Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

втянули в какое-то мошенничество, и оно окончилось разоблачением и крахом.
Тоска по упущенным барышам и стыд от бесчестья свели его в могилу.
Горбунья-мать и горькая вдова остались без всяких средств, и голодная смерть
их ожидала. Однако отвергнутый жених покойной дочери, прослышав об их
бедственном положении, с удивительной преданностью поспешил им на выручку.
За гордыню и заносчивость он отплатил чистейшей добротой - призрел их,
накормил и обласкал, словом, позаботился о них так, как редкий сын мог бы
позаботиться. Мать - женщина, в сущности, добрая - умерла, благословляя его;
самодурная, безбожная, злая старуха бабка еще живет на его самоотверженном
попечении. Ее, сгубившую его надежды, разбившую ему жизнь, одарившую его
вечной тоской и унылым одиночеством взамен любви и семейного счастья, он
нежит и холит с почтительностью примерного сына к преданной матери. "Он
поместил ее в этом доме и, - продолжал священник с неподдельными слезами на
глазах, - здесь же дал кров и мне, старому своему наставнику, и Агнессе,
престарелой служанке, ухаживавшей за ним еще в детстве. На наше содержание и
на другие добрые дела, я знаю, он тратит три четверти своего жалованья,
оставляя лишь четверть на хлеб и прочие скромные нужды. Из-за этого он и
жениться не может, он посвятил себя господу и ангелу-невесте, будто он сам
священник, вроде меня".
Перед тем как заключить свою речь, святой отец утер слезы и, произнося
последние слова, на миг украдкой взглянул на меня. Я успела перехватить его
взгляд, и значение его меня поразило.
Престранные существа эти католики! Вот вы встречаете одного из них и
знаете о нем не более, нежели о последнем перуанском инке или о первом
китайском императоре, а он, оказывается, видит вас насквозь; и, оказывается,
говорит он вам то или другое неспроста, а вы-то думали, что он невесть
почему вдруг пустился в откровенности. И встречаете-то вы его, оказывается,
оттого, что так ему нужно, а вовсе не по прихоти случая или по воле
неуклонных обстоятельств. Вдруг осенившая мадам Бек мысль о подарке, и
поручение к старухе на улицу Волхвов, нежданное явление священника на
пороге, вмешательство его в намерения желавшей меня прогнать горничной,
второй его приход и столь услужливо навязанный мне рассказ по поводу
портрета - все эти мелкие происшествия казались случайными и несвязанными;
всего лишь рассыпанные, разрозненные бусины. Но вот острый взор иезуитского
ока пронзил их все и нанизал, как те лежавшие на налойчике четки. Где же
таится запорчик, где замок этой монашеской снизки? Я чуяла связь, но не
могла нащупать, в каком она месте.
Раздумья мои не укрылись от подозрительного старца, и он нарушил их ход
вежливым вопросом.
- Мадемуазель, - сказал он, - надеюсь, вам недалеко придется идти по
этим затопленным улицам.
- Около мили.
- Вы живете, стало быть?..
- На улице Фоссет.
- Но ведь (встрепенувшись) не в пансионе же у мадам Бек?
- Именно там.
- Donc (всплеснув руками) donc vous devez connaitre mon noble eleve,
mon Paul?*
______________
* Значит, вы знаете, наверное, моего благородного ученика, моего Поля?
(фр.)
- Мосье Поля Эманюеля, преподавателя литературы, профессора?
- Именно его.
Мы оба умолкли. Я вдруг нащупала среди бусин замок. Он уже поддавался
под моими пальцами.
- Так вы, значит, говорили про мосье Поля? - тотчас спросила я. - Это
он ваш ученик и благодетель мадам Уолревенс?
- Да, и Агнессы, старухи служанки; и сверх того (с явственным нажимом)
он был и остается истинным, преданным, постоянным и вечным другом этого
небесного ангела - Жюстин Мари!
- Но кто же вы сами, отец мой? - спросила я, и, несмотря на мое
нетерпенье, вопрос мой прозвучал почти непринужденно. Я заранее знала, что
он ответит.
- Я, дочь моя, отец Силас; тот недостойный сын святой церкви, кого
почтили вы некогда трогательной и высокой доверенностью, открыв святыню
сердца и глубины духа, который я столь пламенно желал бы наставить на путь
истины. С тех пор я ни на день не упускал вас из виду и ни на единый час не
терял к вам глубокого интереса. Прошедший выучку в лоне веры католической,
взращенный ею, вдохновленный живительными ее догматами, согретый лишь ею
даваемым жаром ревностного служения - уж я-то знаю, чего вы стоите, какой
участи достойны, и скорблю, что вы соделались добычею ереси.
"Ах, вот оно как, - подумалось мне, - неужто и со мной хотят
осуществить такое: подвергнуть выучке, взрастить, вдохновить и согреть
жаром. Только не это!" Однако вслух я ничего подобного не сказала и



произнесла совсем другое.
- Но ведь мосье Поль, кажется, здесь не живет? - только и спросила я,
не почтя уместным вступать с ним в богословские прения.
- Нет, он лишь иногда приходит поклониться своему ангелу, исповедаться
мне и отдать дань уваженья той, кого он называет своей матерью. Сам он
занимает две тесные комнатенки, обходится без прислуги, но не допускает
того, чтобы мадам Уолревенс рассталась со своими бесценными украшениями,
какие вы на ней видели и какими она тешится с младенческой гордостью, ибо
это уборы ее юности и последние остатки былого богатства сына ее - ювелира.
- Сколько раз, - тихонько пробормотала я, - этот человек, мосье
Эманюель, по пустякам не проявлял должного великодушия и как велика его душа
в делах существенных!
Правда, признаюсь, меня пленили великодушием вовсе не исповеди его и не
поклоненье "ангелу".
- А когда она умерла? - спросила я, снова окидывая взглядом портрет
Жюстин Мари.
- Двадцать лет назад. Она была немного старше мосье Эманюеля, ему ведь
совсем недавно минуло сорок.
- И он все еще ее оплакивает?
- Сердце его будет вечно горевать по ней. Главное в натуре Эманюеля -
постоянство.
Он проговорил это, нажимая на каждый слог.
Но вот сквозь облака прорвалось бледное, жидкое солнце; дождь еще лил,
но гроза улеглась; проблистали последние молнии; день клонился к закату, и,
чтобы поспеть домой засветло, мне не следовало более задерживаться, а потому
я встала, поблагодарила святого отца за его гостеприимство и рассказ и
получила в ответ "pax vobiscum"*, произнесенное, к моей радости, с истинным
благоволением; зато последовавшая затем загадочная фраза куда менее мне
понравилась.
______________
* Мир вам (лат.).
- Дочь моя, вы будете тем, чем вам должно быть.
Это прорицание заставило меня пожать плечами, как только я очутилась за
дверью. Немногие знают, наверное, что с ними станется, но, судя по всему уже
случившемуся со мною, я предполагала жить далее и умереть трезвой
протестанткой; пустота внутри и шумиха вокруг "святой церкви" весьма
умеренно меня привлекали. Я шла домой, погрузясь в глубокие раздумья. Каково
бы ни было само католичество, есть добрые католики. Эманюель, кажется, среди
них из лучших; затронутый предрассудками и зараженный иезуитством, он
способен, однако, к глубокой вере, самоотречению и подвигам
благотворительности. Остается только убедиться в том, как обращается Рим с
этими качествами: сберегает ли во имя их самих и во имя господне, либо
обращается с ними как ростовщик, используя для наживы.
Домой я добралась на закате. Я не на шутку проголодалась, а Готонша
оставила для меня порцию ужина. Она заманила меня поесть в маленькую
комнатушку, куда скоро явилась и сама мадам Бек со стаканом вина.
- Ну как? - начала она, усмехаясь. - Как встретила вас мадам Уолревенс?
Elle est drole, n'est-ce pas?*
______________
* Чудная она, правда? (фр.)
Я рассказала ей о том, как та меня встретила, и дословно передала ее
любезное поручение.
- Oh la singuliere petite bossue! - расхохоталась она. - Et
figurez-vous qu'elle me deteste, parcequ'elle me croit amoureuse de mon
cousin Paul; ce petit devot qui n'ose pas bouger, a moins que son confesseur
ne lui donne la permission! Au reste* (продолжала она), если б он уж так
хотел жениться, хоть на мне, хоть на ком-то еще - он бы все равно не смог. У
него уже и так на руках огромное семейство - матушка Уолревенс, отец Силас,
почтенная Агнес и еще без числа всяких оборванцев. Виданное ли дело - вечно
взваливать на себя непосильный груз, какие-то нелепые обязанности. Нет,
другого такого поискать! А к тому же он носится с романтической идеей о
бледной Жюстин Мари, personnage assez niaise a ce que je pense** (так
непочтительно высказалась мадам), которая якобы все эти годы пребывает средь
ангелов небесных и к которой он намеревается отправиться, освободясь от
грешной плоти, pure comme un lis a ce qu'il dit***. Ох, вы бы умерли со
смеху, узнай вы хоть десятую долю всех его выходок! Но я мешаю вам
подкрепляться, моя милочка, кушайте на здоровье, ешьте ужин, пейте вино,
oubliez les anges, les bossues, et surtout, les professeurs - et bon
soir!****
______________
* Вот смешная горбунья! И вообразите - она ненавидит меня, потому что
думает, будто я влюблена в своего кузена Поля, в этого святошу, который
шелохнуться не смеет без разрешения духовника! Впрочем... (фр.)


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 [ 98 ] 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Володихин Дмитрий - Маяк Хаагард
Володихин Дмитрий
Маяк Хаагард


Круз Андрей - Битва
Круз Андрей
Битва


Роллинс Джеймс - Песчаный дьявол
Роллинс Джеймс
Песчаный дьявол


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека