Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
Дядюшка Никлс, оскорбленный и огорченный тем, что публика, пришедшая
посмотреть на "Человека, который смеется", поворачивала назад и
направлялась в другие балаганы на ярмарочной площади, запер дверь
харчевни; желая избежать докучных расспросов, он даже отказался торговать
в этот вечер напитками. Оставшись без дела из-за несостоявшегося
представления, он смотрел с галереи на двор, держа в руке свечу. Урсус:
поднеся обе руки ко рту, чтобы его слышал только Никлс, обратился к нему:
- Джентльмен, возьмите пример с вашего слуги: визжите, вопите, рычите!
Вернувшись в "Зеленый ящик", он приказал волку:
- Гомо, вой как можно громче.
И, повысив голос, произнес:
- Слишком много народу. Боюсь, что стены не выдержат.
Винос тем временем ударила в тамбурин.
Урсус продолжал:
- Дея одета. Можно будет сейчас начать. Жалко, что столько напустили
публики. Какая уйма их набилась! Посмотри-ка, Гуинплен! Какая сумасшедшая
давка! Бьюсь об заклад, что нынче у нас будет самый большой сбор за все
время. Ну-ка, бездельницы, принимайтесь за свою музыку! Ступай сюда, Фиби,
возьми свой рожок. Хорошо. Винос, колоти в тамбурин. Задай ему встряску,
да покрепче! Фиби, стань в позу богини славы. Милостивые государыни, вы,
по-моему, недостаточно оголились. Сбросьте безрукавки. Накиньте газ.
Публика не прочь полюбоваться на женские формы. Пускай моралисты мечут
громы и молнии. Черт возьми, можно себе позволить маленькую нескромность.
Больше страсти! Огласите воздух бешеными мелодиями. Трубите, гудите,
дудите, трещите, бейте в тамбурины! Сколько народу... Гуинплен!
Он перебил себя:
- Помоги мне, Гуинплен. Откинем стенку.
Тем временем он развернул носовой платок.
- А я пока прочищу как следует нос.
И он энергично высморкался - необходимое приготовление к чревовещанию.
Спрятав платок в карман, он привел в движение систему блоков,
заскрипевших как обычно, и откинул стенку фургона.
- Гуинплен, не отдергивай занавеса! Пускай он будет закрыт до начала
представления. Иначе мы окажемся на виду у всех. Фиби, Винос, ступайте обе
на авансцену. Ну-ка, сударыни! Бум! Бум! Публика у нас подобралась на
диво. Самые что ни на есть подонки! Господи, сколько народу!
Цыганки, привыкшие к безропотному повиновению, разместились по обе
стороны откинутой стенки.
Тут Урсус превзошел самого себя. Это был уже не один человек, а целая
толпа. Задавшись целью изобразить двор, переполненный народом, на том
месте, где зияла абсолютная пустота, он призвал на помощь свои
удивительные способности чревовещателя. Со всех сторон сразу раздались
голоса людей и животных. Он превратился в целый легион. Закрыв глаза,
можно было подумать, что находишься на какой-нибудь площади, где волнуется
праздничная или мятежная толпа. Вихрь криков и восклицаний вырывался из
груди Урсуса: он пел, лаял, горланил, кашлял, харкал, гикал, нюхал табак,
чихал, вел диалоги, задавал вопросы, отвечал, и все это одновременно.
Обрывки фраз сталкивались, перерезали друг друга. В безлюдном дворе
звучали голоса мужчин, женщин, детей. Сквозь смутный гомон и смешанный гул
голосов прорывалась, точно сквозь дымную завесу, странная какофония,
кудахтанье, мяуканье, плач грудных детей. Слышались хриплый говор пьяниц,
недовольное ворчанье собак, которым зрители наступали на лапы. Голоса
раздавались вблизи, доносились издали, сверху, снизу, справа, слева. Все в
совокупности было рокотом, каждый звук в отдельности был криком. Урсус
стучал кулаками, топал ногами, кричал то из глубины двора, то откуда-то
из-под земли. Это было что-то бурное и хорошо знакомое. Он переходил от
шепота к шуму, от шума к грохоту, от грохота к реву урагана. Он был самим
собою и в то же время всеми. Это были то монологи, то хор голосов. Так же,
как существует зрительный обман, существует и слуховой. Тем же, чем был
Протей для взора, был Урсус для слуха. Ничего не могло быть искуснее
такого подражания толпе. Время от времени он раздвигал занавес и смотрел
на Дею. Дея слушала.
Говикем тоже бесновался во дворе.
Винос и Фиби добросовестнейшим образом дули в трубы и отчаянно
барабанили.
Единственный зритель, дядюшка Никлс, так же как и они, решил, что Урсус
сошел с ума; это, впрочем, было только лишним мрачным штрихом на фоне его
меланхолии. "Какое безобразие!" - бормотал себе под нос этот славный
трактирщик. Он сохранял серьезность, как всякий, кто не забывает, что над
ним бдит закон.
Говикем, в восторге, что может принять участие в этом гаме,
неистовствовал не меньше Урсуса. Это забавляло его. Кроме того, он ведь
зарабатывал деньги.
Гомо был задумчив.
Производя весь этот шум, Урсус умудрялся произносить еще отдельные



фразы:
- Как всегда, Гуинплен, против нас заговор. Опять конкуренты стараются
подорвать наш успех. Но шиканье только придает ему остроту. Кроме того,
народу набралось слишком много. Зрителям тесно. Когда тебя толкает локоть
соседа, это не вызывает восторга. Только бы они не поломали скамеек. Ах,
если бы наш друг Том-Джим-Джек был здесь! Но он не приходит больше.
Посмотри, целое море голов! У этой части публики, которая стоит, не
слишком довольный вид, хотя, по словам великого ученого Галена, стоячее
положение укрепляет организм. Мы сократим спектакль; так как на афише
значится только "Побежденный хаос", то мы не будем играть "Ursus rursus".
Хоть на этом выгадаем. Какой кавардак! До чего сумасбродна эта буйная
толпа. Уж чего-нибудь они да натворят! Однако это не может так
продолжаться. Ведь такой шум заглушает все происходящее на сцене. Надо
обратиться к ним с речью, чтобы они успокоились. Гуинплен, раздвинь
немного занавес! Граждане...
Тут Урсус прервал самого себя, крикнув резким и пронзительным голосом:
- Долой старика!
И уже своим голосом продолжал:
- Кажется, публика меня оскорбляет. Цицерон прав: plebs, fex urbis
[чернь - подонки столицы (лат.)]. Ничего, попробуем уговорить чернь.
Трудно будет заставить их слушать. Однако я все-таки попытаюсь. Человек,
исполни свой долг. Посмотри-ка, Гуинплен, на эту мегеру! Как она скрежещет
зубами!
Урсус сделал паузу и заскрежетал зубами. Гомо, введенный в заблуждение,
последовал его примеру. Говикем присоединился к ним обоим.
Урсус продолжал:
- Женщины куда хуже мужчин. Момент не особенно подходящий. Все равно,
испытаем силу слова... Красноречие никогда не помешает. Послушай,
Гуинплен, как я буду их увещевать. Гражданки и граждане! Я - (медведь.
Чтобы говорить с вами, я снимаю свою голову. Покорнейше прошу вас
соблюдать тишину.
Изображая возглас в толпе, Урсус крикнул:
- Брюзга!
И продолжал:
- Я глубоко уважаю свою аудиторию. Брюзга - обращение ничуть не хуже
всякого другого. Привет тебе, буйная толпа! Я нисколько не сомневаюсь в
том, что все вы бездельники. Но от этого мое уважение к вам ничуть не
меньше. Уважение вполне сознательное. Я отношусь с искренним почтением к
господам жуликам, оказавшим мне честь явиться сюда. Среди вас есть уроды,
но для меня это безразлично. Хромые и горбатые - явление естественное.
Верблюд горбат; у бизона нарост на спине; у барсука обе левых ноги короче
правых; об этом упоминает еще Аристотель в своем трактате о походке
животных. Те из вас, у кого есть две рубашки, одну носят на теле, а другую
несут к ростовщику. Я знаю, что это дело обычное. Альбукерк закладывал
свои усы, а святой Денис - свой нимб. Ростовщики ссужали деньги даже под
нимб. Достойные примеры. Иметь долги - значит уже кое-что иметь. В вашем
лице я чту нищету.
Урсус прервал свою речь, крикнув низким басом:
- Втройне осел!
И ответил самым вежливым тоном:
- Согласен. Я ученый. Приношу в этом свое извинение. С научной точки
зрения я и сам презираю науку. Невежество есть нечто такое, чем можно
снискать себе пропитание; наука же заставляет голодать. В общем,
приходится выбирать: либо быть ученым и худеть, либо быть ослом и
пощипывать травку. О граждане, пощипывайте травку! Наука не стоит ни
одного вкусного кусочка. Я предпочитаю есть бифштекс, нежели знать, как он
называется по-латыни. Я обладаю только одним достоинством: у меня глаза не
на мокром месте. Я никогда не плакал. Надо вам сказать, что и доволен я
никогда не был. Никогда. Даже самим собой. Я презираю себя. Но прошу
присутствующих здесь представителей оппозиции принять во внимание, что
если Урсус всего-навсего ученый, то Гуинплен - настоящий артист.
Он снова фыркнул:
- Брюзга!
- Опять брюзга! Это - серьезное возражение. И тем, не менее я пропускаю
его мимо ушей. А рядом с Гуинпленом, милостивые государи и милостивые
государыни, вы увидите другого артиста, личность мохнатую и благородную,
странствующую с нами, господина Гомо - некогда дикую собаку, а ныне
цивилизованного пса и верноподданного ее величества. Гомо - мимический
актер, одаренный замечательным талантом. Будьте внимательны и
сосредоточьтесь. Сейчас вы увидите игру Гомо и Гуинплена, а к искусству
должно относиться с почтением. Это пристало великим нациям. Не в лесу же
вы выросли? А если бы и так, то sylvae sunt consule dignae [пусть леса
будут достойны консула (лат.)]. Два артиста стоят одного консула.
Прекрасно. В меня запустили капустной кочерыжкой, но она не задела меня.
Это не помешает мне говорить. Напротив. Опасность, которой удалось


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 [ 97 ] 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Прозоров Александр - Посланник
Прозоров Александр
Посланник


Шилова Юлия - Слишком редкая, чтобы жить, или Слишком сильная, чтобы умереть
Шилова Юлия
Слишком редкая, чтобы жить, или Слишком сильная, чтобы умереть


Бажанов Олег - Иванов.ru
Бажанов Олег
Иванов.ru


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека