, наверное, обратно положили, на пунцовую кошму.
Не давать же такого замечательного Блистающего - или как там его
по-шулмусски назвали - девушке, чей рассудок оседлал голодный дэв!
- А мне она не понравилась, - ни с того ни с сего заявил с плеча
Асахиро большой Но-дачи, задумчиво поблескивая. - Мы когда сюда шли, она
меня пальцем трогала. Три раза.
Я-Единорог невольно улыбнулся.
- Ну и что? - спросил Единорог-Я.
- Да ничего... Пальцы у нее холодные.




...Вечер.
Я в одиночестве - впрочем, со мной Единорог и Обломок, не меньше меня
вымотавшиеся за день, так что я в относительном одиночестве сижу у костра,
чувствуя, как звенящий угар последней недели постепенно проходит, а Шулма
остается, и Джамуха остается, и много чего остается, и надо что-то со всем
этим делать, а я тут сижу...
Шагах в двадцати от меня Матушка Ци обихаживает Хамиджу-давини,
пытаясь не то разговорить бедную дурочку, не то окружить чисто женской
заботой-жалостью, но Хамиджа спрятана сама в себе, как меч в ножнах, она
бесстрастно глядит перед собой а потом внезапно встает и куда-то уходит.
Ну и пусть себе уходит...
Оглянулась. Отблески пламени упали на ее лицо, и лицо показалось мне
на удивление живым и разумным, и даже озабоченным - но тени сложились в
еще одну маску, и еще одну, затем Хамиджа ушла, а я забыл о ней, о ее лице
и пляске огня.
- Дозволит ли Асмохат-та поговорить с ним? - слышится у меня за
спиной вкрадчивый хрипловатый голос.
- Дозволит, дозволит, - отнюдь не радушно бурчу я, поворачиваясь.
И вижу пред собой Неправильного Шамана. Ох, и не хочется мне с ним
сейчас говорить! - впрочем, шаман тут не виноват. И говорить придется -
раз сам подошел, значит, не отвяжется, да и я же дозволил, никто за язык
не тянул.
А ведь мог бы и не дозволять, на правах Асмохат-та...
Я хлопаю по неизвестно чьей кошме рядом с собой.
- Садись, шаман. Говорить будем. Семь дней молчали - теперь, похоже,
пора.
Куш-тэнгри еле заметно кивает и легко опускается на предложенное
место под перезвон своих побрякушек.
- Ты прав, Асмохат-та. Пора говорить. Раньше нельзя было - ты и
слушать бы не стал. Сейчас - станешь.
Да уж стану....
- Ну и о чем мы будем говорить, мудрый Куш-тэнгри?
- О тебе. О людях твоих. О живых ваших мечах (Я-Единорог внутренне
вздрагиваю: как он догадался? Или ему кто-то сказал?..). О шаманах
Ур-калахая Безликого. Обо мне - тоже. О том, как нас учат. О том, как вас
учат. О многом говорить будем.
- И как вас учат? - для порядка интересуюсь я.
Куш-тэнгри пропускает мой вопрос мимо ушей. Во всяком случае, мне так
кажется.
- Когда рождается мальчик, Асмохат-та, то его показывают шаманам
Ултая-целителя. Есть у ребенка шесть дюжин тайных признаков - быть ему
шаманом. А найдут семь дюжин - быть ребенку слугой Безликого. Заберут его
от матери, сюда принесут и с двух лет учить станут.
Смотреть научат - чтоб глаз не уставал. Видеть научат - чтоб замечал,
что надо. Меня самого старый шаман Хум-Тэнгэ учил. "Обернись, - говорит, -
и смотри. Что видишь?" "Табун вижу", - отвечаю. "А теперь закрой глаза.
Сколько лошадей в табуне?" Ну, я ответил. Правильно ответил. Полторы
дюжины и еще две. "А мастей каких?" Я ответил. "Сколько кобыл, сколько
жеребцов?" И так все время. А собьешься - поначалу, пока до груди ему не
дорос, кнутом бил. Больно, а обидно - вдвойне. Как дорос до груди -
перестал меня бить Хум-Тэнгэ. Но, бывало, так посмотрит, что уж лучше
кнутом бы вытянул...
Дышать учил. Стоять учил. Камни ловить учил. Как с голыми руками от
волка отбиться учил. После травам учить стал. Чтоб наощупь чуял - где
живая трава, где мертвая, где злая, где добрая. Ну а позже, когда мне все
это передал - стал другому учить. Людям в глаза смотреть, душу их видеть,
мысли их трогать, тело взглядом вязать; людское вчера и завтра -
прозревать.
Старый был Хум-Тэнгэ. Перед смертью сказал: "Хорошим шаманом будешь,
Куш-тэнгри. Знаю. Потому как сам учил. А я - хороший шаман. Был. Все, что
знал - тебе передал. Теперь последнее отдаю. Не бойся мира. Не жалей мира.
Не живи в этом мире, как звери живут - опасаясь его потерять. Безликий
Ур-калахай не один это мир создал. И другие - есть. Я знаю. Я два раза
видел. Деревья странные. Люди в ненашей одежде. Небо - чужое. Не наш мир.
Не тот, что за горами. Не тот, что за Кулханом. Тот, что за поворотом пути
шамана. Я - видел. Смотри на наш мир. Ищи - другие. Зачем - не знаю.
Может, ты узнаешь. Но сперва - найди."
И умер.
Великий шаман Был Хум-Тэнгэ. Сейчас ни одного такого нет...

Куш-тэнгри вздыхает и молчит, глядя в огонь - и мне кажется, что
языки пламени робеют и успокаиваются под черным взглядом шамана.
Я тоже молчу.
Некоторое время.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 [ 98 ] 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Корнев Павел - Черные сны
Корнев Павел
Черные сны


Шилова Юлия - Неслучайная связь, или Мужчин заводят сильные женщины
Шилова Юлия
Неслучайная связь, или Мужчин заводят сильные женщины


Шилова Юлия - Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели
Шилова Юлия
Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека