Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
И как реакция - мгновенная мысль.
"...вот странно! Ветерок подул, и спину отпустило..."
Петр улыбнулся - довольный. Подумал: давненько не лечил людей
прикосновениями, как библейский - книжный! - Иисус, навыка, однако, не потерял.
Ничего, маленький Иешуа, все своим чередом, я и тебя этому научу...
Иосиф, как и многие, вел на длинной веревке ослицу, запряженную в повозку.
На повозке сидела Мария с двумя дочками. Иешуа шел впереди. Как взрослый
мужчина, которому не пристало праздно сидеть, а положено следить за дорогой: то
и дело попадаются крупные камни, их надо столкнуть с пути, колеса не должны на
них наезжать.
Вдруг в голове мальчика прозвучал тихий, но очень отчетливый вопрос:
"Ты хотел бы быть таким, как твой отец?"
Иешуа испугался - такого с ним никогда не случалось! - но скорее
машинально, по инерции, нежели осознанно, ответил мысленно:
"Да".
Новый вопрос, чуть погромче, но все равно - как бы изнутри:
"А тебе хочется узнать, что хотел от тебя тот толстяк в красивых
сандалиях?"
"Да".
Иешуа начал оглядываться по сторонам и увидал шедшего рядом высокого,
красивого, богато одетого мужчину. Откуда он взялся? Никого на дороге не было,
кроме назаретян...
Встретился с ним глазами, и опять в мозгу прозвучало:
"Я расскажу тебе. Пойдем со мной",
Странно, но Иешуа не испытывал страха, он знал: страх должен быть, но
незнакомец казался мальчику таким добрым...
" Ты ангел ?"
"Да".
Мужчина протянул руку, Иешуа взял ее, они отошли к обочине дороги,
остановились.
"А родители..." - подумал мальчик, но тут же услышал мысль незнакомца:
"Не бойся, ты их скоро увидишь"...
- А где Иешуа? Мирьям, ты не видела сына? - Иосиф притормозил ослицу,
оглянулся по сторонам. Он привычно начинал злиться: опять этот непоседа пропал.
"Иешуа идет с детьми Салмона-кузнеца", - возникла в голове Иосифа
успокаивающая мысль.
- С детьми... Салмона... - пробормотал растерянно Иосиф и потянул ослицу
дальше.
А Жан-Пьер веселился по дороге в Иершалаим:
- Два богатых извращенца похитили мальчишку у родителей и ведут его к
третьему в дом...
- Успокойся, Техник! - Петр резко оборвал Жан-Пьера.
Мало того, что он молол полную чепуху, он еще мешал Петру сосредоточиться
на мысленной беседе с мальчиком.
"А ты по-прежнему не боишься. Молодец!"
"Не боюсь. А откуда вы знаете?"
"Я знаю все про тебя".
"Все-все?"
"Все-все".
"А что вам от меня надо?"
Петр почувствовал во рту лимонный привкус - парнишка все-таки робеет.
"Не бойся. Мы сделаем тебе подарок и отпустим".
"Подарок... подарок".
Это слово вихрем завертелось у Иешуа в голове. Петр чувствовал сладкую
радость, имбирный запах предвкушения чего-то приятного, еще какие-то запахи и
вкусы. Эх, мальчик, мальчик... Нечасто же ты слышал слово "подарок" за свою
жизнь.
Петр замолчал. Вернее, остановил мысль-беседу. Думал: сильные эмоции можно
почти трогать. Страх - липкий и кислый, радость сладкая, мягкая, как сахарная
вата, - вот уж древний продукт! Зависть, ревность - выпуклые, скользкие,
горьковатые на вкус. Иногда такая трансформация чувств мешала. Особенно за
едой. Ешь, предположим, рыбу, а твой сосед по столу радуется собственной шутке.
И рыба получается приторной, как мед... Петру еще повезло. Иные Мастера
чувствуют человеческие эмоции как боль, а иные как звуки. Приходится постоянно
себя блокировать, чтобы не сойти с ума от моря ощущений. А Петру общение - что
лавка с пряностями: все время чем-то пахнет.
Впрочем, бывают и неприятные запахи. Горе, например. Оно пахнет тлением.
Страшный запах...
И все же эта ноша - жизненная необходимость для Мастеров. Приходится
работать с разными людьми, думающими по-разному, на разных языках. Иной раз в
мыслях и хозяину-то трудно разобраться - не то что стороннему человеку, пускай
он хоть трижды Мастер. А эмоции у всех одни и те же. Житель двадцать первого
века и монах инквизиции радуются, завидуют, боятся совершенно одинаково. Налицо
- удобство и простота. Для Мастера, естественно...



Он снова начал мысленный монолог, обращенный к Иешуа. Монолог - ни о чем,
просто набор добрых, теплых, успокаивающих слов. Они сейчас были очень нужны
мальчишке. Да и Петру - тоже. Иешуа должен научиться думать в резонанс с
Мастером. Как близкие люди умеют понимать друг друга с полуслова, так Петр и
Иешуа должны - и как можно скорее, времени нет вовсе! - начать понимать друг
друга с полумысли. Да что там - совсем без слов, даже мысленных! Импульс -
поступок. Жесткая причинная связь. Тем более что она должна установиться сейчас
и-на долгие годы вперед...
Узкими, извилистыми улочками Иершалаима, то и дело натыкаясь на без устали
празднующие компании, Петр, Жан-Пьер и
Иешуа дошли до дома, где их ждал, похоже, славно отдохнувший Кевин.
- Это Давид бен Матари, доктор, ученый. - Петр представил Кевина. -
Похоже, ты с ним уже знаком. Он посмотрит твою коленку.
- А она у меня и не болит, - весело ответил Иешуа.
Давид-Кевин встал с кресла, улыбнулся знакомцу протянул руки.
Они не раз работали вместе, Кевин знал, как поступит Петр
- Спи! - Петр крикнул - именно крикнул! - громко и резко Маленькое
загорелое тело обмякло на вовремя подставленных руках Кевина. Он поднял его и
бережно уложил на низкий топчан укрыл шерстяным плащом.
- Пусть поспит, нам нужно все подготовить. Чем меньше он увидит, тем
меньше придется чистить ему память
Петр присел возле спящего мальчика, прожил ему ладонь на лоб. Лоб был
сухим и прохладным.
- История только начинается- мальчик - тихо сказал Петр. - Твоя и наша
История...
-Ксожалению начинаются вечер и темень, - проворчал сзади Кевин.-- А я
понятая не имею как зажигается эта чертова лампада.
Аппарат для внедрения психо-матрицы, придуманный и по роенный умельцами из
Технической Службы, был довольно громоздким. Массивный деревянный сундук, ящик
с простыми геометрическими узорами на крышке. Обыкновенный атрибут
обыкновенного жилища обыкновенного еврея. В таком ящике, например. хранят
пресный хлеб для Песаха, а в другие дни - что-то другое, что положено хранить.
Такие сундуки есть в каждом доме, и в доме Иосифа - наверняка. Техники, открыв
ящик, осторожно извлекли из него большой черный металлический параллелепипед и
несколько маленьких прозрачных кубиков. Далее на свет появились провода и
ажурная сетка.
Плотно закрыв дверь и завесив холстиною окна, Жан-Пьер и Кевин приступили
к сборке агрегата. Петр тоже знал и как его собирать, и как им пользоваться, но
справедливо решил, что третий в работе профессионалов будет лишним. Он сидел и
смотрел на мир но спящего Иешуа. В неровном свете масляных горелок и дешевых
жировых свечей - собрали все источники света, какие смогли, - лицо мальчика
казалось темно-желтым, почти коричневым. Привычному ко всяким временным
передрягам Петру было почему-то зябко, несмотря на жару. Он взглянул на
Техников: они слаженно выполняли свою прозаичную работу - для них прозаичную.
"Черный ящик" - точный прибор для корректировки самой неточной в мире науки -
Истории - уже почти был собран, оставалось лишь подсоединить к нему ту самую
ажурную сеточку и надеть ее на голову Иешуа. Петр, повидавший - и исправивший!
- на своем, статочно длинном профессиональном веку множество сломав, больших и
маленьких, все никак не мог избавиться от невесть откуда взявшейся
сентиментальности, доселе абсолютно ему несвойственной. Вот он - Мессия, спит
перед ним, улыбается чему-то и пускает слюни в подушку. Ангелы не трубят,
небеса не раскрывайте никакого божественного света, лишь дрожащие огоньки
свечек... В сознании Петра возникло вдруг дурацкое номенклатурное слов
"профнепригодность". Ты же Мастер. Ты должен быть хладнокровен, отстранен от
происходящего. Все - театр. Ты - режиссер, а не зритель, рыдающий в темноте
зала. Почему ты вдруг начал распускать сопли перед этим мальчишкой? Что за
идиотские слова: "пенсия", "неполное служебное соответствие", почему они
крутятся мозгу? Тебе же всего сорок два!..
- Мастер, все готово. - Шепот Кевина прервал мысленный - или, точнее,
бессмысленный! - монолог Петра.
- Секунду, коллеги...
Петр поднялся, открыл дверь и вышел во дворик.
Прохладный ветерок, стрекот и звон ночных насекомых, отдаленные крики
празднующих людей... Свежо. Боже, какая тяжелая голова, это, наверно, из-за
масляных горелок. Коптят... Надышался...
Он вошел в дом, посмотрел на Техников.
-Ну?
Жан-Пьер и Кевин переглянулись: что так ломает Мастера, что за сопли в
рабочее время? Обычное дело, обычные сроки...
- Давайте команду, Мастер.
Петр еще раз взглянул на спящего Иешуа. На голову мальчика была натянуга
сетка, непослушные волосы перепугались с проводами.
- Поехали.
Кевин вложил в прибор заранее приготовленный диск, чуть помедлил и нажал


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 [ 10 ] 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Шилова Юлия - Карьеристка, или без слез, без сожаления, без любви
Шилова Юлия
Карьеристка, или без слез, без сожаления, без любви


Сертаков Виталий - Пастухи вечности
Сертаков Виталий
Пастухи вечности


Шилова Юлия - Искусительница, или Капкан на ялтинского жениха
Шилова Юлия
Искусительница, или Капкан на ялтинского жениха


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека