Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
- Чем?
- Тем, что нормальный человек запивает совершенную подлость стаканом
водки, а интеллигент - бутылкой.
- Два литра водки - смертельная доза, - сказал Заров.
- Что?
- Когда-нибудь, очень-очень нескоро, - терпеливо сказал Ярослав, -
расплатой за подлость будет такая доза отравы, которую человек не
выдержит.
- И что?
- Не знаю, Визирь. Но если подлость станет равна смерти - то мир,
наверное, изменится.


9
Мужчина с телефоном ушел. Кажется, слегка удивленный собственной
добротой. Мария смотрела ему вслед.
- Визирь паникует? - спросил Илья.
Женщина пожала плечами.
- Не знаю. Паникует, блефует, заманивает в ловушку. Может быть - все
вместе.
Карамазов прищурился, вспоминая лицо пацана. Одновременно испуганное
и ненавидящее. Удар по лицу...
Никто из ударивших его не уходил от расплаты.
- С мальчишками надо кончать, - сказал он.
- В тебе говорит злоба, - сухо сказала Мария.
- Ну и что?
- Илья, дети должны умереть. Но не потому, что они так долго водили
тебя за нос. Просто в них сейчас собралось все самое худшее нашего мира.
Даже Визирь, даже писатель считают так. А тобой движет месть.
- Свобода не нуждается в оправданиях, Мария. Вот и вся разница, -
Илья посмотрел ей в глаза. - Ты убиваешь во имя Добра, я - повинуясь своим
желаниям. Но есть ли эта разница... вне наших душ?

Наверное, Визирь понимал, что настоящей Власти над ним не получит.
Никогда. Зарову нравились две вещи в его редкой специальности - то, что он
мог говорить правду и то, что у него не существовало начальников.
- Чего ты, собственно, хочешь? - спросил Посланник Власти. - Денег,
что ли?
- Веры в себя. Я обещал.
- Что ты обещал? Романчик написать? О злобных марсианах и отважных
землянах? Да очнись, Ярослав! Наступило время больших дел!
- Рашид, я выполняю обещания. Тебе это не нравится?
- Нравится, писатель.
Заров хотел было сказать - "зови меня литератор", но промолчал. Это
он говорил только друзьям.
А Хайретдинов был союзником, партнером, даже - хозяином. Но не
другом.
- Ладно. Езжай, - Визирь уступил мгновенно. Словно сложил что-то в
уме, экстраполировал на будущее - и признал свою ошибку. - Ярослав,
единственное, что хочу сказать...
- Ну?
- У тебя все-таки возникнет искушение... это неизбежно. Пойти на ту
встречу. Дать ребятишкам денежку, задержать Илью с Марией... если они
придут.
- Ты считаешь меня большим идиотом, чем я есть.
- Извини. Но я знаю эту сладость... сладость добрых дел. Отсроченного
греха, оттянутой подлости, - Визирь подступил к нему, маленький, плотный,
суетливый, - такой безобидный человек... который не был человеком. -
Писатель, ты не ошибись, а? Всегда хочется остаться чистым.
Хорошим-хорошим... Не марать руки кровью невинных младенцев. Не делать зла
своими руками. Тебя ведь это страшит? Именно - своими руками! Пойми, когда
мы умываем руки - мы открываем путь куда большей крови!
- Я знаю.
- Знать - это не главное. Ярослав, ты умный мужик. Ты любишь красивую
жизнь и добрые дела. Работа такая, да? Так пойми - эту красоту и доброту
принесет не Посланница Добра. Не мальчик, который ни во что больше не
верит! Я, гнусный человечек узбекской национальности...
- Рашид, вот этим не кичись. Знаешь, националистов и шовинистов я
одинаково... люблю.
- Знаю. Но именно я, чужеродец, двинутый кланом на партийную работу,
полюбивший демократию, обрусевший и ставший святее папы римского - я
принесу стране покой! Покой и веру в себя! Достоинство и силу! Понимаешь?



Не омовение сапог в чужих океанах, не карточки на масло, не распродажу
всего и всем! Я подниму эту страну с колен! Она ждет меня! Меня, Власть!
Силу! Да, тысячи сгинут бесследно! Да, миллионы заткнут себе рты! Господин
писатель, что тебя больше ранит - тысяча правдолюбцев или миллионы
голодных и униженных?
Заров не ответил.
- Ты до сих пор думаешь - как меня обмануть, - уже спокойнее сказал
Хайретдинов. - И рыбку съесть, и в кресло сесть. Очнись!
- Я давно уже очнулся, Рашид.
- Ой ли?
- Я просто выполняю свои обещания. Понимаешь?
- Тебе дать машину? - помолчав, сказал Визирь.
- Дай.
Хайретдинов подошел, положил руки ему на плечи:
- Ярослав... я тебе верю!
- Я хочу дойти до конца, - просто сказал Заров. - Понимаешь? Я творю
чтиво. Развлекаю публику. Так позволь мне... отыграть эту роль.
- Не заиграйся.


10
Машину вел Семен. Когда они пересекли кольцевую дорогу, Заров не
удержался, спросил:
- Слушай... кто для тебя - Хайретдинов?
Семен покосился на него, но ответил спокойно:
- Сильный человек.
- Я с тобой наполовину согласен.
Кажется, он не понял. К лучшему, наверное.
- Улица Хмелева, - сказал Заров. Он был готов к объяснениям, но
Семен, похоже, хорошо знал свой город. Он вел машину по каким-то тихим,
полупустынным улицам. Изредка - играющие дети, бредущие домой взрослые.
Дома старые, дома новые, деревцо, тянущееся вверх из крыши кирпичного
монстра, трава, пробившаяся между балконами многоэтажки. Хей! Может быть,
в этом доме живут Кей и Герда конца двадцатого века? Вот он, их садик
между балконами. Цепкие плети сорняков. Живые и веселые, пронзающие
камень, пьющие дождь, зацветающие бледными лепестками никому не нужных
цветов.
- Где остановить-то? - спросил Семен.
- Я скажу, - Ярослав подался вперед, высматривая знакомое здание. -
Семен... ты счастлив?
Он даже притормозил, этот несчастный, сломленный Властью и
прикоснувшейся к смерти человек...
- А ты счастлив, Заров?
- Я не имею на это права.
- Ну... - Семен, похоже, чуть смутился. - Счастлив.
- Счастье - как отсутствие несчастья?
- Стругацких я читал, - сообщил Семен. - А ты тоже ведь книжки
пишешь?
- Пытаюсь, - он и впрямь растерялся. Слишком привычным было знание -
его работа нужна какому-то абстрактному, полуреальному кругу людей.
Оказывается - и этот наемник, телохранитель, умеет читать.
- Глупости вы всегда придумываете, - беспощадно сказал Семен. -
Проблемы строите, где их нет. Жизнь - штука простая. Если какой-то мудак
стреляет в людей - значит, его надо кончать. Рашид Гулямович хочет порядка
- так плевать мне, что он жене изменяет и ворованным приторговывает. В
книжках всегда проблемы придуманы. Пусть пацаны их читают. Когда вырастут
- сами поймут, что к чему.
- А тебе попадалась книга, где все просто и правильно?
- Да. Телефонный справочник, - Семен засмеялся. - Где остановить?
- Здесь, - он узнал дом, пухлую кирпичную пятиэтажку. - Спасибо,
Семен.
- Да не за что. Одно дело делаем, верно?
- Нет.
Семен удивленно посмотрел на него.
- Понимаешь, чтобы для тебя все было просто и ясно, десять идиотов
должны подыхать от тоски. И думать, что в этом мире правда, а что - ложь.
- Писатель... - снисходительно сказал Семен. - Тебя подождать?
- Да нет, не надо, - он открыл дверцу. - Спасибо тебе.
- За что?
- За то, что аптечку притащил вчера. Может, Коля и выкарабкается.

Улица была молчалива и тиха. Две девчонки во дворике играли мячом -


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 [ 95 ] 96 97 98 99
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Лукин Евгений - Благие намерения
Лукин Евгений
Благие намерения


Корнев Павел - Повязанный кровью
Корнев Павел
Повязанный кровью


Шилова Юлия - Я убью тебя, милый
Шилова Юлия
Я убью тебя, милый


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека