Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

неловко благодарил писаря за угощение. Вскоре Блищинский вышел оттуда,
довольно улыбаясь, вытряхнул опустевшую пилотку и хитро подмигнул земляку.
На передовой кормили скудновато, все больше кукурузой, Гришка знал это,
но, как и всех, обошел Тимошкина, неся свой подарок майору. Видно, это
было не в первый раз, и, конечно, человеческое сердце - не камень.
Блищинский умел лисой подползти к человеку и показать себя совсем не
таким, каким был на самом деле. Доказательство тому - вот эта
рекомендация.
Тимошкин прикрыл шинелью колени, глубже спрятал в воротник подбородок и
сказал себе: ладно, черт с ним. Поживем, что будет дальше - увидим.
Хотелось не думать об этом, забыться, выбросить земляка из головы, но
мысли о нем настойчиво будоражили сознание.
И гляди-ка ты, собрался на офицерские курсы! Конечно, расчет тонкий:
через несколько месяцев, наверно, война окончится, он это время
потолкается где-нибудь в тылу, будет учиться. Он уже теперь обдумывал, как
устроится после войны (в том, что выживет, он был уверен), у него все
рассчитано на много лет вперед, спланировано, обдумано. А Тимошкину с
Щербаком хотелось только одного - дожить до конца войны. Только бы одолеть
фашизм, дождаться победы, увидеть хотя бы один мирный день без огня и
крови, и больше, кажется, ничего бы не нужно было. Они согласны были бы на
любую работу, на самое скромное место в жизни, им всюду был бы желанный
рай после того ада, который они пережили на фронте.
Болела и ныла от холода раненая рука, коченели ноги в закаменевших на
морозе сапогах; ветер насквозь пронизывал запорошенную снегом шинель.
Кругом по-прежнему стлалась поземка, в скирде от холода попискивали мыши.
Но парень уже привык к стуже, голоду и боли, поднял воротник, сидел и
думал. Тишина и этот вот Блищинский разворошил в нем думы-мечты о такой
далекой, казалось недосягаемой, послевоенной жизни.
Странно все-таки устроен человек. Их жизнь почти висела на волоске,
кругом рыскал враг, нелегко было дожить до вечера, они не знали, как
пробиться к своим, а мысли забегали далеко вперед - в то заветное время,
когда уже не будет войны. И знал ведь он, что сегодня каждую минуту их
могла настигнуть смерть, но все равно думал: будет же когда-нибудь - и,
видно, уже скоро - конец войны, придет победа и настанет иная, непохожая
на эту, обычная человеческая жизнь. Хотелось уже теперь осмыслить ее,
понять, что нужно ему от той жизни и какой он представляет ее для людей и
для себя.
Чудесные это, наверное, будут времена, думал Тимошкин. Люди станут
между собой, как братья, исчезнет себялюбие, заносчивость, жадность. За
годы неимоверных лишений они научились ценить простое человеческое
счастье, подчинять свои устремления единой цели, в личном довольствоваться
малым. Все же таких, как Блищинский, немного, а миллионы фронтовиков
познали на войне священные узы братства - то чудесное и светлое, что
приобретали они, не растрачивая, в это лихолетье. Все это светлое, чистое
надо сохранить, сберечь на долгие годы, не дать людям забыть о нем, не
позволить его опоганить таким вот трутням войны, как Блищинский.
Будущее представлялось Тимошкину смутно. Если удастся выжить, то,
возможно, он будет учиться. Конечно, придется работать, но где и кем - он
не знал еще и думал, что, в конце концов, это не так уж и важно. Найдется
где-нибудь кусок хлеба, будет рядом товарищ, спокойствие мирного дня -
разве этого мало для счастья?
Правда, может случиться - и это очень возможно, - что рядом окажется
Блищинский. Но это не страшно. Рано или поздно люди увидят, каков он,
поймут и разоблачат его; сейчас же ругаться с ним у Тимошкина не было
никакого желания. Противное это дело - ругаться с человеком, да еще с
земляком, доносить на него или даже выступать против него на собраниях,
тем более что многие могут и не поверить сказанному. Стоит ли так
беспокоиться из-за одного выродка, если вокруг столько хороших ребят? Так
думал Тимошкин, немного отдохнув и успокоившись.
Еще он думал, что после такой суровой борьбы за жизнь на земле все, и
плохое и хорошее в людях, определится и встанет на свое место; раскусят
люди и Блищинского. И это уже не зависит ни от его, ни от чьих-либо еще
усилий - время и правда возьмут свое, и каждый предстанет перед другими во
всей своей истинной сущности.


"6"
Усталый, он совсем замерз и, кажется, опять уснул.
Неизвестно, сколько продолжался этот сон, но боец вдруг почувствовал,
словно кто-то трясет его за плечо, - он вздрогнул и увидел над собой
Блищинского. Писарь что-то кричал, но Тимошкин, не понимая, видел только,
как беззвучно шевелятся его тонкие губы, тревожно раздуваются ноздри и в
округлившихся, пожелтевших глаза леденеет страх.


- Тимошкин, идут!.. Слышь, идут!.. Сюда...
Боец рванулся с соломы, но все еще не мог сообразить, что произошло и
что ему надо делать. Потом поднялся на онемевшие, застывшие ноги, схватил
автомат и всмотрелся в снежное поле, куда указывал рукой сержант.
По их утреннему следу шел человек.
Он был еще далеко, и Тимошкин не мог узнать, кто это: свой, немец или,
может, мадьяр, ясно только, что направляется он именно к этой скирде.
Хорошо, что Блищинский вовремя проснулся и заметил его. Видно было по
всему: писарь испугался и лихорадочно шарит глазами по полю. Но податься
некуда. Впереди и по сторонам носились по дороге автомобили, на пригорке
уже окопались и ждали чего-то немцы. Правда, они находились сравнительно
далеко и, наверно, не очень-то оглядывались на свой тыл. Очевидно, все их
внимание сейчас направлено в сторону фронта.
Человек подходил все ближе. Блищинский прижался к скирде; дрожа от
холода, Тимошкин присел рядом, и они всматривались, стараясь узнать, кто
это. И тогда стало видно, что человек идет тяжело, как пьяный, шатаясь из
стороны в сторону, по временам останавливается. Потом им показалось, что
он несет на себе что-то большое и тяжелое - и это заставляет его так
неровно ступать и сгибаться.
Они долго и пристально вглядывались в пешехода. Было очень холодно.
Вокруг мела поземка, ветер трепал солому в скирде, свистел, трубно гудел в
бочку, то и дело бешено врываясь под их застрешек. Офицерская шинель
Блищинского искрилась, осыпанная блестящей серебристой пылью. Внутри у
Тимошкина, кажется, насквозь все промерзло и болезненно, томительно ныло.
Спросонок он плохо соображал, но вдруг какое-то непонятное, подспудное
чувство охватило его, - он рванулся от скирды, встал. Почудилось - четко,
обнадеживающе, радостно, - что это Иван Щербак. Еще не многое можно было
рассмотреть в человеке - ничего характерного в осанке, в одежде, а уже
хлынула в душу радость: конец одиночеству, теперь они будут вместе. С
трудом превозмогая усталость, Тимошкин вскочил и, стоя у скирды,
настойчиво твердил себе: это он, Иван, и с ним, наверное, раненый
Здобудька.
- Блищинский! - крикнул он земляку. - Это Щербак!
Писарь вздрогнул, притих, нахмурился, подумал и осторожно заметил,
всматриваясь в даль:
- Откуда он возьмется?! Это кто-то другой.
- Чудак, посмотри: в ватнике и высокий! И идет гляди как вразвалку.
Здобудьку, нашего ездового, несет. Разве нет?
Блищинский еще с минуту всматривался в далекую, грузно ступавшую
фигуру, а затем выругался:
- Вот дурак! Какого черта прется сюда! Не было другой дороги, что ли?
- А куда же ему идти! - удивился Тимошкин. - Видит скирду, вот и идет.
- Видит! А того не понимает, что нас выдаст. Еще немцев за собой
приведет.
Иван подошел ближе, и Тимошкин уже отчетливо видел и узнавал его
короткий с оттопыренными карманами ватник, сильные широкие плечи, на
которых лежала какая-то ноша; на груди болтался автомат.
Блищинский тревожным взглядом снова окинул горизонт, но, кажется, никто
не следил за ними. Тогда он поставил на предохранитель ППШ и сказал:
- Не мог где-нибудь подождать до ночи. Надо было переться на виду у
немцев... И ты это вот что, Тимошкин... Хочешь спастись - держись меня.
Понимаешь? Не слушай его. В конце концов, я командир, а не он. Я сержант,
понимаешь? А он рядовой.
- Ну, это уж дудки, - сказал воспрянувший духом Тимошкин.
- Как это дудки?
- А так.
Блищинский бросил на него быстрый оценивающий взгляд и умолк; что-то
скрытное и злое мелькнуло на его почерневшем от холода, заросшем щетиной
лице. Потом он сунул руку за пазуху, достал фляжку, поболтал, но там,
кажется, было пусто, и он швырнул ее в бочку. Со звоном ударившись о
железо, фляжка отскочила на снег.
- Ну что ж! - сказал Гришка. - Пропадешь - пеняй на себя.
Он явно злился, но Тимошкину было наплевать на его злость. Иван подошел
уже совсем близко, он грузно ступал под тяжестью своей ноши, сильно
согнувшись под ней. Потом взглянул вперед, заметил стоящих под скирдой
людей, остановился и, видимо узнав, зашагал быстрее.
Тимошкин был вне себя от радости, что жив его лучший друг и что они
теперь будут вместе, только...
Только кого это он тащит на себе в сизой офицерской шинели? Нет, это не
Здобудька! У Здобудьки обычная солдатская шинель, а у этого нестриженая
голова, ветер треплет его светлые волосы, и длинные ноги в сапогах свисают
почти до снега.
И тут Тимошкин взглянул на своего земляка. Тот, очевидно, тоже
рассмотрел эту необычную ношу и насторожился, тревожно прищурив близорукие
глазки. Пальцы его рук нервно забегали по груди, будто отыскивая что-то,


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 [ 10 ] 11 12 13 14 15
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Браун Дэн - Цифровая крепость
Браун Дэн
Цифровая крепость


Посняков Андрей - Первый поход
Посняков Андрей
Первый поход


Посняков Андрей - Легат
Посняков Андрей
Легат


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека