Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
- Кого бы вы хотели взять?
Я помедлил.
- Совсем я отупел на югах. Впереди телеги лошадь запрягаю. Давайте-ка
мы очертим круг лиц, участвующих в деле. И кроме них уже - ни-ни. Пусть
будет у нас, скажем, четыре группы. Вы - мой заместитель, так им и будете;
ни в какую из групп ни вы, ни я не входим. Общее руководство, так сказать.
Группа "Аз" - эксперты, мозговой центр. Специалист по гравимеханике,
специалист по взрывным устройствам и... вот еще что. Специалист по
измененным состояниям психики.
Брови Куракина чуть дрогнули.
- Это как?
- По правде сказать, сам толком не знаю. Посмотрите среди
врачей-наркологов, что ли... Кто-то, кто разбирается в аффективных
действиях, в гипнопрограммировании, вот! Это еще лучше.
- Понял, - с сомнением сказал Куракин.
- Три человека. Группа "Буки" - скажем, тоже три человека. Этим
суждено рыться в архивах, картотеках, поднимать, когда понадобится, пыль
ушедших лет. Группа "Веди" - обычные детективы. Ну не обычные, конечно, а
получше. Думаю, нам будет зеленая улица, дадут любых. Четыре человека. И
группа "Добро" - скажем, шесть человек. Наша охрана. И на них же, в случае
необходимости, выпадет силовое взаимодействие с противником.
Я намеренно пропустил четвертую букву алфавита. В подобных случаях я
всегда поступал так. Пусть нашим боевикам уже само название их отряда
постоянно напоминает о цели, о смысле их деятельности. А вот знаю я - с
пистолетом в руке, под пулями, очень легко сорваться в бестолковую
ненависть. Были прецеденты.
- Подработайте состав пофамильно, Федор Викентьевич. А я посмотрю.
Часа вам хватит?
- Попробую.
- Попробуйте. Я буду здесь.
- Разрешите идти.
- Да, конечно. Какие уж тут политесы.
Дверь за ним закрылась, и снова в уши будто впихнули по целому мотку
ваты. Глаза жгло. Словно я отсидел глазные яблоки. И начинала болеть
голова - запульсировало то ли в затылке, то ли в темени. Скорее всего, и
там, и там. За окнами не светлело, хотя уже шло к четырем. Как часто
бывает, вместо белых ночей природа подсовывала нам черные тучи.
Очень хотелось уже позвонить Лизе. И Стасе. И той, и другой. Просто
узнать, как они там. Нет, пожалуй, сначала Стасе. За нее я беспокоился
больше, она могла простудиться в аэропорту.
Что я там ляпнул государю о тяготах, переживаемых математиками при
решении задач о многих телах? Вот уж действительно, Что телах, то телах.
Нет, в такой час звонить домой - в тот ли дом, в этот ли - совершенно
немыслимо. И я позвонил в Лодейнопольский отдел - уж там-то наверняка
кто-нибудь не спит.
Там действительно не спали, более того, дожидались звонка из столицы.
Сбор фрагментов гравилета был прекращен в двадцать три сорок семь. То,
чего не нашли, уже не найдет никто, разве что по случаю - дождь, земля
размокла, болота вздулись... Все, что удалось отыскать, с максимальной
осторожностью сложено под крышей, в приемной отдела и на лестнице.
Лодейнопольцы сами даже не пытались как-то анализировать найденное, боясь
что-то упустить или видоизменить ненароком. Я одобрил и сказал, что не
позже полудня эксперты будут.
Так, чуть не забыл. То есть совершенно забыл; попервоначалу подумал,
а потом забыл в суматохе - и понятно, собственно, почему. В
работоспособность этой версии я не верил. Но для очистки совести решил
раскрутить ее до конца. Чем черт не шутит.
Позвонил в шифровальный - там дежурство круглосуточное, не то, что
дома.
Впрочем, у дома иные прелести.
- Трубецкой говорит.
Там уже знали, что это значит.
- Вашингтонскому атташе Каравайчуку. "Строго секретно. Срочно.
Постарайтесь, как по официальным каналам, так и любыми иными доступными
вам средствами узнать, не происходило ли когда-либо, особенно в последнее
время, попыток диверсий либо террористических актов в сфере
североамериканской части проекта "Арес-97". Не имеет ли ФБР данных о
готовящихся в настоящее время, или предотвращенных в прошлом, акциях
подобного рода. Мотив не камуфлируется: МГБ России в связи с катастрофой
"Цесаревич" отрабатывает версию, согласно которой некие силы оказывают
противодействие реализации проекта в целом. Центр". Немедленно зашифруйте
и отправьте.
С этим тоже пока все.
Что же меня так насторожило? Слепая убежденность в том, что товарищ
по борьбе не способен на преступление - это, конечно, лирика; хотя и ее



сбрасывать со счетов не стоит, но полагать, будто человек, когда-то давший
обет "всяким своим умыслом и деянием по мере сил и разумения к вящей славе
рода человеческого", может порешить ближнего своего, лишь сойдя с ума -
все же перебор. Но ведь было еще... Как сказал государь? "Странности были
замечены в его поведении незадолго до катастрофы". Вот. Какие странности?
Почему Ламсдорф ничего подробнее не сказал? Вздор, вздор, хорошо, что не
сказал, надо лететь и разбираться самому. Еще четыре часа ждать. Хуже нет
- ждать. И что особенно обидно и тягостно - сейчас делать нечего, а придет
утро, и хоть разорвись: и Лиза, и Стася, и Тюратам, и Лодейное поле...
Дверь открылась, и влетел, помахивая листком бумаги, радостный
Куракин.
- Есть такой специалист! - крикнул он, широко шагая к столу. Уселся,
кинул ногу на ногу и пустил ко мне через стол лист с рядами фамилий. -
Странно даже, то мы сразу не сообразили. Это от бессонницы, не иначе. Я
поначалу даже обиделся - задание думаю, типа зашибись. Пойди туда - не
знаю куда. Но компик все держит в бестолковке. Вальдемар Круус, помните?
Он деблокировал память гипноамнезийникам, проходившим по делу "Зомби".
Еще бы не помнить, Действительно странно, что не сообразили сразу. Не
раскачались еще. Круус - блестящий психолог.
- Другое дело, - сменил тон Куракин, - я не понимаю, зачем он вам
понадобился... в данном случае. Вот список, посмотрите.
- Уже смотрю, - ответил я, вчитываясь в фамилии. - Так, "Аз" -
отлично... угу...
Куракин был явно доволен собою. Управился почти на четверть часа
раньше срока.
- "Буки" - согласен. Молодцом, Федор Викентьич.
Он цвел. От сонной припухлости щек, что я отметил час назад, не
осталось и следа.
- "Веди" - согласен. Отличные ребята. "Добро"... стоп. Тарасов?!
- Что такое? - растерялся Куракин. Я поднял лицо от списка. Только
таких вот проколов не хватало нам с самого начала. Ужасно не хотелось
устраивать разнос тому, кого минуту назад заслуженно хвалил, но...
- Он же буддист!
Майор молчал, хлопая ресницами. Кажется, он еще не понимал.
- Кто дал вам право, майор Куракин, ставить человека в ситуацию, в
которой почти наверняка от него потребуется выбирать между долгом по
отношению к требованиям его веры и долгом по отношению к делу и
соратникам? Вы что, не понимаете, к какой психологической травме это может
привести?
Куракин на глазах становился красным, как рак.
- Я уж не говорю об интересах дела. Тарасов - прекрасный сыскарь,
спору нет, но при огневом контакте с возможным противником вполне может
засбоить. А это не шутки!
У бедняги даже лоб вспотел. А глаза сразу погасли - стали, как у
снулой рыбы.
- Виноват, господин полковник, - безнадежно проговорил он.
- Такие мелочи могут дорого стоить. А кандидатура хорошая, давайте
перебросим его в "Веди". А на его место поставим, например, Веню Либкина.
Я его помню по Тарбагатаю. Отличный боец.
- Он в отпуске, - тихонько сказал Куракин.
- Вообще-то, я тоже в отпуске... Ну да ладно. Пусть кто-нибудь иной,
посмотрите сами. Веня тоже устал.
Уселся обратно, подпер гудящую голову обеими кулаками и стал читать
дальше.
Список завершал Рамиль Рахчиев, и я снова улыбнулся. Это уж то ли
майор хотел сделать мне приятное, то ли мальчик еще вчера, заслышав, что
дело отдают мне, загодя напросился сам. Он старался повсюду быть ко мне
поближе и, признаюсь, я сам испытывал к молодому крымчаку нечто вроде
отцовских чувств. С отцом Рамиля, крупным океанологом Фазилем Рахчиевым, я
познакомился восемь лет назад; обстоятельства знакомства не слишком
располагали к нежным чувствам, кто-то из экипажа "Витязя", пользуясь тем,
что у науки нет границ и корабль заходит в самые разные порты, переправлял
на нем разведданные для, как быстро удалось выяснить, иранской спецслужбы
- и когда мы сели вражине на хвост, он умело и удачно постарался навести
подозрения на Рахчиева, благо тот был единственным мусульманином на судне.
Но я не купился, и мы с Фазилем подружились, и я стал желанным гостем в
его доме, в крымской деревеньке Отузы.
Блаженно и мечтательно улыбаясь листу бумаги, я свесил голову меж
кулаков. Три года подряд мы с Лизой и Полей гостили у них летом, снимали
двухкомнатный коттедж с верандой в полуверсте от моря, в уютнейшей
Отузской долине, у самого Карадага. Как сладко было ехать в насиженное,
быстро ставшее родным местечко - катить по шоссе от Симферополя через
Карасу-базар на Феодосию, за Узун-Сыртом поворачивать налево... и на
каждом перекрестке пропеченные солнцем крымчаки прямо из распахнутых
багажников своих авто наперебой предлагают ледяной кумыс и благоухающие


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 [ 10 ] 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Апраксина Татьяна - Мир не меч
Апраксина Татьяна
Мир не меч


Корнев Павел - Люди и нелюди
Корнев Павел
Люди и нелюди


Свержин Владимир - Железный Сокол Гардарики
Свержин Владимир
Железный Сокол Гардарики


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека