Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
Ведущий полка свалился на крыло и, прибавляя тягу мотора к силе
земного притяжения, обрушился вниз. Поймав в кольца прицела крутой купол
пилотской кабины вражеского самолета, откинув предохранительную скобу с
гашетки, майор впервые в жизни ударил огнем четырех стволов по живому,
шевелящемуся там, внутри стеклянного яйца. "Юнкерс", с разнесенным фонарем
и искромсанным пулями стабилизатором, нехотя накренился, медленно
опрокинулся вверх брюхом, а потом, войдя в крутой штопор, посыпался вниз
так стремительно и неудержимо, будто никогда и не умел летать.
Может быть, эти три немца, уже готовившиеся, наверное, открыть
бомболюки, оказались первыми жертвами последней гитлеровской авантюры. А
уже через несколько секунд среди первых убитых в этой новой войне нельзя
было определить, кто погиб раньше, кто позже.
Сто шестьдесят первый авиаполк - шестьдесят два истребителя, сто
шестьдесят второй - пятьдесят четыре, сто шестьдесят третий - пятьдесят
девять, сто шестидесятый - шестьдесят: вся истребительная авиадивизия
неслыханного после двадцать второго июня состава (в ходе войны дивизии
были меньше, чем сейчас полки) обрушилась на бомбардировщики второго
воздушного флота, нанося свой внезапный и страшный удар. И много,
наверное, проклятий прозвучало в эти минуты в эфире в адрес своих
авиационных генералов, господа бога и самого фюрера из сгорающих в пламени
авиационного бензина и дюраля уст героев люфтваффе.
Наверное, происходящее можно сравнить только с тем, что должно было
произойти не с немецкими, а с советскими ВВС в это утро, когда пылали
забитые рядами самолетов аэродромы, и те, кто не был убит сразу, еще во
сне, в отчаянии матерились, глотая слезы бессильной ярости, или пытались
взлететь под огнем, зачастую даже с незаряженными пулеметами.
Наверное, первым ударом было сбито не менее полусотни
бомбардировщиков. Но бой потерял стройность. Если бы на "ишаках" и
"чайках" были радии, если бы летчики имели боевой опыт... Но таких
(испанских, халхингольских, китайских) бойцов были единицы: Строй полков и
эскадрилий рассылался, каждый начал свою личную войну, хорошо еще, если
ведомые не теряли ведущих. Гонялись, догоняли, сбивали, но и сами попадали
под огонь кормовых, верхних, нижних блистеров, расположения которых на
юнкерсах толком и не знали отчаянные лейтенанты.
Постепенно немцы начади оправляться от растерянности. Сбиваясь в
тесные группы, вывалив вниз бомбовый груз, бомбардировщики разворачивались
на обратный курс, прибавляли газу, огрызаясь плотным организованным огнем.
И, натыкаясь на густые потоки трасс, вспыхивали и падали вниз верткие
лобастые машины - гроза испанского неба.
Но свою задачу они выполнили до конца. Сокрушающего и внезапного
удара по ничего не подозревающим аэродромам, военным городкам, местам и
складам у немцев не получилось. Генерал Захаров докладывал Рычагову через
час, что его дивизия, потеряв около сорока машин, уничтожила примерно сто
пятьдесят - сто шестьдесят. Потери один к четырем. По сравнению с тем, что
было - десять к одному, - успех блестящий. Примерно такое же соотношение
выходило и по другим дивизиям.
Даже как итог первого дня это было бы прекрасно, а на самом деле
разыгрывался только дебют.
Еще садились опаленные огнем истребители первого эшелона, а навстречу
им уже шли скоростные бомбардировщики "СБ" и пикировщики "Пе-2" под
прикрытием "Чаек", на две тысячи метров выше - "Ил-4", а с превышением еще
в километр - три полка "ЛАГГов" и "МИГов".
Все дальнейшее происходило как на плохих учениях, где заранее
расписаны победители и побежденные.
Взлетевшие на прикрытие своих избиваемых бомбардировщиков "мессеры" в
упор наткнулись на волны "СБ" и ввязались в бой с "Чайками". Известно, что
"Мессершмитт" превосходит "Чайку" в скорости на полтораста с лишним
километров, но тут бой диктовался скоростями "СБ", и верткие бипланы, по
маневру явно переигрывая немцев, при необходимости легко уходили под
защиту огня своих бомбардировщиков.
И пока воздушная карусель, стреляющая, ревущая моторами и
перечеркнутая сверху вниз дымом горящих машин над самой землей медленно
(триста пятьдесят километров в час) смещалась к западу, группы "Ил-4" и
"ДБ-Зф" почти незамеченными проскочили выше и накрыли бомбовым ковром
аэродромы, где только что приземлились остатки первой волны немцев.
Всегдашней слабостью германского командования, что кайзеровского, что
гитлеровского, оказывалось то, что оно легко впадало в состояние, близкое
к панике, при резком, непредусмотренном изменении обстановки.
Вот и сейчас торопливые команды снизу заставили повернуть свои
истребители на парирование новой непосредственной опасности. Воздушное
сражение происходило на весьма ограниченном театре, и маневр силами не
составлял труда. В иных обстоятельствах это могло быть и плюсом для
немцев. Не исчерпав и половины своего запаса горючего, "Мессершмитты"
повернули на запад, к своим базам, рассчитывая на значительный выигрыш в
скорости. И успели перехватить бомбящие с горизонта "ИЛы".


Ловушка сработала. С высоты на немцев обрушились "МИГи" и "ЛАГГи",
как раз те самолеты, которые превосходили "мессеров" по своим
тактико-техническим данным, и вдобавок с полным боезапасом.
Наконец-то, впервые за два года, люфтваффе почувствовали, что значит
воевать хотя бы с равным противником.
И, наконец, садиться выходящим из боя истребителям пришлось как раз в
тот момент, когда к цели начали подходить приотставшие "СБ".
В подобной ситуации, наверное, за всю мировую войну оказывались
только японские летчики во время сражения у атолла Мидуэй.
Когда же ожесточение воздушных схваток на какое-то время стихло -
все, кому было суждено, догорали на земле, а уцелевшие, на последних
литрах бензина, садились, кто куда мог, - в очистившемся небе появились
"ТБ-3", массивные, неуклюжие и медлительные, но несущие огромный по тем
временам бомбовый груз. Десятки тысяч мелких осколочных бомб они стали
вываливать на разворачивающиеся в боевые порядки, только что начавшие
форсирование границы гитлеровские войска.
Мотопехота на грузовиках и бронетранспортерах, забившая асе
прифронтовые дороги, огневые позиции открыто стоящей артиллерии, танковые
колонны - такая цель, что лучше и не придумать. И потери сухопутных войск,
еще даже не успевших вступить в боевое соприкосновение с частями Красной
Армии, оказались для немцев немыслимо большими.
...Есть в объективных законах войны один, не до конца, кажется,
проясненный. Закон, по которому ничем не примечательная точка фронта вдруг
становится объектом приложения главных сил противоборствующих сторон и
центром лавинообразного нарастания масштабов операций. Такими точками,
например, становились Верден и Перемышль в первой, Сталинград во второй
мировой войнах. Упорное сопротивление на одном участке вдруг вызывает у
противника непреодолимую потребность подавить это сопротивление именно
здесь, потребность ничем разумным не диктуемую.
И наши, и немецкие историки, задним числом пытались обосновать некую
особую важность именно Сталинграда. Узел коммуникаций и так далее. Но кто
мешал тем же войскам Паулюса свободно, под прикрытием уже идущих боев
внезапно перенести направление удара на полсотни километров южнее,
десятком дивизий форсировать Волгу там, где почти не было советских войск,
и взять Астрахань - вместо того, чтобы с бессмысленным упорством сжигать
людей и технику в уличных боях Сталинграда? И с другой стороны: кто и что
заставляло Сталина губить десятки тысяч бойцов на ликвидации котла? Ведь
куда как проще было оставить немцев вымерзать в разрушенном и
блокированном городе, а наличными силами стремительно прорываться к
Таганрогу, отрезая на Кавказе всю группу армий "А".
Вот этот иррациональный закон и заставил командование люфтваффе
бросать все, что у него было, в отчаянные воздушные бои над Белостоком,
далеко превосходящие по ожесточенности битву за Англию.
Рычаговская карусель, при которой две трети истребительной авиации
округа непрерывно крутились над полем боя севернее этого, не такого уж
значительного города, притягивала к себе все, чем располагали здесь
сначала второй, а затем и части первого и четвертого воздушных флотов. И в
этом как раз и заключалась для них главная стратегическая ловушка. Прежде
всего, бои шли над советской территорией, значит, наши самолеты имели
лишних полчаса по запасу горючего, во-вторых"МИГи" значительно
превосходили "Ме-109" по скорости на высотах и, ходя над главным
горизонтом схваток, могли безнаказанно перехватывать их тогда, когда те
пытались реализовать свой главный козырь - скороподъемность и маневр на
вертикалях. Да горизонталях же "И-16" и "И-153" имели серьезное
превосходство.
И, разумеется, все больше и больше срабатывал тот фактор, который
немцы так и не научились учитывать - безусловное моральное превосходство
русского, а теперь советского солдата.
К двум часам дня обе стороны понесли очень тяжелые потери, наверное,
самые тяжелые за все известные воздушные битвы современности. Только если
учесть, что по сравнению с предыдущим вариантом истории советская авиация
в первый день войны потеряла самолетов в три раза меньше, а немецкая
вчетверо больше, то реальный итог выглядел совсем иначе, нежели при чисто
арифметическом подходе. Как под Курском в сорок третьем году был сломан
хребет немецких танковых войск, так сегодня, 22 июня, может и не сломался,
но крепко затрещал хребет люфтваффе.
Нельзя быть сильным везде, говаривал Наполеон, а может, и
Мольтке-старший. Сейчас Рычагов вполне сознательно решил быть сильным в
одном месте и ни разу не позволил своим комдивам выпустить самолеты
меньше, чем полком, как и учил Марков. И плоды были налицо.
К вечеру немцы почти не летали, даже на поддержку своих штурмующих
границу и избиваемых с воздуха войск.
А на ночь у него было и еще кое-что. Тоже из других времен. Собранные
по всем учебным полкам и аэроклубам две сотни "У-2" и "Р-5". Опять же по
совету Маркова. Пять групп по сорок машин для непрерывного воздействия по


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 [ 93 ] 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Посняков Андрей - Молния Баязида
Посняков Андрей
Молния Баязида


Прозоров Александр - Удар змеи
Прозоров Александр
Удар змеи


Афанасьев Роман - Там, где радуга встречается с землей
Афанасьев Роман
Там, где радуга встречается с землей


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека