Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

не имел возможности приобщиться к собственно мирской жизни, он
этой жизни нигде не видел и не вкусил от нее ничего, разве
только в самом раннем детстве; но через Дезиньори, через отца
Иакова, а также благодаря изучению истории у него создалось
живое представление о реальной действительности, возникшее
главным образом интуитивно и опиравшееся на весьма ограниченный
опыт, но оно, однако обогатило его более широкими знаниями а
более ясным пониманием мира, чем было у преобладающего числа
его сограждан-касталийцев, в том числе, пожалуй, и у
руководителей. Кнехт был и всегда оставался истым и верным
касталийцем, но он никогда не забывал, что Касталия лишь
частица, маленькая частица вселенной, пусть даже самая
драгоценная и любимая.
А что означала его дружба с Фрицем Тегуляриусом, с этим
трудным и надломленным человеком, рафинированным артистом Игры,
избалованным и робким касталийцем, не признававшим другого
мира, кому до того неуютно и одиноко показалось в Мариафельсе,
среди грубых бенедиктинцев, что он, по его словам, и недели не
смог бы там выжить и бесконечно удивлялся своему другу,
проведшему там два года? Мы немало размышляли об этой дружбе,
кое-какие догадки пришлось отбросить, другие оказались более
живучими, но все они касались вопроса: в чем корни и в чем
смысл этого многолетнего товарищества? Прежде всего нам не
следует забывать, что всякий раз, когда у Кнехта завязывалась
новая дружба, за исключением, может быть, дружбы со старым
бенедиктинцем, не он искал, не он добивался ее и нуждался в
ней. Это к нему тянулись люди, им восхищались, ему завидовали,
его любили только за благородство его натуры; на определенной
ступени своего "пробуждения" он сам осознал этот свой дар. Так,
в первые годы студенчества Тегуляриус уже восхищался им, искал
его дружбы, но Кнехт всегда держал его на некотором от себя
расстоянии. Все же по некоторым признакам мы можем судить, что
он глубоко привязался к своему другу. При этом мы
придерживаемся мнения, что не одна его из ряда вон выходящая
одаренность, его неистощимая гениальность во всем, что касалось
проблем Игры, подкупала Кнехта. Горячий и длительный интерес
Иозефа к Тегуляриусу объясняется не только чрезвычайной
талантливостью друга, но и его недостатками, его
болезненностью, то есть как раз тем, что отталкивало от него
других обитателей Вальдцеля и часто казалось им нестерпимым.
Этот своеобразный человек был таким цельным касталийцем, весь
его образ жизни был настолько немыслим вне Провинции, он
настолько зависел от ее атмосферы и высокого уровня в ней
образованности, что именно его следовало бы назвать
архикасталийцем, не обладай он таким трудным и чудаковатым
нравом. И тем не менее этот архикасталиец плохо уживался со
своими товарищами, был нелюбим ими, как, впрочем, и
наставниками и начальниками, постоянно и везде создавал помехи,
вызывал всеобщее недовольство и наверняка давно бы уже пропал
без покровительства и помощи своего смелого и умного друга. То,
что называли его болезнью, было, в сущности, пороком:
строптивостью, недостатком характере, выражавшимся в
глубочайшем неуважении к иерархии, в крайне
индивидуалистических воззрениях и образе жизни; он лишь
постольку повиновался существующему порядку, поскольку это было
необходимо, чтобы его терпели в Ордене. Он был прекрасным, даже
блестящим касталийцем по своей многосторонней эрудиции, по
своему неутомимому и ненасытному усердию в высоком искусстве
Игры и очень посредственным, даже дурным касталийцем по своему
характеру, своему отношению к иерархии и к морали Ордена.
Главнейшим его пороком выло упорное, легкомысленное небрежение
к медитации, смысл которой и состоит в подчинении личности и
занятия которой, безусловно, излечили бы его от нервного
недуга, что и происходило всякий раз, когда за дурное поведение
и после периодов возбуждения или подавленности его заставляли
выполнять строгие медитационные упражнения под посторонним
надзором, -- средство, к которому нередко был вынужден
прибегать также и Кнехт, относившийся к нему бережно и любовно.
Да, Тегуляриус обладал своевольным, изменчивым нравом, он не
признавал сурового подчинения, но зато, когда бывал в
приподнятом настроении, когда щедро расточал блеск своего
пессимистического остроумия, умел очаровывать слушателей живым
интеллектом, и невозможно было не подпасть под обаяние смелого
полета его подчас мрачной фантазии; но, по существу, он был
неисцелим, ибо сам не хотел исцеления, ни во что не ставил



гармонию и упорядоченность, любил только свою свободу, свое
вечное студенчество и предпочитал всю жизнь оставаться
страдальцем, всегда неожиданным и непокорным одиночкой,
гениальным шутом и нигилистом, вместо того чтобы ступить на
путь подчинения иерархии и тем самым обрести покой. Но он
нисколько не дорожил покоем, не придавал никакой цены иерархии,
не слишком страшился порицаний и одиночества. Словом,
совершенно несносный, неудобоваримый элемент в сообществе
людей, видящих свой идеал в гармонии. Но именно благодаря своей
непокладистости и неудобоваримости он постоянно вносил в этот
светлый и упорядоченный мирок дух живого беспокойства, служил
для него напоминанием, упреком, предостережением, подстрекал к
новым, вольным, запретным и дерзким мыслям, был в стаде
строптивой овцой. Как раз эти его качества, по нашему
разумению, и помогли ему приобрести в лице Кнехта друга.
Бесспорно, в отношении к нему Кнехта всегда была доля
сострадания, он отвечал тем самым на призыв несчастного,
попавшего в беду, взывающего ко всем рыцарским чувствам своего
друга. Но и этого было бы недостаточно, чтобы давать пищу их
дружбе после возвышения Кнехта в сан Магистра, когда жизнь его
наполнилась напряженным трудом, новыми обязанностями и
ответственностью. Мы придерживаемся взгляда, что в жизни Кнехта
Тегуляриус был не менее необходим и важен, чем были в свое
время Дезиньори и отец Иаков из Мариафельса; подобно тем двоим,
он был будоражащим элементом, открытым окошечком в новые, более
широкие просторы. В этом столь странном друге, как нам кажется,
Кнехт почувствовал, а со временем и сознательно признал
представителя определенного типа, который пока существовал лишь
в образе этого единственного провозвестника, а именно типа
касталийца, каким он может стать в будущем, если новые связи и
импульсы не омолодят и не укрепят Касталию. Тегуляриус был, как
и большинство одиноких гениев, именно провозвестником. Он, по
сути, жил в Касталии, какой пока еще не существовало, но какой
она может стать завтра: еще более обособленной от всего мира,
внутренне выродившейся по причине одряхления и расшатанности
медитативной морали Ордена, мирком, где еще возможны
благороднейшие взлеты духа и глубочайшее самоотречение во имя
высоких ценностей, но где перед изощренной, свободной игрой
духа уже не стоят никакие цели, кроме самолюбования своими
отточенными до совершенства талантами. В Тегуляриусе Кнехт
видел одновременно олицетворение высших доблестей Касталии и
грозное предзнаменование ее грядущей деморализации и гибели.
Прекрасно, изумительно, что существовал такой Фриц. Но
превращению Касталии в иллюзорный мир, населенный одними
тегуляриусами, необходимо было воспрепятствовать. Опасность
такого вырождения была пока еще далека, но она существовала.
Стоило Касталии чуть выше надстроить стены своей
аристократической обособленности, стоило немного пошатнуться
дисциплине в Ордене, упасть иерархической морали -- и
Тегуляриус перестанет быть чудаковатым одиночкой, а превратится
в типичного представителя измельчавшей и гибнущей Касталии.
Мысль о возможности подобного упадка, о предрасположении к
нему, о существовании его в зачаточном состоянии -- это
важнейшее открытие Кнехта и предмет величайших его забот --
пришла бы ему в голову гораздо позднее или не пришла бы вовсе,
если бы не жил рядом с ним знакомый ему до мельчащих
подробностей житель будущей Касталии; для бдительного ума
Кнехта он был симптомом и предостерегающим сигналом, каким
бывает для умного врача первый больной, пораженный еще не
известным недугом. А ведь Фриц не был посредственностью, это
был аристократ, талант самого высокого ранга. Если не известный
пока недуг, обнаруженный у Тегуляриуса, этого провозвестника,
распространится и изменит облик Касталии, если Провинция и
Орден примут когда-нибудь другую, болезненную форму, то будущие
касталийцы в массе своей не будут даже и тегуляриусами, они
унаследуют не его бесценные дарования, не его меланхолическую
гениальность, не его порывистую страсть художника, но в
большинстве своем сохранят только его непостоянство, его
чрезмерную увлеченность игрой, его неспособность к дисциплине и
духу солидарности. В часы тревоги Кнехта посещали подобные
мрачные видения и предчувствия, и он, конечно, тратил много сил
на преодоление их то медитационными упражнениями, то усиленной
деятельностью.
Именно случай с Тегуляриусом являет собой особенно
красноречивый и поучительный пример того, каким путем Кнехт


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 [ 91 ] 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Орловский Гай Юлий - Ричард Длинные руки - фрейграф
Орловский Гай Юлий
Ричард Длинные руки - фрейграф


Прозоров Александр - Прыжок льва
Прозоров Александр
Прыжок льва


Трубников Александр - Рыцарь Святого Гроба
Трубников Александр
Рыцарь Святого Гроба


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека