Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

по-видимому, имевший назначение письма с надписанными сверху бледными
каракулями, в которых пылкое воображение могло уловить отдаленное сходство
со словом "Литл", - предание сие не лишено некоторых оснований. Общественное
мнение склонно приписывать это название некоему тупичку в самом конце
грязного переулка длиной примерно в две мили, в каковом тупичке прочно
обосновались колесных дел мастер, четверо нищих и пивная; но даже и этот не
вполне убедительный довод требует серьезной проверки, несколько обитатели
вышеупомянутого тупичка единогласно утверждают, что он никогда, спокон веков
и до наших дней, не имел никакого названия.
"Герб Уинглбери" в середине Главной улицы, напротив маленького здания с
большими часами, - лучшая гостиница в городе. Это - гостиный двор, почтовая
станция и акцизная контора, зала заседаний Синих при каждых выборах и
судебная камера во время выездных сессий. Это - постоянное место встречи
Синих джентльменов, членов карточного клуба Вист, называемых так в отличие
от Желтых джентльменов, членов другого карточного клуба, собирающихся в
другой гостинице, несколько подальше. А когда в Грейт-Уинглбери заезжает
какой-нибудь совершающий турне фокусник, или содержатель паноптикума, или
музыкант, - сейчас же по всему городу расклеиваются афиши, объявляющие, что
мистер такой-то, "полагаясь на великодушную поддержку жителей
Грейт-Уинглбери, оказываемую ими всегда с такой щедростью, снял, не считаясь
с расходами, прекрасную вместительную залу собраний в "Гербе Уинглбери".
Гостиница занимает большое здание с каменным фасадом, отделанным красным
кирпичом; в глубине красивого просторного вестибюля, украшенного
вечнозелеными растениями, виднеется стойка и прилавок под стеклом, где самые
отменные деликатесы, уже приготовленные для закуски, пленяют взор
посетителя, едва только он переступит порог, и разжигают до крайности его
аппетит. Двери справа и слева ведут в кофейню и в комнату для разъездных
торговых агентов, а широкая пологая лестница, - три ступеньки - площадка,
четыре ступеньки - площадка, одна ступенька - площадка, полдюжины ступенек и
опять площадка и так далее, - ведет в коридоры спальных номеров и в
лабиринты гостиных, именуемых "отдельными", где вам предоставляется
чувствовать себя столь отдельно, сколь это возможно в таком заведении, где
через каждые пять минут какая-нибудь личность, ошибившись дверью,
вваливается в вашу комнату и, оторопело выскочив обратно в коридор,
открывает на ходу по очереди все двери, пока, наконец, не попадет в
собственную.
Таков "Герб Уинглбери" по сие время, и таков он был и в ту пору,
когда... неважно когда - ну, скажем, за две-три минуты до прибытия
лондонской почтовой кареты. Четыре лошади, покрытые попонами - готовая смена
почтовых - стояли в углу двора, вокруг них столпилась кучка праздных
форейторов в блестящих шляпах и длинных балахонах, деловито обсуждая
достоинства сих четвероногих; с десяток маленьких оборвышей топтались
чуть-чуть поодаль, слушая с явным интересом разговоры этих почтенных
личностей, а несколько зевак собралось вокруг лошадиной кормушки, дожидаясь
прибытия почтовой кареты.
День был жаркий, солнечный; городок пребывал в зените своей спячки, и,
за исключением этих немногих праздношатающихся, не видно было ни одной живой
души. Внезапно громкие звуки рожка нарушили сонную тишину улицы, и почтовая
карета, подскакивая на неровной мостовой, подкатила с оглушительным
грохотом, от которого, казалось, должны были бы остановиться даже громадные
городские часы. Верхние пассажиры спрыгнули с империала, все окошки
поднялись, из гостиницы выскочили лакеи, а конюхи, зеваки, форейторы,
уличные мальчишки забегали взад и вперед, словно наэлектризованные, и,
поднимая самую невообразимую сутолоку, судорожно принялись отстегивать,
распутывать, развязывать, выпрягать лошадей, которые только того и ждали, и
впрягать других, которые всячески упирались.
- В карете, внутри, дама, - сказал кондуктор.
- Прошу вас, мэм, - сказал слуга.
- Номер с отдельной гостиной? - спросила дама.
- Разумеется, мэм, - ответила горничная.
- Ничего, кроме этих сундуков, мэм? - осведомился кондуктор.
- Да, больше ничего, - подтвердила дама.
И вот пассажиры уже снова сидят на империале, кучер и кондуктор на
своих местах, с лошадей сдергивают попоны. "Готово!" - раздается крик, и
карета трогается. Зеваки стоят несколько минут посреди дороги, глядя вслед
удаляющейся карете, потом один за другим расходятся. И на улице снова ни
души, и городок после всей этой суматохи погружается в еще более непробудную
тишину.
- Проводите даму в двадцать пятый номер, - кричит хозяйка. - Томас!
- Да, мэм!
- Вот письмо джентльмену из девятнадцатого номера. Посыльный принес, из
"Льва". Ответа не требуется.
- Вам письмо, сэр, - сказал Томас, кладя письмо на стол приезжего в
девятнадцатом номере.
- Мне? - переспросил номер девятнадцатый, обернувшись от окна, из



которого он наблюдал только что описанную нами сцену.
- Да, сэр. (Слуги в гостиницах всегда говорят полунамеками и обрывают
фразу на полуслове.) Да, сэр. Посыльный из "Льва", сэр. В буфете, сэр.
Хозяйка сказала, номер девятнадцать. Александер Тротт, эсквайр, сэр? Ваша
карточка... заказ в буфете... не так ли, сэр?
- Да, моя фамилия Тротт, - сказал номер девятнадцатый, распечатывая
письмо. - Можете идти.
Слуга опустил штору на окне, потом поднял ее, - порядочный слуга всегда
считает своим долгом сделать что-нибудь, прежде чем выйти из номера, -
подвигал стаканы на столе, смахнул пыль там, где ее не было, потом очень
сильно потер руки, крадучись подошел к двери и исчез.
Письмо, по-видимому, заключало в себе нечто если и не совсем
неожиданное, то во всяком случае крайне неприятное. Мистер Александер Тротт
положил его на стол, потом снова взял в руки и зашагал по комнате, стараясь
наступать на цветные квадраты половика; при этом он даже сделал попытку -
правда, неудачную - насвистать какой-то мотивчик. Но и это не помогло. Он
бросился в кресло и прочитал вслух следующее послание:
"Голубой Лев и Горячитель Утробы",
Грейт-Уинглбери
Среда, утром.
Сэр!
Едва только мне стали известны Ваши намерения, я покинул контору и
последовал за Вами. Я знаю цель Вашего путешествия. Вам не удастся его
завершить.
У меня здесь нет никого из друзей, на чью скромность я мог бы
положиться. Однако это не будет препятствием для моего мщения. Эмили Браун
будет избавлена от корыстных домогательств всеми презренного негодяя,
который внушает ей отвращение, и я не намерен больше терпеть подлые выпады
из-за угла от гнусного зонтичника.
Сэр! От Грейт-Уинглберийской церкви идет тропинка. Она ведет через
четыре лужка в уединенное место, которое здешние жители называют Гиблая яма
(мистера Тротта передернуло). Я буду ждать Вас на этом месте один, завтра
утром, без двадцати минут шесть. Если я, к своему огорчению, не увижу Вас
там, я доставлю себе удовольствие посетить вас с хлыстом в руке.
Хорэс Хантер.
P. S. На Главной улице есть оружейный магазин, и после того, как
стемнеет, они порохом не торгуют. Вы меня понимаете.
Р. Р. S. Вам лучше не заказывать завтрака до того, как Вы со мною
встретитесь. Это может оказаться ненужным расходом".
- Вот бешеная скотина! Я так и знал, что этим кончится! - в ужасе
вскричал Тротт. - Я ведь говорил отцу, если только он заставит меня
пуститься в эту эскападу, Хантер сейчас же сорвется с места и будет
преследовать меня, как Вечный Жид. Уж само по себе худо жениться по приказу
стариков, без согласия девушки, а что же теперь подумает обо мне Эмили, если
я прибегу к ней сломя голову, спасаясь от этого исчадия ада? Что же мне
теперь делать? И что я могу предпринять? Если я вернусь в Лондон, я буду
опозорен навеки, лишусь девушки и еще того хуже - лишусь и ее денег. А если
я даже возьму место в дилижансе и поеду к Браунам, Хантер погонится за мной
на перекладных. Если же я явлюсь на это место, в эту проклятую Гиблую яму
(его опять передернуло), я могу себя считать все равно что мертвым. Я видел,
как он стрелял в тире на Пэлл-Мэлл и пять раз из шести попадал прямо во
вторую пуговицу жилета этого человечка, а когда ему случалось попасть не
туда, так он попадал ему в голову! - И при этом утешительном воспоминании
мистер Тротт снова воскликнул: - Что же мне делать?
Долго он сидел, обхватив голову руками, погруженный в мрачные
размышления о том, как ему лучше поступить. Разум указывал ему перстом на
Лондон, но он представил себе, как разгневается его родитель и как он
лишится состояния, которое папаша Браун обещал папаше Тротту дать в приданое
за своей дочерью, дабы оно перешло в сундуки сына Тротта. Тогда перст разума
ясно указал "к Браунам", но в ушах Тротта раздались угрозы Хорэса Хантера и,
наконец, указующий перст начертал ему кровавыми буквами "Гиблая яма", - и
тут в голове мистера Тротта зародился план, который он и решил немедленно
привести в исполнение.
Прежде всего он послал младшего коридорного в трактир "Голубого Льва и
Горячителя Утробы" с учтивой запиской мистеру Хорэсу Хантеру, в которой
давалось понять, что он жаждет разделаться с ним и не преминет доставить
себе завтра удовольствие отправить его на тот свет. Затем он написал еще
одно письмо и послал за вторым коридорным - их тут держали пару. В дверь
тихо постучали. "Войдите!" - сказал мистер Тротт. В дверь просунулась


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 [ 95 ] 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Соломатина Татьяна - Контурные карты для взрослых
Соломатина Татьяна
Контурные карты для взрослых


Флинт Эрик - Прилив победы
Флинт Эрик
Прилив победы


Орловский Гай Юлий - Ричард Длинные руки - лорд-протектор
Орловский Гай Юлий
Ричард Длинные руки - лорд-протектор


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека