Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
- Вы слышите?
- Кто-то плачет.
- Пусть. Мне самому плакать хочется.
- И мне. А мать не понимает. Ваша понимает?
- Не знаю. Я ей не говорю.
- Я тоже. Но она все равно догадывается.
- А скоро?
- Что скоро?
- Переезжаете.
- На этой неделе. Против Чистых прудов переулок. Я забыла, какой.
Только дом помню. Рубановича.
- Поэт есть такой. Смешно.
- Что смешно?
- Поэт - и собственный дом. Глупо.
- А мне жалко.
- Кого?
- Всего. И нашей гимназии, и вообще...
- А я возьму и приеду и буду ходить под вашими окнами.
- Глупости. Мама увидит.
- А мне все равно.
- Шурик!
- Что?
- Ничего. - Она всхлипнула и прикрыла глаза рукой.
- Не надо, - прошептал я, бережно подхватив ее руку в тонкой желтой
перчатке. - Мы скоро увидимся. Мы обязательно увидимся.
Но мы не увиделись. Я три раза приезжал на Чистые пруды, нашел и дом
Рубановича, даже простоял как-то до сумерек под его окнами, а Зину так и
не встретил.

Ушла из моей жизни и Катя Ефимова, вернее, уехала в венчальной карете,
сверкавшей на солнце, как белый концертный рояль. Я прятался в толпе
зевак, стараясь не приближаться к свадебной процессии, медленно
двигавшейся из церкви к экипажам, стоявшим в Благовещенском переулке.
Впереди шел с иконой надутый, как индюк, Федька Килигин с нашего двора -
его, вероятно, нашел и мобилизовал в предсвадебной суматохе Сашко. Я
все-таки не принял участия в его жениховском спектакле: что-то в письме
Егора заставило меня не сдержать слово, хотя никто и не объяснил мне сути
его обвинений.
Никто не предупредил и Катю, никто не стер с лица ее жемчужной
счастливой улыбки: письмо Егора не дошло до нее.
- Студент женится, - говорили рядом.
- Кто его знает. Вишь, карет сколько!
- А невеста из бесприданниц.
- Поди, счастлива.
Мне и самому казалось, что она счастлива. Я ведь не сознавал, какую
недобрую роль сыграл в ее судьбе. Осознал я это позже, в девятнадцатому
году, когда уходил с маршевой ротой на Южный фронт из Астраханских казарм
в Лефортове.
Накануне отправки я выпросил увольнительную, чтобы забежать домой,
проститься, взять папирос у отца: от солдатской махорки я задыхался и
кашлял. За подписью я постучался к новому военкому, которого до тех пор
еще не видел. Вошел и обомлел: за столом сидел Егор Михалев. Я его сразу
узнал, несмотря на форменную зеленую гимнастерку, чахоточную худобу и
розовый шрам на щеке. Он медленно отстукивал что-то на стареньком
ундервуде, хрипевшем и дребезжавшем при каждом ударе пальца.
- Что тебе? - спросил он не глядя.
Я молчал. Он рассеянно взглянул на меня, чуть прищурился, рассеянность
сменилась сосредоточенностью, пристальным вниманием, и вдруг в глазах
сверкнули знакомые смешинки.
- Вот так встреча! - негромко произнес он. - Ну, подойди ближе, кадет.
- Я не кадет, - возразил я, делая шаг к столу.
- Поумнел, значит?
- Поумнел.
Он снова внимательно оглядел мою невзрачную фигуру в обвисшей
солдатской шинели, явно мне не по плечу.
- С нами на беляков идешь?
- Иду, товарищ комиссар! - пронзительно крикнул я.
Он поморщился.
- Как же я могу тебе верить, если ты меня уже раз обманул?
- Я не хотел... так вышло... - пробормотал я, опустив глаза, - я
положил письмо в книгу, а ее...
- Да ладно уж, - прервал он меня. - Ведь все подтвердилось, о чем я
писал.
Он посмотрел на меня выжидающе, но я не мог выдавить из себя ни единого



слова в ответ.
- Ты хоть письмо-то прочел?
- Прочел.
- Ну, и что?
- Я не понял, - прошептал я, мечтая, чтобы он не услышал.
Но он услышал.
- Не понял? Да ну! - Он даже засмеялся, настолько чудной показалась ему
такая непонятливость. - Несознательный ты был, правда. Маменькин сынок,
тетенькин племянничек. Кадетские листовки носил. Тоже небось не понимал?
Моя голова опустилась еще ниже.
- А мы все-таки разоблачили твоего Томашевича. По всем статьям. Со
всеми кличками. Только убег, сукин сын.
- Куда?
- Куда ж ему бежать? К Колпаку либо к Деникину.
- А Катя?
Он долго молчал, прежде чем ответить. Потом сказал сухо, почти
враждебно:
- Это тебе не зуб вырвать - любила она его. Раньше надо было рубить, с
корешка. Я потому и письмо написал.
Он вздохнул и закашлялся. В груди у него что-то стонало и булькало.
- Какая девка была! - сказал он, отдышавшись.
- Была? - с ужасом повторил я.
- На субботнике обмерзла. Я вот, чахоточный, живу, а она... Да что у
тебя там, давай! - почти прокричал он, протягивая руку к бумажной
четвертушке с моей увольнительной.
Больше я его не видел. Отправлял нас на фронт поутру его помощник,
подтянутый, чистенький, хрустящий ремнями выпускник политкурсов. Гулко
стуча по камням тяжелыми солдатскими ботинками, мы выходили на площадь к
вокзалу. Набухшее серое небо опускалось все ниже и ниже, закрывая от меня
и Егора, и Катю, и Зиночку - все, что прошумело и ушло.


6
Возвращаясь домой, мы двигались уже в нашем эвклидовом мире, не
размышляя о пока недоступных ему тайнах пространства и времени.
Волновало другое - перечувствованное, пересмотренное, переоцененное.
Старшим - с тайной жалостью и стыдом, младшим - с доброжелательным
превосходством.
Один неохотно оборонялся, другой непочтительно наступал на ноги.
- Ты же любил ее.
- Едва ли. Смутное, детское чувство.
- Все равно. Я бы так просто не сдался.
- А если бы мы запретили тебе встречаться с Таней?
- Хе! Попробуйте.
- А все-таки?
- Взрослые не всевластны. А ты струсил.
- Нет, старик. Просто не нашел возможностей.
- А ты искал? Подумаешь, три раза под окнами походил! А телефон?
- Откуда я мог звонить? Из аптеки? Так у нас провизор не пускал
гимназистов к телефону.
- Сказал бы ему, что доктора вызываешь. Или еще что-нибудь. Придумал
бы. В конце концов, сказал бы ребятам. Ты - своим, она - своим. Вместе
придумали бы.
- Мы были одни. Одни в равнодушном мире.
- А ты пробовал?
- Что?
- Повоевать.
- Нас этому не учили, - вздохнул я.
Володька тоже вздохнул.
- Столько ошибок!
- Много, верно.
- Первая твоя ошибка - Сашко. Непростительная.
Я промолчал.
- Конечно, непростительная. Мог бы узнать, что он эсер.
- А я не знал, что эсер - это плохо.
- У Егора бы спросил.
- А я не знал, что Егор это знает.
- Как много ты не знал! Все могло быть иначе.
Я опять промолчал.
Мы вошли в подъезд и остановились у клетки лифта. Я нажал кнопку,
вызывая кабину вниз.
- Маме - молчок? - спросил Володька.
Я кивнул. В конце концов, мы оба имели право на тайну.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 [ 10 ] 11
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Лукин Евгений - Чичероне
Лукин Евгений
Чичероне


Злотников Роман - Вселенная неудачников
Злотников Роман
Вселенная неудачников


Эриксон Стивен - Сады Луны
Эриксон Стивен
Сады Луны


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека