Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

избежать, предрасполагает к болтливости - garrula pericula, как говорит
Ювенал. Зрители, среди вас есть пьяницы, - мужчины и женщины. Отлично.
Пьяные мужчины мерзки, пьяные женщины омерзительны. Правда, у вас немало
веских причин собираться здесь: праздность, лень, свободное время между
двумя-тремя кражами, портер, эль, стаут, солодовые напитки, водка, джин,
влечение одного пола к другому. Чудесно. Игривый ум нашел бы себе здесь
отличное применение. Но я воздерживаюсь. Любострастие - пускай! Однако и в
оргии надо соблюдать известное приличие. Вы весело настроены, но слишком
шумны. Вы превосходно подражаете крикам разных животных, но что сказали бы
вы, если бы я прервал вашу любовную беседу в укромном уголке с
какой-нибудь леди и вдруг стал бы лаять по-собачьи? Это несколько помешало
бы вам. Ну так вот, и ваш галдеж нам мешает. Разрешаю вам замолчать. К
искусству должно относиться с не меньшим уважением, чем к разврату. Я
говорю с вами, как порядочный человек.
Он тут же накинулся на себя:
- Задуши тебя лихорадка, вместе с твоими бровями, торчащими, как ржаные
колосья.
И немедленно возразил:
- Милостивые государи, оставим в покое ржаные колосья. Грешно
оскорблять растения, сравнивая их с людьми или животными. Кроме того,
лихорадка не душит, а трясет. Неудачная метафора. Прошу вас, помолчите!
Простите за откровенность, но вам не хватает величия, свойственного
настоящим английским джентльменам. Я замечаю, что те из вас, у которых из
дырявых башмаков вылезают большие пальцы, пользуются этим, чтоб класть
ноги на плечи сидящих впереди; это позволяет дамам делать вывод, что
подошвы всегда протираются в самом выдающемся месте плюсны. Показывайте
немного поменьше ваши ноги и побольше - руки. Я вижу отсюда мошенников,
ловко запускающих пальцы в карманы дураков-соседей. Дорогие карманники,
будьте чуть-чуть скромнее. Награждайте своего ближнего тумаками, если
желаете, но не обкрадывайте его. Он меньше разозлится на вас, если вы
подобьете ему глаз, чем если вы сопрете у него медный грош. Так и быть,
разбивайте носы. Мещанин больше дорожит деньгами, чем красотой. Впрочем,
примите уверения в моем искреннем расположении к вам. Я отнюдь не такой
педант, чтобы порицать мошенников. Зло действительно существует. Каждый
страдает от него, и каждый его творит. Всех нас одолевают грехи. Сейчас я
имею в виду лишь тот грех, о котором говорил раньше. Разве не испытывает
каждый из нас этот зуд? Бог - и тот почесывается, когда его жалит дьявол.
Я и сам впадал в ошибки. Plaudite, cives! [Рукоплещите, граждане! (лат.)]
Здесь Урсус изобразил продолжительный рев толпы, затем закончил речь
следующими словами:
- Милорды и господа, я вижу, что моя речь имела счастье вам не
понравиться. На одну минуту я расстанусь с вашим шиканьем и свистом.
Сейчас надену свою голову, и представление начнется...
Оставив ораторский тон, он заговорил обыкновенным голосом:
- Задерни занавес, передохнем. Я был медоточив. Я говорил хорошо. Я
назвал их милордами и господами. Вкрадчивый, но бесполезный язык. Что
скажешь ты насчет этих бездельников, Гуинплен? Как ясно видишь все, что
выстрадала Англия за последние сорок лет, когда посмотришь на этот
озлобленный и лукавый сброд. В старину англичане были воинственны, теперь
же они угрюмы, задумчивы и кичатся своим презрением к закону и королевской
власти. Я сделал все, на что только способно человеческое красноречие. Я
щедро расточал метонимии, прелестные, как цветущие ланиты отрока. Смягчило
ли это их? Сомневаюсь. Чего можно ждать от людей, которые поглощают
невероятное количество пищи и отравляют себя табаком до такой степени, что
даже писатели пишут свои сочинения, не выпуская трубки изо рта? Ну, была
не была, начнем пьесу.
Кольца, на которых двигался занавес, с визгом заскользили по проволоке.
Цыганки перестали бить в тамбурины. Урсус снял со стены свои рыли, сыграл
прелюдию и произнес вполголоса:
- Каково, Гуинплен? До чего все это таинственно!
Затем вступил в борьбу с волком.
Одновременно с рылями Урсус снял с гвоздя косматый парик и бросил его
на пол, неподалеку от себя.
Представление "Побежденного хаоса" шло почти так же, как и всегда, не
было только голубого освещения и "магических эффектов". Волк играл вполне
добросовестно. В надлежащую минуту появилась Дея и своим чудным трепетным
голосом окликнула Гуинплена. Она протянула руку вперед, ища его голову...
Урсус кинулся к парику, взбил его, напялил на себя и, удерживая
дыхание, тихими шагами приблизившись к Дее, подставил ей свою голову.
Затем он призвал на помощь все свое искусство и, подражая голосу
Гуинплена, спел с выражением неизъяснимой любви арию чудовища в ответ на
зов светлого духа.
Он подражал так искусно, что и в этот раз обе цыганки принялись искать
глазами Гуинплена, испуганные тем, что, не видя его, слышат его голос.
Восхищенный Говикем затопал ногами, захлопал в ладоши, производя



невероятный шум и один хохоча, как целое сборище богов. Мальчик,
повторяем, оказался на редкость талантливым зрителем.
Фиби и Винос, как два автомата, которых заводил Урсус, начали изо всех
сил трубить и бить в тамбурины; под эти оглушительные звуки обычно
заканчивался спектакль и расходилась публика.
Урсус поднялся на ноги, весь обливаясь потом.
Он шепнул Гомо:
- Понимаешь, надо было выиграть время. Кажется, нам это удалось. Я
неплохо вышел из положения, хотя было из-за чего потерять голову.
Гуинплен, быть может, еще вернется завтра. Зачем же было преждевременно
убивать Дею? Тебе-то я могу объяснить, в чем дело.
Он снял парик и отер лоб.
- Я гениальный чревовещатель, - пробормотал он. - Как я все это
великолепно проделал! Пожалуй, я перещеголял Брабанта, чревовещателя
короля Франциска Первого. Дея убеждена, что Гуинплен здесь.
- Урсус, - сказала Дея, - а где Гуинплен?
Урсус вздрогнул и обернулся.
Дея продолжала стоять в глубине сцены, под фонарем, спускавшимся с
потолка. Она была бледна как смерть.
Она продолжала с неповторимой улыбкой, в которой было отчаяние:
- Я знаю. Он нас покинул. Он исчез. Я знала, что у него есть крылья.
И, подняв к небу свои невидящие глаза, она прибавила:
- Когда же мой черед?



3. ОСЛОЖНЕНИЯ
Урсус совершенно растерялся.
Ему не удалось ввести Дею в заблуждение.
Было ли тут виною его искусство чревовещателя? Конечно, нет. Ему
удалось обмануть зрячих Фиби и Винос, но слепую Дею он не смог обмануть.
Ведь Фиби и Винос смотрели только глазами, тогда как Дея видела сердцем.
Он не был в состоянии ответить ни слова. Он только подумал про себя:
Bos in lingua [бык на языке (лат.)]. У растерявшегося человека точно бык
подвешен к языку.
Когда человек находится во власти сложных переживаний, он прежде всего
испытывает приступ самоуничижения. Урсус пришел к печальному выводу:
- Напрасно я столько труда потратил на звукоподражание!
Как и всякий мечтатель, потерпевший неудачу, он принялся горько
сетовать:
- Полный провал! Я воспроизводил все эти голоса впустую. Что же будет
теперь с нами?
Он взглянул на Дею. Она стояла молча, не шевелясь и все больше и больше
бледнея. Ее неподвижный, слепой взор был устремлен куда-то в пространство.
На помощь Урсусу пришел случай.
Урсус увидел во дворе дядюшку Никлса, который, держа в руке свечу,
делал ему знаки.
Дядюшка Никлс не дождался конца фантастической комедии, единственным
исполнителем которой был Урсус, так как кто-то постучал в двери харчевни.
Дядюшка Никлс пошел отворить. В дверь стучали дважды, и хозяин дважды
уходил. Урсус, поглощенный своим стоголосым монологом, ничего не заметил.
Увидав, что Никлс машет ему рукой, Урсус спустился во двор.
Он подошел к хозяину гостиницы.
Урсус приложил палец к губам.
Дядюшка Никлс тоже приложил палец к губам.
Они смотрели друг на друга.
Каждый из них словно говорил другому: "Поговорим, но не здесь".
Никлс тихо отворил дверь в нижний зал. Они вошли. Кроме них, в комнате
не было никого. Входная дверь с улицы и окна были наглухо закрыты.
Хозяин захлопнул дверь во двор перед самым носом любопытного Говикема.
Потом поставил свечу на стол.
Начался разговор. Вполголоса, почти шепотом!
- Мистер Урсус...
- Мистер Никлс?
- Я, наконец, понял.
- Вот как!
- Вы хотели убедить эту бедную слепую, что все идет как обычно.
- Закон не запрещает чревовещания.
- У вас настоящий талант.
- Вовсе нет.
- Удивительно, до какой степени вы умеете воспроизводить все, что вам
хочется.
- Уверяю вас, нет.
- А теперь мне нужно поговорить с вами.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 [ 98 ] 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Посняков Андрей - Рулиарий
Посняков Андрей
Рулиарий


Самойлова Елена - Паутина Судеб
Самойлова Елена
Паутина Судеб


Панов Вадим - Половинки
Панов Вадим
Половинки


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека