Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

передавая от поста к посту, то уже за столько километров обязательно для
порядка где-нибудь остановили и проверили. Русинов давно водил машину и
много ездил, поэтому хорошо знал повадки ГАИ. Неужели в Москве что-то
произошло и Службе - черт знает какой! - стал известен маршрут движения и
конечный его пункт?
Что бы там ни было, а надо приготовиться ко всему. Кристалл в надежном
месте, нефритовая обезьянка пока в безопасности- ее можно снять, если машину
погонят в город. Карта!.. Русинов втащил рюкзак в кабину, развязал его,
аккуратно расстелил промасленную оберточную бумагу на капоте вместо клеенки,
достал хлеб, банку консервов и батон сыра, завернутый в газету "Куранты".
Есть не хотелось, но он создал видимость, что приготовился к обеду. В
бинокль из кабины хорошо было видно дорожный изгиб. Если появится один
гаишник на "жигуленке", можно и пожевать что-нибудь; если же опергруппа -
нужно успеть скомкать, изорвать координатную сетку, а отдельный лист с
цифрами придется съесть. Газету можно и не трогать. Эта карта что-то
значила, когда была триедина в своих частях. Отсутствие даже одной части
делало ее практически бесполезной головоломкой. Примитивная конспирация была
надежна, как трехлинейная винтовка.
А виноват был сам! Хоть и напряженная, но благополучная дорога успокоила,
укачала бдительность, и потому презрел тот интуитивный толчок, когда увидел
злосчастный знак "ГАИ". Следовало бы подождать до вечера и вообще До утра
под этим знаком. Высмотрел бы, изучил обстановку и утром, когда гаишники еще
не злые и не придирчивые, спокойно бы проехал... Но ведь этот ждал именно
его машину! Перед ним ни одной не остановил, а нарисовался, гад, когда уже
не развернуться. Может, видел, что "уазик" остановился под знаком? Если у
него есть оптика на каланче, мог разглядеть и Русинова с биноклем на
крыше...
Хуже всего, если сейчас вместе с гаишником прикатит Савельев и скажет: ну
все, Мамонт, гуляй, моя фирма работает!
Это хуже, чем опергруппа...
Конечно, Русинов бы наплевал на фирму и на Савельева, но тогда бы работы
в это лето не получилось. Он фирме нужен, если делали обыск. Значит, за ним
бы организовали мощное наблюдение, чтобы он выдал все, что знает и что
намеревается делать в горах. И тогда бы Русинов устроил им бег с
препятствиями, тогда бы поводил "экскурсии" по Северному Уралу! А заодно и
по сибирской его стороне. Сам бы не поработал, но и Савельеву не дал. Таких
бы заморочек ему наделал, таких бы знаков на скалах и останцах начертал!
Эти старинные знаки впервые были найдены в 1977 году. Их обнаружили
сотрудники Госбезопасности, которые курировали Институт. В то время туристов
по Уралу ходило немного, и те, что добирались в самые глухие уголки, обычно
считались людьми серьезными, чтобы малевать на скалах. Фотографии знаков
попали в Институт для расшифровки, но сколько ни бились над ними, разгадать
не могли. Белой краской была изображена вертикальная линия и четыре крупные
точки с левой либо с правой стороны по всей длине. Русинов специально во
время бесед с Авегой рисовал эти знаки, как бы между делом, однако тот не
реагировал.
Тогда где-то в верхах было решено взять Северный и Приполярный Урал под
негласный контроль и ужесточить проверку приезжающих и уезжающих отсюда
людей.
И не потому ли сейчас машину Русинова загнали в отстойник?
4
В первой экспедиции на Северный и Приполярный Урал Институт не
участвовал. По любой территории первыми проходили разведчики - сотрудники
Госбезопасности, которые оперативным путем устанавливали все условия и
детали предстоящей работы в регионе от нравственно-психологического
состояния населения до метеорологических наблюдений. Это были
профессиональные разведчики, работавшие внутри страны, обычно
маскировавшиеся под геологов, топографов, сборщиков фольклора и даже
старообрядцев - в зависимости от специфики задания. Северный и Приполярный
Урал приковал внимание Института тем, что исчезнувшая экспедиция двадцать
второго года, в которой принимал участие Авега-Соколов, приплыла в устье
Печоры и намеревалась подняться по ней в верховья. Кроме того,
топонимические исследования этого региона показали, что около восьмидесяти
процентов названий происходят от древнего арийского языка. Тогда еще карты
"перекрестков" у Русинова и в помине не было, но поразительная способность
слова- хранить историю надежнее, чем хранят ее курганы, могильники и
городища,- как бы уже вычертила эту своеобразную карту.
Два разведчика заходили в обследуемый регион с юга, сухопутным путем, а
два должны были повторить предполагаемый путь экспедиции Пилицина и
подняться на моторных лодках по Печоре и собрать хоть какую-нибудь
информацию об исчезнувших людях. Обо всем этом Русинов узнал лишь полгода
спустя, когда к нему стали попадать материалы разведки и стало ясно, что
Служба уже приступила к работе. После обнаружения этих странных знаков
сухопутную группу целиком переключили на их поиск, чтобы как-то



систематизировать и найти закономерности, а также на поиск человека,
оставляющего эти знаки. Всего их найдено было семь, но привести эту
наскальную живопись к какому-то логическому заключению не удалось. Они
стояли на прибрежных скалах, на камнях у троп; один оказался на вершине
хребта, а один и вовсе на кладбищенской ограде возле деревни. В том же
семьдесят седьмом в Институте появился первый экстрасенс - небольшой и
невзрачный человечишка с вечно заспанным, припухшим лицом. Он единственный
дал "вразумительное" заключение - что знаки оставлены снежным человеком, у
которого своя, космическая, логика, непонятная для нормальных людей. Вскоре
после этого экстрасенса убрали из Института, а заодно заменили директора.
Вторая группа прошла по реке Печоре и обнаружила лишь единственный след,
оставленный экспедицией Пилицина, и то в нижнем течении. Нашелся старик,
который вспомнил, что в двадцать третьем году он вместе с отцом отвозил на
мотоботе то ли восемь, то ли девять человек вверх по Печоре до деревни
Курово, которая относится уже не к Архангельской, а к Вологодской области:
Коми АССР тогда входила в ее состав. Будто бы у этих людей была какая-то
строгая бумага, по которой сельсоветы были обязаны предоставлять им лодки,
подводы и даже верховых лошадей. Установить, был ли такой мандат у
экспедиции, оказалось невозможным, поскольку документов об организации ее,
снаряжении и экипировке в архивах почему-то не сохранилось. Неизвестно даже
было, кто конкретно формировал ее, ставил задачу и кто из Совнаркома давал
"добро" на ее отправку. Конечно, посылалась она наверняка с ведома
Дзержинского и в строгой секретности, однако и при таком раскладе все равно
должны были сохраниться материалы, в которых хотя бы косвенно - визами,
справками, расписками - о ней говорилось. Зато в архивах было найдено
толстое дело об исчезновении экспедиции: многочисленные и пространные
допросы родных и знакомых членов экспедиции, рыбаков, советских и партийных
работников - ГПУ лихорадочно и настойчиво пыталось дознаться, кто из девяти
человек остался в живых. На протяжении десяти лет в дело подшивались
оперативные данные о розыске, о наблюдении за семьями, пока большая их часть
не была арестована и отправлена в лагеря.
Когда Русинову разрешили ознакомиться с этим делом, его поразила надпись
на папке - "Хранить вечно!"
В начале семьдесят восьмого года печорские разведчики вернулись в Москву,
и скоро в Институте появился их отчет с подробными рекомендациями и
выводами. Сухопутная же группа оставалась до весны, чтобы собрать сведения о
количестве въезжающих в регион всевозможных экспедиций, туристических групп
и отследить весеннюю миграцию местного населения, связанную с летними
станами на лесоповалах и химподсочке. Русинов по молодости немного завидовал
работе разведчиков, хотя знал о ней лишь по поступающим от них материалам.
Эти люди годами жили под чужими именами, были вольными и свободными в поиске
и как бы успевали проживать несколько жизней. По крайней мере, так ему
казалось...
И неожиданно в мае связь с ними прервалась. Разумеется, Служба работала
самостоятельно, и в Институте узнали об этом с большим опозданием, когда
вдруг уже приготовившаяся к выезду экспедиция получила отбой. Пока
лаборатория Русинова, все лето теряясь в догадках, из-за срыва плана
занималась черт те чем, Служба искала своих пропавших сородичей. Можно было
представить, сколько согнали в регион тех же самых разведчиков,
оперативников, работников милиции, ибо в этом "бермудском" треугольнике
бесследно пропала вторая экспедиция! Территория была огромная, и конечно же,
если захотеть, можно что угодно спрятать или спрятаться, но какой смысл
профессиональным разведчикам- молодым людям, которые у себя в стране, по
всей вероятности, проходили обкатку перед работой за рубежом,- выбрасывать
такие финты? Подобный добровольный поступок объяснить было невозможно, и
потому Служба искала другие причины. Версия, что раз-ведчики обнаружили
тайник с "сокровищами Вар-Вар", взяли ценности и с ними сбежали, отпадала,
ибо в точности повторяла версию по первой экспедиции Пилицина. В это никто
не верил сейчас. Но и вторая версия практически оказалась аналогичной той,
которую выдвигали в связи с двадцать третьим годом: на сибирской стороне
Уральского хребта был знаменитый Ивдель- лагерное место, откуда весной
семьдесят восьмого было совершено два побега заключенных группами до четырех
человек. Одна группа захватила оружие, отобрав карабин у охраны нефтебазы, а
потом уже при помощи него в какой-то деревне было отнято два охотничьих
ружья. В течение месяца оба побега ликвидировали, заключенных частью
выловили, частью постреляли и теперь добивались от живых признания в
убийстве двух орнитологов, которые вели наблюдение за перелетом птиц,- под
такой легендой работали исчезнувшие разведчики. Пойманные зэки были
переправлены в Москву, в ведение КГБ. После долгого запирательства, уже
осенью, заключенный по имени Борис Длинников признался в преступлении и
сообщил, что двоих мужчин он зарезал спящими в палатке и тела бросил в реку
Тавда - приток Ир
тыша. Убил, чтобы захватить продукты и палатку. Вроде бы все в его
показаниях сходилось, но он так и не смог убедительно указать место на реке,


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 [ 10 ] 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Емилина Ника - Демон
Емилина Ника
Демон


Андреев Николай - Третий уровень. Тени прошлого
Андреев Николай
Третий уровень. Тени прошлого


Посняков Андрей - Секутор
Посняков Андрей
Секутор


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека