Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
Должен признаться, что я к новым знакомствам никогда особенно не
стремился. Не умею я их безмятежно завязывать, не способен травить анекдоты
в перерывах и поддерживать мужской подвыпивший треп в банях. Не дано мне
этого от природы, я, так сказать, обделен ею, что уж тут поделаешь. В этом
есть и нечто хорошее, потому что спасает от обрастания неинтересными людьми.
То есть в какой-то момент - скажем, разопрев в баньке и охладившись пивком,
- кажется, что твой случайный сосед по бутылке и остроумен, и интересен, и
даже загадочен, что ли, но что-то внутри тебя удерживает. А потом
выясняется, что он - редиска в полном смысле слова. Внутри трухлявая, зато
сверху - красная, как конь на какой-то картине. Но порой происходят события,
весьма сходные, но - как бы с обратным знаком. И вот тогда я этот знак -
чувствую. Ей-богу.
4
К тому времени, о котором веду речь, наши глухоманские железнодорожные
мастерские разрослись настолько, что потребовали штатной должности главного
инженера. Полагаю, что там начали клепать не только рессоры и чинить не
только вагонные двери, но и сами мастерские, как объект стратегический,
облагались как бы дополнительным производственным налогом, каким тогда
облагались все более или менее годные фрезерные или токарные станки. Наша
макаронная фабрика, к примеру, и до сей поры старательно перевыполняла план
по винтовкам и винтовочным патронам, хотя от них уже ломились склады.
Но это так, к слову. Необходим абзац, чтобы не запутаться в собственной
карьере.
Дело в том, что аккурат к тому времени меня назначили главным инженером
по выработке всех глухоманских макарон. В том числе и калибра 7,62, но в
отдельных охраняемых корпусах за колючей проволокой, в которых я до сей поры
и трудился. А теперь переехал в кабинет главного инженера. С секретаршей,
персональной машиной и шофером при ней. Так вот, о секретарше Танечке...
Когда мне выделили эту штатную единицу, я позвонил знакомой секретарше в
райисполком и спросил, нет ли у нее на примете толковой девочки. Чтобы знала
делопроизводство, умела вовремя подать кофе посетителю и, главное,
помалкивать, поскольку производство у меня все же было комбинированным.
- Ты экстрасенс? - весело спросила она.
- Не знаю, не пробовал. А в чем дело?
- А в том, что неделю назад мы выпустили первых слушательниц курса
секретарей-стенографисток. Есть там одна девочка, чудо, если его уже не
забрали.
Чудо не забрали, и оно появилось у меня в кабинете утром следующего дня.
И в кабинете сразу стало светло, будто внесли светильник в сто тысяч свечей.
А вошла просто-напросто рыжая девочка. То есть рыжее не бывает: от нее и
шел какой-то странный свет в сто тысяч вольт.
Нет, о секретарше Танечке все-таки - потом. Сначала о неожиданном
знакомстве, переросшем в добрую мужскую дружбу.
На очередном райкомовском совещании первый секретарь представил нам
коренастого черноусого мужика в отутюженном костюме:
- Главный инженер железнодорожных мастерских нашей Глухомани Кобаладзе
Вахтангович... Виноват, Вахтанг Кобаладзевич.
Тут все заржали, и громче всех - сам Кобаладзе:
- Армянский анекдот!..
- Вахтанг Автандилович, - нахмурившись, сказал секретарь. - Извиняюсь,
товарищ Кобаладзе. Очень извиняюсь.
Признаться, меня всегда воротит, когда просят прощения в такой, очень уж
нашей, советской, что ли, форме. "Извиняюсь", насколько мне известно,
означает "извиняю себя", а совсем не "прошу вас меня извинить". Но это так,
к слову. Ворчун я африканского образца. Вахтанг был не из обидчивых.
После совещания по традиции направились в баню. И там, еще в парной, ко
мне подошел новый главный инженер железнодорожных мастерских.
- Слушай, давай взаимно спинки потрем. Как смотришь?
- Нормально.
Я его надраил, потом - он меня. И удивился:
- Почему шрам, где сидишь?
- На гвоздь в детстве напоролся.
- Ай-ай. Бывает.
И отошел. А в предбаннике, где, как положено, и стол уж был накрыт,
оказался рядом.
- Не возражаешь?
- Давай выпьем, - я улыбнулся. - За спинки.
- За бронеспинки, - поправил он.
Чокнулись, выпили. Вахтанг сказал: "Вах!.." И пояснил:
- Знаешь, почему Россия пьет?
- А Грузия - не пьет?
- Зачем вопросом на вопрос отвечаешь, батоно? Ответом лучше отвечать...
- Веселие Руси есть пити. Это еще Владимир Красное Солнышко приметить
успел.
- Тогда все могло быть: история. А теперь - грусть, а не веселье. А



знаешь, почему грусть? Потому что водку Россия пьет. А водка с каждой рюмкой
вкус отбивает, и тебе кажется - очень вкусно, пока под стол не свалишься. А
вино само тебе говорит, когда невкусным становится. Почему, знаешь? Потому
что водка - мертвая жидкость, а вино - живая жидкость. У нее голос есть. И
наше застолье - всегда веселье. Тамада хорошие тосты говорит, люди смеются,
песни хорошим хором поют. А в России сразу же выясняют: ты меня уважаешь?
Обиделся?
- На правду не обижаются.
- Тогда не зови меня Вахтанг Автандилович. Длинно, а что длинно, то и
скучно. Зови просто: Вахтанг.
Так у меня появился еще один друг. Чрезвычайно общительный, никогда не
унывающий, всегда с готовностью идущий навстречу. Они быстро сошлись с
Кимом, причем сошлись настолько, что я порой ревновал их как вместе, так и
каждого в отдельности.
У Вахтанга была семья: жена Лана и двое парней-погодков, школьников
старших классов. Как только Вахтанг получил квартиру, все семейство сразу же
переехало в нашу Глухомань, и мы собирались по очереди то у Кимов, то у
Кобаладзе. И, признаюсь, мне в грузинском доме было проще, чем в корейском.
Не потому, что я предпочитаю грузинскую кухню корейской (поверьте, хорошо
приготовленное тхе не уступает шашлыку), а потому, что Ким был по характеру
чудовищно пунктуален, а Вахтанг - совершенно непредсказуем.
Однако пора и абзац перекурить. К чему, спросите? Ну уж это - совершенно
особая статья.
ГЛАВА ПЯТАЯ
1
Что от афганской войны останется, когда последний, кто был там, помрет?
"Груз-200". "Черный тюльпан" для потомков останется. Только и всего для всех
осиротевших семей. Да и для нас тоже.
Я об этом подумал, когда первые два цинковых гроба из никому не ведомого
Афганистана достигли нашей Глухомани. По общему счету - три, но первый был
самодельным во всех смыслах, а эти два оказались профессиональными. Ладно
сделанными, аккуратно. Стало быть, в Афгане у нас кто-то старательно
трудится, производство налажено вполне профессионально.
Хоронили глухоманских афганцев с пышной торжественностью, скорбью,
цветами, оркестром, официальными речами, траурными залпами и последним
маршем взвода комендатуры. А могилы им определили рядом с кенотафом Славика,
и первый секретарь райкома объявил, что отныне здесь заложена аллея Героев.
- Значит, продления ждет, - шепнул Ким.
- Какого продления?
- Аллеи Героев. В цинковых гробах.
Я как-то о другом в этот момент думал. О случайном символе этого
героического мемориала, что ли, поскольку начиналась аллея Героев с пустого
самодельного гроба. Но Альберту об этом не сказал, не к месту было. Другое
почему-то буркнул:
- Три "черных тюльпана" - это уже букет.
По Глухомани пронеслись рыдания и поминки, поминки да рыдания. Так
сказать, семейные репетиции перед всеобщим будущим. Но долго репетировать
завтрашнее горе нам не случилось, потому что его заслонило Официальное
Сообщение. В газетах, по телевидению и по радио передавали одно и то же.
Слово в слово.
Наши бдительные стражи границ сбили шпионский самолет-разведчик. Он
вторгся в священные советские небеса, не отвечал на запросы, и истребители
вылетели на перехват. Враг вздумал бежать в Японию, но не тут-то было.
Простой советский ас своевременно нажал какую-то кнопку, и воздушный пират
рухнул в морские волны.
Таков прямой перевод с эзопова языка наших официальных сообщений. Так
сказать, голый подстрочник. В ярких одеждах официоза все выглядело куда как
героически.
Однако в те времена уже существовали многочисленные вражьи голоса,
которые жадно слушали наши особо любопытные граждане. Обычно голоса
действовали розно, но тут слились в едином хоре, растолковав заключенным за
железным занавесом, что сбитый ракетой самолет был пассажирским. И совершал
обычный рейс из Аляски в Корею. Но что-то там на его борту не заладилось с
приборами, почему он и не мог ответить на наши вопросы. И погиб молча, унеся
на дно Японского моря более двухсот шестидесяти человеческих жизней.
Тут уж отмалчиваться нашим властям стало затруднительно, и средства
массовой информации сквозь зубы признали, что самолет и вправду был,
во-первых, пассажирским, а во-вторых, корейским. Однако экипаж его по
тайному сговору с американскими спецслужбами заодно с обычным рейсом
выполнял и некое шпионское задание. Так что очень, конечно, сожалеем, но
закон есть закон, и наши отважные ястребки действовали в строгом
соответствии с боевым приказом, отданным на совершенно законных основаниях.
2
У нас, в Глухомани, тоже слушали не только громкие официальные сочинения,
но и тихую несладкую правду. Власть упорно глушила вражьи голоса на всех


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 [ 10 ] 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Якубенко Николай - Испытание огнем
Якубенко Николай
Испытание огнем


Буркатовский Сергей - Война 2020. Первая космическая
Буркатовский Сергей
Война 2020. Первая космическая


Никитин Юрий - Начало всех начал
Никитин Юрий
Начало всех начал


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека