Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

- Мне многое нужно тебе объяснить, - деликатно покашляв, сказал альв.
- Непременно. И начнем с главного - где Вепрь и гарпия?
- Ты конечно же ничего не помнишь? Яд выродка действует особенным образом - он лишает всякое живое существо малейшего желания жить. А ведь жизнь - это еще и осознание происходящего, и память. Так что, ударив тебя, эта тварь вполне могла сожрать все твои воспоминания о том бое.
- Тар, не тяни! Я задал тебе вопрос - изволь отвечать.
- Если коротко, то они живы. И находятся в резиденции императора. Мой повелитель милостиво принял даже гарпию, хотя альвы не переносят ночных ведьм и убивают их при любой возможности. Но для Наины сделали исключение. В конце концов, она дважды спасла жизнь лично мне, а я не последний среди слуг Раги Второго.
- Алхин выжил? Я помню только, что тот "мешок" ударил его чем-то вроде клешни.
- Он был очень плох. Одна нога была практически отрублена, большая кровопотеря. Но наши лекари и наши маги сотворили настоящее чудо. С момента встречи с выродком прошло всего две недели, а алхин уже может стоять на ногах. Конечно, ты тоже сыграл большую роль в том, что нам не пришлось хоронить Вепря прямо в Верхате. Ты можешь не помнить этого, но именно твой удар мечом пригвоздил эту тварь к полу.
Хельви помолчал. Он не рисовался - он в самом деле совершенно ничего не помнил. Все подробности того злополучного вечера, который, как казалось, состоялся буквально вчера, смешались в его голове, и юноша, закрыв глаза и настроившись вспомнить что-то из боя с "мешком", извлек из памяти только вопли раненого Вепря, визг гарпии и огромный коричневый волчок, который раскручивался прямо перед Хельви. Очевидно, "мешок", взбешенный отпором, решил прикончить их всех разом.
- Ты знал, не так ли? Ты знал с самого начала и про "мешок", и про нас. Что ты кричал тем парням у ворот? Чтобы они не подходили, пока людишки не справятся с работой? - И Хельви, несмотря на очевидную слабость, схватил Тара за расшитое золотом жабо.
- Успокойся же ты. - Тар медленно отрывал человеческие руки от своего горла. - Я знал, что в доме Красного петуха живет выродок. Я выслеживал его сорок лет и не мог выйти на след. А потом появились вы, и я подумал, что это шанс. Выродки очень любопытны, а уж он точно никогда не встречал человека, потому что люди очень давно не забредают в империю альвов, даже такие отчаянные, как алхины. Вы были оптимальной приманкой, поэтому, когда я услышал, что Хате отсылает вас в усыпальницу, я был здорово расстроен. И даже решил последовать за вами, получив прямые указания от своего руководства не выпускать людей из виду. Ну а что произошло там, ты и сам прекрасно знаешь. Я подумал, что человек, вышедший живым из усыпальницы Ашух, должен прикончить нашего бедного выродка вместе с его клешнями и глазом не моргнуть. И я оказался прав.
Хельви подозрительно взглянул на альва. Айнидейл рассказывал ему о том, как скрупулезны Младшие, как они могут годами работать над чертежом небольшого здания и месяцами подбирать цвет камушка в стене, но чтобы сорок лет жизни посвятить тому, чтобы выслеживать какой-то "мешок" в доме этого противного Хате, - это и вообразить невозможно. Даже если альвы живут долго, до двухсот лет по человеческим меркам, это ведь почти пятая часть жизни Тара!
- Кто ты такой? То есть почему ты так много берешь на себя?
- Я же сказал, что я всего-навсего Ожидающий. Император пояснит тебе про нас гораздо лучше и полнее, чем я. Кроме того, не забывай, что мы все еще связаны с тобой клятвой - ты не спрашиваешь у меня лишнего, а я прикрываю твою спину. Хочешь, я расскажу тебе про ту тварь, которую вам удалось прикончить?
Принц кусал губы. Он до конца не мог понять, стоит ли доверять альву. Тем более, что в своем новом обличий Тар не слишком ему нравился. Скромный командир дозорного отряда в лесу Ашух, немногословный, сдержанный и по-своему вежливый вояка вызывал куда больше симпатий, чем этот двуличный придворный хлыщ и интриган, который пытался взять в разговоре с наследным принцем королевства Синих озер отвратительный покровительственный тон. Когда дело дошло до драки с тем "мешком", которого Тар упорно называл выродком, что-то никто не видел этого новоявленного барона в первых рядах сражающихся, он все больше к окошку жался, удивительно, что решетку от страха не выломал. Обозленный Хельви забыл, что в бою с гарпиями альв проявил себя как раз с лучшей стороны. Гнев делал его необъективным.
- Этого выродка ты по приказу императора сорок лет искал в доме Красного петуха? Не слишком долго?
- Я бы мог посвятить этому всю жизнь. Служба императору - величайшая честь для меня, - серьезно отвечал Тар.
Что ж, такое представление о чести перед сюзереном было близко принцу. И все-таки нужно держать ухо востро - если альв в самом деле настолько предан Раги Второму, то не стоит рассчитывать, что тот скромный факт, что Хельви несколько раз спас ему жизнь, не сможет служить гарантией безопасности для принца, алхина и гарпии, если вдруг императору потребуются их головы. Что же, для того, чтобы выяснить всю правду, нужно было предпринять только одно-единственное действие - встретиться с самим государем альвов, если он, конечно, захочет принять Хельви. Принц еще раз обвел взглядом свою комнату - судя по тому, как его встречали до сих пор, император будет склонен удовлетворить пожелание странников об аудиенции.
- Я хотел бы прежде всего увидеться с императором и со своими спутниками.
- Разумеется. Я уже довольно рассказал моему государю о ваших и наших приключениях. Он очень заинтересовался твоей судьбой и повелел привести тебя, как только ты наберешься сил. - Тар опередил отрицательный жест Хельви и поспешно добавил: - Разумеется, я вижу, что ты пришел в чувства и готов к аудиенции. Я немедленно доложу о тебе.
С этими словами альв проворно поднялся и покинул комнату. Хельви выбрался из кровати. В длинной ночной сорочке, босой и с золотой цепью на шее, со стороны он был, наверное, весьма забавен. Юноша внимательно обследовал комнату на предмет возможных отверстий для подглядывания и подслушивания, затем подошел к двери и приложил к ней ухо. Кажется, в коридоре никого не было. Конечно, разгуливать в незнакомом замке в ночной рубашке не очень-то прилично и недостойно принца крови, но так у него есть шанс попробовать найти своих друзей. Мысль о Вепре и гарпии почему-то не давала Хельви покоя.
Он приоткрыл скрипучую дверь и выскользнул в коридор. Никакой стражи он не заметил. Широкий и ярко освещенный солнцем, бившим в огромные, до самого пола окна, коридор тянулся на много сотен шагов и наконец сворачивал вдалеке за угол. Хельви подошел к окну, пораженный необыкновенным зрелищем. Здание, в котором он находился, было невысоким, вернее, принц пребывал, очевидно, на нижнем ярусе. Если из окна в его комнате был виден чудесный сад, то из коридора хорошо видна просторная, обложенная разноцветным мрамором площадка. Серые, белые, розовые и синие плиты образовывали столь любимый альвами строгий узор. А между камней прямо в воздух взлетали струи прозрачной воды. Причем вода шла не сплошным потоком. Кое-где она текла настоящим ручьем, в центре площадки собираясь в небольшое прозрачное озерцо. Но в основном струи летели вверх, складываясь то изысканным веером, то зонтиком, то высокой аркой или маленькими спиралями. Все это сверкало в солнечных лучах, а мрамор придавал воде дополнительные насыщенные оттенки. Это и есть фонтаны, осенило Хельви. Про искусство Младших устраивать фонтаны он читал, разумеется, в летописях на Зеркальном озере.
Хотя чувство долга настойчиво требовало идти и искать друзей, Хельви несколько минут не мог оторваться от прекрасного зрелища. Чьи-то шаги, раздавшиеся совсем рядом, заставили его прийти в себя. Он обернулся и увидел Тара, который шел прямо на него по коридору Несколько стражников, одетых в не менее пышные и дорогие костюмы, чем старый знакомый Хельви, окружали его. О том, что это именно охрана, Хельви догадался только по тяжелым алебардам, которые они держали в руках. Воины во внутренних покоях королевского замка в Ойгене были вооружены точно также. Рядом с Таром семенил какой-то пухлый альв, завернутый с головой в ярко-красный плащ, из-под подола которого виднелись кружева. Уж не новый ли это глава семьи Красных петухов? И почему он прячет лицо? В любом случае бежать принц не стал. Конечно, его костюм был не совсем традиционным одеянием альвов для нанесения визитов, однако, в конце концов, он был иностранцем и вполне мог позволить себе немного пренебречь условностями. Когда у короля нет под рукой вилки с ножом, он может смело есть руками, учил его Айнидейл. Это придворным должно быть стыдно, что они не смогли должным образом позаботиться о своем властителе.
Окрыленный такими рассуждениями, Хельви гордо выпрямился у окна, слегка отставив вперед левую ногу и упершись правой рукой в бок. Полагая, что в такой позе он выглядит особенно живописно, принц небрежным кивком приветствовал приближающихся альвов. При виде человека у Тара приоткрылся рот. Не ожидал, что я так быстро решусь вылезти из своей конуры, с удовлетворением отметил про себя Хельви. Он радовался произведенному им впечатлению, как ребенок. Толстячок в красном тоже удивленно притормозил и изящно ответил на поклон человека. Хельви смилостивился и еще раз кивнул, всерьез считая, что таким образом демонстрирует незнакомцу свое расположение.
- Ваше императорское высочество, - громко и на понятном принцу языке произнес Тар, - я предупреждал вас, что наш гость может быть не готов к встрече с вами. По всей видимости, он не обнаружил одежды, которая была оставлена для него в комнате. Впрочем, я могу предположить, что это один из милых человеческих обычаев - выходить в нижнем белье в коридоры чужой резиденции навстречу хозяину. Что тут сказать - это люди!
И Тар сокрушенно развел руками, словно показывая, что он действительно ничего не может понять в природе человеческих ценностей. Хельви готов был сквозь землю провалиться. Его уши были краснее, чем накидка их высочества. Уже очень давно никто не давал ему подобного урока, это было унизительно и вместе с тем совершенно справедливо. Он вопиющим образом нарушил ритуал, и где - в замке императора Младших, которые так кичились своим знанием церемоний и за невыполнение священных правил вполне могли снести голову. Невольно он самым откровенным образом оскорбил сиятельного наследника Раги Второго. Теперь ему самое малое отрубят голову!
Незнакомый альв, однако, не выхватил из-под плаща кинжал и не прикончил хамоватого гостя, как это вообразил себе Хельви. Он поднял руки и аккуратно снял длинный капюшон, прикрывавший лицо. На Хельви смотрела и весело улыбалась невысокая круглолицая девочка с ярко-голубыми глазами. Её тонкая черная бровь была удивленно приподнята, но обаятельная улыбка играла на румяных губах, а на пухлых щечках сияли восхитительные ямочки. Она улыбалась так искренне и дружелюбно, что принц окончательно растерялся и улыбнулся в ответ. Тар, внимательно наблюдая за мимикой своей госпожи, с облегчением перевел дух. Кажется, казнь этого безумца, осмелившегося встретить единственную дочь императора чуть ли не голышом, временно откладывалась. Видимо, до следующего фокуса, обреченно подумал альв. Он набрал в легкие побольше воздуха, чтобы огласить все титулы царственной особы, на которую так пялился странный человек, но она небольшим движением руки заставила его умолкнуть.
- Меня зовут Сури, я дочь императора Раги Второго. Мы все умираем от любопытства, горя желанием увидеть героя, о котором наш доблестный слуга, - девочка указала на Тара, - не один вечер рассказывал удивительные истории, изрядно развлекая наше общество. Извини, что мы застали тебя врасплох, - недаром мой отец говорит, что мое любопытство родилось раньше меня.
- Я очень рад встрече, - только и смог пробормотать Хельви. Все правила этикета в разговоре со знатной дамой, так старательно преподанные ему в Приозерье, вылетели у него из головы. Принц не мог вспомнить, где он раньше видел эти бездонные бирюзовые глаза, но мысль о том, что эта встреча не первая, билась в его висках. Он совершенно точно встречал эту девочку раньше. Рука принца нервно теребила пышный подол ночной рубашки, которым юноша хотел то ли прикрыться, то ли отмахнуться от нежданных гостей. Молчание затягивалось. Сури, которая никак не ожидала встретить мужественного героя в ночных кружевах, наслаждалась забавностью ситуации. Вот смеху будет, если рассказать эту историю перед сном любимым фрейлинам! Конечно, отцу она бы не посмела рассказать эту историю, потому что смех смехом, а все-таки не совсем прилично встречаться в коридорах с полуодетыми молодыми людьми, даже если они герои.
- Думаю, что принц на минуту покинет нас, чтобы переодеться и сопровождать ваше высочество на прогулку, - отчаявшись дождаться хоть какой-то адекватной реакции от Хельви, громко произнес Тар.
- Ну конечно, если только ты не вздумаешь гулять в ночной рубашке, - добавила Сури. - Кто знает, возможно, так принято у людей. Но я бы лично советовала тебе надеть что-то более теплое, иначе ты можешь застудить себе то самое, что не имеет никакого права застужать себе ни один герой девичьих грез! Ты ведь хотел бы стать героем моих грез?
Серьезный тон, с каким императорская дочка расспрашивала Хельви, не оставляла сомнений в том, что она от души издевается над беднягой. Хельви побелел, потом вновь покраснел, потом пробормотал что-то нечленораздельное и, неловко поклонившись, исчез за дверью своей комнаты. Сури от души расхохоталась. Приключение, начавшееся так внезапно, нравилось ей все больше и больше. Собственно, поначалу она просто хотела пожелать герою доброго дня и, возможно, удостоиться небольшого комплимента, которым бы с гордостью похвасталась перед верными фрейлинами. Но, обнаружив Хельви в таком забавном виде, она решила пошалить и в самом деле забрать человека с собой на прогулку. Тар, невольно угадавший желание своей юной повелительницы, с тревогой заметил, как Сури забавно сморщила носик и прикрыла глаза. Эта гримаска была хорошо знакома всем допущенным ко двору Раги Второго. Она означала, что принцесса замышляет какую-то каверзу.
Однако если шутки Сури, подчас весьма жестокие, в отношении приближенных альвов заканчивались вполне предсказуемо - "жертва" вымученно улыбалась и благодарила наследницу за доставленное наслаждение, - то с человеком, полагал Тар, могли возникнуть проблемы. Общаясь с Хельви и Вепрем, Тар убедился, что понятия о чести не то что совершенно незнакомы людскому племени, однако приобретают в их интерпретации извращенные формы. Альв мог признаться не без стыда, что он совершенно не мог постичь шкалу моральных и нравственных ценностей, которыми руководствовались странные гости Раги Второго. Крамольная мысль о том, что эти люди могут строить свои жизни по совершенно другим законам, приходила ему в голову, но представить себе столь абсурдную ситуацию Тар не смог. В конце концов, они же были разумны, в отличие от своих соплеменников, которых алхин называл дикими и о ком альв, не удержавшись, спросил Вепря, когда они сидели и ждали Хельви в усыпальнице Ашух. Алхин убедительно доказывал, что дикие не являются людьми по причине отсутствия разума, и даже пустился в какие-то объяснения, которые сводились к козням того же Черного колдуна, от которого и альвы порядком натерпелись.
Тем временем Хельви, судорожно запихивая себя в богатую шелковую куртку, расшитую золотыми и серебряными нитями, отчаянно соображал, как же ему себя вести и, главное, о чем говорить с этой девочкой. Рассказ о приключениях в усыпальнице Ашух ей уже известен. Историю про изгнание принца Тар, скорее всего, тоже изложил своему императору, а значит, она может быть известна его дочери. Анекдоты из жизни подданных королевства Синих озер могли же быть ей просто неинтересны.
Хельви, хотя любимый учитель Айнидейл лично проводил занятия по придворному этикету, не мог похвастать глубокими знаниями относительно женской натуры. Да и женщин в своей жизни принц видел всего трех - кормилицу, старую сухую даму, которая обучала их с Оме танцам, и мать Фосе, встреченную у альвов. Конечно, последнюю встречу можно было вообще не засчитывать, потому что хозяйка дома Красного петуха была не человеком. Но что-то говорило Хельви, что она была самой настоящей женщиной, хоть и Младшей. Страх, благоговение и любопытство - вот тот букет чувств, который будоражил юношу, когда он размышлял о славных девах прошлого, истории о которых он находил в пропыленных рукописях на Зеркальном озере. Именно эти эмоции он испытал и при виде матери Фосе, и сейчас, при знакомстве с Сури.
Застегнув напоследок изящные белые пуговицы, выпиленные из мягкого бугристого материала, похожего на камень, но слишком легкого, Хельви криво ухмыльнулся: подумать только - он волновался едва ли не сильнее, чем перед встречей с выродком! Нужно идти и сопровождать на прогулке дочь императора. Принц и думать забыл, что хотел отыскать Вепря и гарпию перед встречей с императором. Он расправил ожерелье Онэли на груди, притопнул ногой в новом изящном сапожке, проверяя, крепок ли каблук, и вышел из комнаты.
Его, разумеется, ждали. Заскучавшая Сури рассеянно смотрела в окно. Тар спокойно стоял рядом с повелительницей, воины с алебардами переминались с ноги на ногу. Их каменные лица удивительно вписывались в высокие литые шлемы с пышными плюмажами, довершая сходство этих альвов с цирковыми лошадками. Хельви улыбнулся. Сури, великолепно слышавшая скрип двери, но не приученная к торопливости, которая считалась при дворе особенностью плебеев, медленно повернулась от окна и взглянула на юношу. По тем представлениям о прекрасном, которые культивировались императорскими художниками, этого человека нельзя было назвать красавцем - слишком худ и долговяз. И кисти рук слишком большие и грубые, решила Сури. И все-таки в нем было нечто такое, чего бы принцесса не смогла точно объяснить, но что вызывало в ней странное желание пригладить непослушные темные кудры, смешно торчавшие в разные стороны на голове Хельви. Именно так - прижать и погладить по голове. Сури даже испугалась столь необычных мыслей и с опаской посмотрела на человека - уж не колдун ли он, нашептывающий ей, как старой Бахе, свою злую волю. Но большие серо-голубые глаза Хельви смотрели с такой почтительной преданностью и какой-то печальной обреченностью, что Сури стало не по себе. В этом странном человеке не было ни надменности, ни тщеславия, которые надоели ей в высокотитулованных альвах. Тар был прав, докладывая императору, что даже если их удивительный гость действительно принц крови, то самый необыкновенный из тех, которых когда-либо встречали альвы.
Хельви низко поклонился и подал даме руку. Принцесса ответила на официальное приветствие и, накрыв своей маленькой душистой ладошкой пальцы принца, легко направила его по коридору в ту сторону, откуда и пришла вся честная компания.
- Славная погода нынче.
- Да, великолепная.
- В это время года, верно, она всегда хороша?
- Да, разумеется.
Светская беседа не завязывалась. Хельви начинал злиться, он чувствовал себя полным идиотом. От напряжения он едва не вспотел. Как назло, в голову ровно ничего не приходило. В самом деле, не спрашивать же у дочери императора, откуда у нее такой чудесный плащ, и уверять, как он ей к лицу. Сури украдкой взглянула на нахмурившиеся брови спутника и слегка улыбнулась.
- У тебя очень красивая нагрудная цепь. Она досталась тебе от батюшки? Я никогда не видела столь тонкой ювелирной работы. Впрочем, наши мастера больше славятся своими клинками, чем украшениями.
- Эту цепь я получил не от отца. Давным-давно она принадлежала легендарной королеве-великанше Онэли. В те времена люди еще не появились в этих краях, да и альвы едва ли жили в своей империи. Онэли устроилась в дубовой роще и танцевала с богами, которые в ту пору еще любили захаживать в эти земли.
Хельви и сам не заметил, как увлекся и почти полностью рассказал Сури о том, как в башне Ронге он отыскал волшебное ожерелье, а потом торговался из-за него с неизвестно откуда взявшимся королем Карлов Форлихом и был вынужден убить противного карлика после того, как он пригрозил принцу ужасным проклятием. Уж эту историю Тар никак не мог поведать тебе, потому что просто не знал о ней, с торжеством подумал Хельви. Почему-то ему очень хотелось, чтобы дочь императора альвов пришла в восторг от смелости и мудрости принца, проявленных им в подземелье черной башни. Почему-то это было очень важно.
Впрочем, Сури оправдывала почти все ожидания Хельви. Она внимательно слушала историю ожерелья Онэли, эмоционально вскрикивала в страшных местах, смешно таращила глазки, в общем, рассказ удался на славу. У Хельви же давно не было столь благодарного слушателя. Увлекшись, он совершенно не замечал, что принцесса умудряется не только всем сердцем переживать перипетии юноши, но и вести его по вполне определенному маршруту через дворец Раги Второго. Они сворачивали несколько раз в какие-то коридоры, проходили залы с высокими потолками и прекрасными колоннами. Если бы Хельви присмотрелся к той картине, которая открывалась за окнами, он бы понял, что они вышли в совсем другую часть дворца. Фонтаны и чудесные деревья пропали из вида. Теперь перед окнами дворца тянулись только роскошные цветники. Но Хельви не смотрел по сторонам. Он еще раз переживал свои ужас, гнев, смущение и восторг, испытанные им в подземелье башни Ронге. Поэтому рассказ получался в самом деле интересным.
История Хельви захватила принцессу, которая, как и надлежало истинной дочери правителя, всю жизнь провела в стенах дворца, лишь несколько раз в год выбираясь на пышные празднества в столицу и на императорскую охоту в ближайший к Горе девяти драконов лес. Поэтому рассказы про заброшенные башни, битвы со страшными чудовищами и свойства волшебных кладов привлекали Сури тем более, что они не имели к ее жизни ровно никакого отношения.
- Вот так я и стал обладателем этого ожерелья, - закончил рассказ принц. - Можешь осуждать меня за те поступки, которые мне пришлось совершить, чтобы добраться до него. Но видит Оген, само украшение выбрало меня. Оно пошло ко мне в руки по своей воле. Я до сих пор чувствую тепло, которое идет от этих чудесных золотых листьев. Конечно, я понимаю, что вещь волшебная и поэтому ее сотворили в довольно мрачные времена, вполне возможно, что в ней заключена не только добрая сила. Но я не боюсь. Я бы не расстался с ним, даже если бы мне пришлось еще раз спуститься в подземелье Ронге.
- Я не могу понять этой одержимости, - слегка покачивая головой, отвечала Сури. - Но я считаю, что ты претерпел довольно за это украшение и можешь смело называть его своим. Что же до волшебных свойств ожерелья, то сейчас я не могу вспомнить легенду про колдунью-великаншу, хотя в наших летописях описаны многие события древних времен. Но если хочешь, я могу посмотреть специально для тебя нужные тексты, может, там есть что-то и про Онэли.
- Ты очень добра, Сури, - радостно сказал Хельви. - Я был бы очень признателен тебе за помощь. А я могу лично попасть в твою библиотеку? Мне бы хотелось поискать там сведения еще о нескольких артефактах.
- Конечно. Сразу после встречи с императором я могу отвести тебя туда. - Принцесса мило улыбнулась.
Вдруг она остановилась. Хельв увидел, что они стоят у высоких белых дверей, на створках которых были вырезаны и расписаны два рисунка. На одном была изображена группа альвов, которые сопровождали полноватого и большеголового Младшего с тяжелой короной на голове. Очевидно, кто-то из предков императора, подумал принц. Царственного альва несли в пышном паланкине, два воина с пиками в руках возглавляли шествие, остальные шли сзади. На другой была вырезана батальная сцена: два закованных в глухой доспех воина скрестили клинки, а на заднем плане за ними наблюдали многочисленные зрители, рассевшиеся на чем-то вроде трибун. Можно было подумать, что это сцена из рыцарского турнира, если бы не отчаяние, написанное на лицах зрителей, и какая-то зловещность, которая исходила от фигур сражавшихся. С угрюмой решимостью они готовы были биться до смерти. Хельви дернул плечом, словно отгоняя мрачное видение. Сури потянула за резную ручку, и дверь, которая, вопреки ожиданиям принца, оказалась легкой, отворилась.
- Мы прибыли к покоям императора, - прошептала девочка и почувствовала, как рука принца нервно сжалась в кулак. - Не бойся. Я пойду туда вместе с тобой. Никто не посмеет сделать тебе что-то плохое.


ГЛАВА 17

Хельви вошел в зал и зажмурился, настолько пестро сверкали костюмы многочисленных придворных, которые столпились возле кресла, в котором сидел император. Все краски и оттенки смешались в этой надушенной толпе профессиональных льстецов и интриганов, окружавших своего повелителя. Каких только драгоценных камней нельзя было отыскать на кафтанах и платьях, какие чудесные перья украшали прически модниц, какие изысканные туфельки выглядывали из-под пышных оборок. Хельви подумал, что в его родном Ойгене подобное количество дворян съезжалось лишь в день коронации. Однако, судя по размерам дворца Раги Второго, все эти придворные спокойно проживали тут же, рядом с повелителем. Интересно, сколько стоит их содержание в год?
Император спокойно и вместе с тем величественно откинулся на спинку кресла и наблюдал, как его дочь подводит человека. Маленькие красноватые глазки Раги Второго были обведены глубокими черными кругами, что свидетельствовало о нездоровье правителя. Ноги в башмаках, вышитых жемчугом, безжизненно свисали с кресла, словно у императора не было сил поставить их ровно. В одной руке Раги сжимал платок. Одного взгляда на царственного альва было достаточно, чтобы понять, что ему осталось жить не более месяца. Тяжелая корона клонила голову Раги к земле.
Тар, который все время шел за Сури и Хельви, неожиданно забежал вперед и остановился подле императора. Хельви подумал, что Младший, пожалуй, пользуется большим доверием своего государя, раз он позволяет себе опережать наследницу. Между тем Тар нагнулся к уху Раги и что-то прошептал императору. Тот слабо кивнул и поднял руку с платком.
Ни одного слова не было произнесено, но по залу пронесся шорох, и через несколько минут плотная толпа придворных легко и тихо выплыла из зала вон. В помещении, которое было облицовано розовым мрамором и светилось теплым глубоким цветом, остались только император, Тар, Сури и Хельви. Однако, обернувшись, принц увидел еще две фигуры, приближавшиеся от дверей к трону. Высокий черноволосый мужчина с перевязанной рукой и маленькая изящная женщина рядом. Они были пышно и богато одеты. За спиной у кавалера виднелась странная рукоятка, очевидно, там был приторочен меч. Не слишком-то умно навешивать оружие на бальный костюм, подумал Хельви и в ту же секунду узнал вошедших.
- Вепрь! Наина! Как же я рад вас видеть. - Он отпустил руку дочери императора и кинулся к своим спутникам.
Подлетев к алхину, он приостановился, но тут Вепрь тоже сделал шаг вперед, и они обнялись. Следующей Хельви прижал к себе гарпию, она смешно пискнула. Принц радостно обернулся к алхину - тот был чисто выбрит и умыт, но очень бледен. Очевидно, последствия ранения еще давали о себе знать, несмотря на лечение альвов. Наина была одета в роскошное зеленое платье, украшенное крупными изумрудами. Хельви изумился, насколько все-таки щедр император Раги Второй, раздающий случайным гостям такие дорогие наряды.
- Любуешься моими подарками, принц? На самом деле, большую их часть оплатил мой верный слуга. - Император показал пальцами на почтительно склонившегося перед ним Тара. - Но, конечно, я тоже не захотел оставаться перед вами в долгу. Поимка выродка - большая и редкая удача. Увы, в последнее время мои колдуны не радуют меня. Моему отцу не было необходимости посылать для поимки зловредной твари своих лучших воинов, он отправлял просто хорошего придворного мага, который и приносил голову бестии к ногам своего повелителя. Времена меняются, маги слабеют... Все больше проблем приходится решать силой оружия.
- Твои подарки и дары твоего слуги бесценны. Мы никогда не сможем отблагодарить вас в той же мере, - поклонился Хельви.
Раги помолчал. Можно было подумать, что он задремал, но принц видел, как из-под опущенных ресниц на него внимательно смотрят глаза императора. Этот взгляд был неприятен и тяжел.
- Как ты думаешь, почему я принимаю вас как самых дорогих друзей, осыпаю вас роскошными подарками? Ведь ты задумываешься об этом - это видно по твоему лицу.
- Очевидно, мы оказали тебе и твоему народу существенные услуги, раз с нами обращаются таким образом, - ответил Хельви.
- Так тебе сказал Тар? Что ж, он мог и ошибиться. Он всего-навсего наш слуга, хоть и пользуется большим доверием.
Хельви увидел, как легкая судорога прошла по лицу Вепря. Сури, стоявшая между креслом отца и людьми, растерянно переводила взгляд с императора на Хельви. Вдруг Раги резко откинулся на спинку кресла и захохотал. Его вытянутые ноги подергивались в такт взрывам смеха, сотрясавшего круглый животик, щеки и подбородок. Отсмеявшись, император вытер набежавшие слезы кружевным платочком и хитро посмотрел на принца. Тар тоже улыбался.
- Решил, что судьба вновь свела тебя с тираном вроде господина Хате Красного петуха? Да, мой бедный слуга Хате, к сожалению, перестал дружить с головой на старости лет. Мало того, что он утаивал от казны налоги и убивал почем зря всех забредавших в его владения путников, так еще прикормил в собственном доме выродка! Конечно, тут не обошлось без влияния его драгоценной супруги, госпожи Кабаты. Кажется, вы имели удовольствие видеть эту даму в ее доме?
Хельви, которому до сих пор не приходила в голову мысль, что мать Фосе может иметь собственное имя, только кивнул. Он незаметно переглянулся с Вепрем, и люди с гарпией медленно приблизились к креслу Раги. Император негромко хлопнул в ладоши. Хоть принц решил, что звук еле слышен в огромной зале, двери мгновенно распахнулись, и несколько богато одетых слуг внесли пару длинных скамей. Они поставили их напротив кресла императора и исчезли. Раги указал собравшимся на сиденья. Хельви, понимая, что сидеть в присутствии императора - большая честь, низко поклонился. Тар уселся на скамью как ни в чем не бывало. Вепрь и гарпия тоже не стали разводить церемонии, впрочем, кажется, Раги не требовал строгого соблюдения этикета. Сури осталась стоять за спиной отца, облокотившись о его кресло.
- Я могу рассказать тебе, кто такие выродки и Ожидающие, коль скоро слова моего верного слуги не вызывают у тебя доверия. Война людей, которая произошла во время правления моего деда, императора Аста Десятого, принесла нам большие неприятности. Мы не участвовали в ней, кроме нескольких десятков семей, которые чувствовали себя связанными узами чести с Халленом Темным. Их главы явились в Гору девяти драконов и сообщили об этом императору. Как ты понимаешь, он не мог удержать их. Наверное, это была его ошибка. - Раги сделал небольшую паузу. - Потом, после разгрома войск Халлена, эти семьи, освобожденные от клятв верности, вернулись домой. Конечно, не все. Многие альвы пали на поле боя, на Лунной просеке и возле Нонга. Истории их героической гибели золотыми буквами вписаны в летописи их семей. Однако вслед за уцелевшими пришел Черный колдун. Он жил при Халлене в башне на окраине твоего королевства. Никто из людей не решался подойти к его мрачной твердыне, и только самые безбашенные Младшие забредали подчас в те леса. Существует много страшных легенд, в которых описывается, чем именно занимался Черный колдун в своей башне. Однако Халлен относился к нему снисходительно. Говорили, что Черный колдун был его наставником. Я не очень понимаю этой преданности людей своим учителям.
В случае с альвами, например, от которых твои соплеменники получили многие знания, речи не идет не только о преданности, но даже об элементарной признательности. Впрочем, я отвлекся. Черный колдун пришел в Гору девяти драконов и перво-наперво предложил свои услуги в воспитании наследника - моего отца. Дедушка, имя которого на человеческий переводится, между прочим, как Смотрящий Сквозь Камни, отказал магу. Тогда колдун потребовал, чтобы те семьи, которые были связаны клятвами с погибшим Халлеиом, явились к нему в башню. Хотя война и была закончена, башня стояла в лесу совершенно пустая. Думаю, что королевские войска просто боялись к ней подойти.
Хельви открыл было рот, чтобы возразить, что среди подданных короля Хамеля трусов не водилось, а Ронге не захватили сразу же только потому, что существовал приказ Мудрых, которые хотели самолично въехать в черную башню. Однако император предупредительно фыркнул, совсем как Наина. Этого было довольно, чтобы Хельви решил отложить свой исторический комментарий на более позднее время. В конце концов, ссориться с императором альвов было глупо.



Принц украдкой взглянул на своих спутников. Сидевший рядом Вепрь чуть порозовел, очевидно, ему было тяжело стоять. Гарпия не мигая уставилась иа императора. Странно, что Раги совсем не боялся, что коварная ночная убийца сидит буквально в нескольких шагах от него. Наверное, у него есть какой-то магический защитный талисман. Тар согласно кивал после каждой фразы, произнесенной повелителем. А Сури, оказывается, в упор смотрела на Хельви и, когда он поймал ее взгляд, покраснела и уставилась в пол. Между тем император продолжал:
- Разумеется, как ни отчаянны были главы семей, вернувшихся из похода на королевство Синих озер, только один из них решился на поездку в башню Черного колдуна. Дело в том, что он был очень алчен, а маг твердил, что хочет лишь исполнить волю своего погибшего друга и одарить верных ему альвов золотом из своих запасов. Уж какое там было золото и откуда оно взялось посреди леса - Красному петуху Вонге не пришло в голову поинтересоваться. Он явился к моему отцу с тем, чтобы сообщить о своем решении ехать в башню. Напрасно Аста пытался отговорить упрямца - тот лишь твердил, что его семья потеряла довольно мужчин в сражениях за принца Халлена, чтобы рассчитывать на компенсацию. Он говорил как наемник. Потеряв достоинство воина, он вполне заслужил тот "подарочек", который приготовил ему Черный колдун, - категорически закончил Раги.
Возникла пауза. Хельви, который жаждал продолжения, с удивлением понял, что император закончил рассказ.
- Прости, государь, но я так и не понял, кто такие выродки и Ожидающие?
- Эти люди не очень умны, - полувопросительно-полуутвердительно обратился император к Тару.
- Государь, просто наши гости наотрез отказались выслушивать какие-либо комментарии с моей стороны по этому поводу. Однако если государь позволит, я попытаюсь закончить этот печальный рассказ. Красный петух Вонге действительно приехал в башню и получил от Черного колдуна какие-то драгоценности, в том числе и амулет для юной супруги Вонге, госпожи Бахе. С этим амулетом до сих пор не все ясно - то ли он сам нес проклятие на владельца, то ли с его помощью Черный колдун мог связываться с его обладателем. Короче, когда через положенный срок Бахе понесла и родила наследника, никто не заподозрил дурного. Поначалу он производил впечатление совершенно нормального младенца, однако чем старше становился, тем яснее было Вонге, что он породил чудовище. Кости у ребенка не росли, зато он быстро набирал вес и вскоре стал похож на большой пузырь. Пальцы рук в один прекрасный день срослись вместе и приобрели форму клешни. Крепкие буроватые наросты, покрывавшие их, делали эти клешни настоящим оружием - острым, и прекрасно двигающимся.
Наследник перестал понимать нормальную речь, хотя поседевшая от горя Бахе и клялась, что умеет разговаривать со своим бедным мальчиком и даже понимать то мычание, которое издавал выродок. Амулет Черного колдуна был, разумеется, выброшен, но это уже не имело никакого значения. А вскоре за сыном Красного петуха Вонге обнаружили еще одну способность - несмотря на большой вес и кажущуюся неповоротливость, он легко и быстро перемещался по родительскому дому, умел пролезть в самую узкую бойницу. Как ему это удавалось, мы не можем себе представить. В один прекрасный день он вылез из своей тайной каморки, где его держали по приказу Вонге, залез в кухню и напал на работавших там слуг. Четверо альвов были убиты на месте. Только после этого Красный петух Вонге решился убить выродка. Однако облава по всему дому продолжалась несколько недель и стоила жизни пятнадцати воинам. Наконец выродка прикончили. Однако в роду Красных петухов время от времени продолжали рождаться эти твари. Уж что только ни делал клан - и окуривали дома рожениц священными благовониями, и вызывали колдунов из столицы, и строили алтари ушедшим богам. Все напрасно. По закону, который специально издал Аста, младенец, наследовавший особенности выродка, должен был быть немедленно умерщвлен. Беда в том, что это проявлялись не сразу после рождения, а в процессе взросления. Так что некоторые матери, как вы, наверное, представляете, настолько привязывались к своим деткам, что видели в них только родную кровиночку, а никак не ужасного монстра. Так произошло и с супругой Хате, госпожой Кабатой. Их выродок не был убит во младенчестве и дожил до весьма солидных лет. Он безнаказанно хозяйничал в доме, время от времени пугая прислугу и убивая специально приводимых в дом Красного петуха Хате путников - отдавать в жертву кровожадной твари собственных подданных Хате не решался. Госпожа Кабата и ее супруг свято хранили свою тайну, так что мы совсем недавно смогли узнать о том, что творится в Верхате.
- Если Хате кормил своего выродка Младшими, то он мог ловить и сванов, прижившихся в усыпальнице Ашух? Поэтому они наложили заклятие на вход? - задал вопрос Хельви.
- Нет, - покачал головой Тар. - Усыпальница лесной хозяйки - настоящая святыня альвов. Кроме того, должен признаться, сваны хорошо ее стерегли. Что касается использования сванов в качестве приманки для выродка, то я думаю, что стражи Ашух вряд ли могут быть съедобны. Они выглядят как высушенные рыбины и едва дышат. Вряд ли они состоят из мяса и костей.
- Там, среди стражей Ашух, я встретил Мудрого, - хмуро сказал принц, обращаясь к императору. - Я понял, что он и есть тот самый Черный колдун. Получается, что он все время жил поблизости от проклятой им семьи Красных петухов и вполне мог поддерживать свое заклятие. Поэтому никакие усилия по его снятию не принесли результатов.
- Мой слуга рассказал мне о твоей встрече с неким Стражем, - медленно отвечал Раги. - Если он в самом деле имеет отношение к Черному колдуну, то я срочно отошлю туда своих лучших магов. Тар объяснил в общих чертах, как именно работает заклятие на входе в усыпальницу. Как только имперские маги откроют ворота, мы тщательно обыщем прибежище лесной хозяйки. Давно пора навести в той части леса порядок. А уж если нам в руки попадет сам Черный колдун, он получит по заслугам за все свои козни.
- А про Ожидающих я понял сам, - неожиданно добавил Хельви. - Это личная гвардия императора. Лучшие воины, самые опытные, умные и хитрые, которых можно послать с любым поручением. Которые могут просидеть сорок лет в засаде, чтобы захватить добычу. Государь, окажи мне честь, позволь мне тоже стать Ожидающим.
Тар рассмеялся. Император с улыбкой на губах царственно покивал головой. Хельви показалось, что Раги доволен этой необычной просьбой. Зато Сури кинула на принца такой отчаянный взгляд, что ему стало не по себе. Даже небольшое сомнение на миг закралось юноше в сердце - в конце концов, он ничего точно не знал о том, чем занимаются Ожидающие. Пример работы Тара, конечно, был недурным, однако знакомый альв был только одним воином из императорской гвардии, кроме того, как явствовало из его доверительных отношений с повелителем, не самым последним.
- Чтобы заслужить право войти в когорту Ожидающих, нужно совершить более весомый подвиг, чем победить выродка. Однако твое желание делает тебе честь, принц. Не каждый, рожденный на шелках в королевском замке, захочет выбрать себе суровую судьбу воина. Я запомню твою просьбу и обещаю, что у тебя появится возможность проявить себя и доказать, что я в тебе не ошибаюсь.
Краска ударила в лицо Хельви. Он впервые в жизни попросил у кого-то позволения и получил отказ. Какого же подвига ждет от него сиятельный Раги Второй, по сравнению с которым схватка с "мешком" была детской забавой? Неужели Тар совершил нечто еще более невообразимое и героическое, чем Хельви? А принц принял его за весьма осторожного и не лезущего на рожон малого. Хотя, может, настоящие герои именно таковы - не штурмуют крепости, а залезают в них через заднюю калитку, с горечью подумал Хельви. В конце концов, в настоящей битве остался жив - уже совершил чудо.
Между тем Тар привстал с сиденья и вновь наклонился к уху императора. Раги, крякнув, промокнул губы платочком и обратился к принцу. Вепрь, который все время совершенно неподвижно и неслышно просидел рядом с Хельви, придвинулся ближе к краю скамьи. Его меч с лязгом ударился об пол. Однако никто из присутствовавших даже не обернулся.
- Мой слуга просит тебя, принц, оказать ему честь и выступить наблюдателем с его стороны в бою с господином Фосе, сыном Хате Красного петуха. Кажется, ты присутствовал при передаче ему вызова. Я полагаю, что участие в этом ритуале могло бы помочь тебе лучше представить себе те законы, по котором мы живем. Если ты впоследствии действительно свяжешь свою жизнь с Ожидающими, а должен тебе сказать, что ты в этом случае станешь первым человеком, удостоенным такой чести. Знания о том, что такое поединок чести, тебе весьма пригодятся.
Хельви не стал отвечать и просто поклонился императору, принимая предложение. Его немного раздражала новая манера Тара обращаться к нему через повелителя, но он утешал себя мыслью, что это всего лишь часть этикета. Хотя это какой-то странный этикет, не мог не признать принц. Садиться, глазом не моргнув, в присутствии императора можно, а обращаться к третьему лицу от своего имени - нет. Ладно, это все-таки легче перенести, чем, например, если бы Раги разговаривал с Хельви через Тара.
- Что ж, я рад, что мы поговорили и сошлись в некоторых вопросах. Надеюсь, ты еще не раз посетишь наше скромное общество, и мы услышим от первого лица рассказы о твоих подвигах. Те, что поведал мой слуга, наверное, лишь присказка к тем удивительным приключениям, которые выпали на твою долю.
Выговорив скороговоркой эти традиционные фразы, император вновь негромко хлопнул в ладоши. Несколько рослых альвов вбежали в зал, словно все это время только и делали, что таились у двери и прислушивались, не позовет ли их господин. Дальнейшая картина поразила Хельви в самое сердце. Дюжие слуги подхватили кресло с Раги и легко понесли его к выходу. Император, вознесшийся к потолку, дружески улыбался и помахал оставшимся в зале гостям ручкой. Впрочем, прощание было недолгим - кресло с повелителем резво выплыло из покоев, и белые двери за ним захлопнулись.
- Ну и дела, - раздался под ухом у принца голос Вепря.
Хельви обернулся. Алхин осторожно провел рукой по волосам здоровой рукой и вдруг подмигнул принцу. Юноша заулыбался в ответ. Гарпия вскочила с лавки и устремилась к огромному зеркалу в золотой раме, висевшему на стене. Оно не было Истинным, поэтому вместо уродливой старухи в нем отражалась вполне миловидная женщина в длинном зеленом платье. Тар стоял рядом с Сури, которая низко опустила голову и казалась очень задумчивой.
- Я рад, что ты согласился стать моим наблюдателем на поединке чести с Фосе. Я планирую провести его завтра утром.
- Но я не знаю правил поединка и вообще - разве Фосе приехал вместе с нами в Гору Девяти Драконов? Кто же сейчас правит в Верхате? И кстати о доме Красного петуха - если Хате убил выродок, то почему рядом с трупом хозяина обнаружили тело его слуги Куба, убитого стрелами с малиновым оперением? Что-то непохоже, чтобы "мешок" владел луком.
- Мне нравится твоя любознательность, человек. Что касается поединка, то не забивай себе голову - ты все узнаешь в свое время. Обещаю, со своей стороны, что никаких неприятных сюрпризов для тебя не будет. Наблюдатели только следят за ходом схватки, никаких состязаний для них не предусмотрено. Фосе, разумеется, тут, в Горе. Его мать, госпожа Кабата, прибыла вместе с ним. Они находятся сейчас в темнице императорского дворца. После поединка чести, если Фосе останется жив, ему предстоит суд. В Верхате временно управляет наместник Раги Второго - мой кузен Водр. А что касается подробностей гибели Хате, то их-то мы и узнаем на суде. Думаю, что Фосе и Кабате будет угрожать гораздо более серьезное наказание, чем простое отрубание голов.
- Ничего себе. Что ж, выходит, если ты не прикончишь сыночка Хате, то все равно ему не миновать смерти? - спросил Вепрь.
- Я бы не стал сравнивать такие вещи. У него будет возможность умереть как воину и мужчине, с мечом в руке. Это большая удача. Я, честно говоря, никогда не подарил бы ее такому трусу и прохвосту, как Фосе, но слово не воробей. В минуту гнева я бросил ему вызов и теперь обязан довести дело до конца, - скромно пояснил Тар.
- А что, женщин в империи альвов казнят наравне с мужчинами? - морщась, задал вопрос Хельви.
- Конечно. Они ведь тоже должны хранить честь и достоинство и чтить законы своей страны.
Тар, произнося эти слова, почему-то посмотрел на гарпию, которая, с его точки зрения, едва ли чтила законы страны и вполне могла составить компанию Кабате и Фосе на месте казни. Хельви немного передернуло. В королевстве Синих озер женщин не наказывали наравне с мужчинами. Впрочем, признаться честно, они едва ли могли всерьез пойти на какое-то преступление, так как с момента рождения пребывали под постоянным присмотром родителей, прислуги, а затем и мужа. Причем у простолюдинов, насколько знал Хельви, женщины должны были терпеть гораздо более суровый контроль, чем в знатных домах, где придворные дамы все же имели небольшие привилегии. Кроме того, он полагал, что заступничество Кабаты спасло их от верной смерти. Конечно, Меч королей в руках Вепря был достаточно грозным оружием и мог до известного времени сдерживать натиск врагов, однако если бы Фосе кинул на них всю гвардию, едва ли они сумели победить. Она не была похожа на преступницу, подумал Хельви, эта маленькая хрупкая румяная повелительница. Неужели под этими благородными чертами скрывалась коварная злодейка?
Тем временем Тар обратился на родном языке к дочери императора. Он произнес несколько довольно витиеватых фраз, значения которых Хельви не понял, и отвесил Сури изысканный поклон. Однако наследница отрицательно покачала головой и сделала едва уловимый жест рукой, невольно копируя своего батюшку. Тар поморщился, но поклонился вторично.
- Я прошу прощения, но меня ждут дела. Я зайду еще вечером к тебе, принц, чтобы уточнить время завтрашнего поединка.
Когда альв вышел из зала, Сури наконец подняла свои бирюзовые глаза и посмотрела на Хельви. У нее был озабоченный вид. Принц даже подумал, что бедняжка распереживалась по поводу казни семьи предводителя Красных петухов, но тут же вспомнил, что Сури, в отличие от него, с детства живет во дворце и прекрасно наслышана о том, за что и кого тут казнят. Наверное, император со своей дочерью даже присутствуют на экзекуции. В королевстве Синих озер детей не брали на казни, но юные королевичи в обязательном порядке должны были наблюдать, как на судной площади рубят головы преступникам.
- Ты напрасно просишь у отца принять тебя в ряды Ожидающих, - неожиданно сказала Сури. - Ты не знаешь, что за темные дела вершат такие, как Тар, в нашей империи. Ты говорил, что они смелы и опытны, но ты не можешь себе представить, насколько они коварны и жестоки, когда идут по следу врага. Ожидающим ничего не стоит вырезать целую деревню, если они заподозрят, что между невинными жителями скрывается преследуемый преступник. Ни один из Ожидающих не имеет семьи, потому что любой разумный альв не захотел бы для своей дочери столь бессердечного супруга.
- Но ведь у них есть родители, откуда-то их набирают? - вмешался Вепрь.
- В когорту Ожидающих принимают либо круглых сирот, либо найденышей. Именно потому они так и называются - у них нет ни отца, ни матери, ни дома, ни жены, ни детей, они лишь ожидают приказов своего императора. Получение приказа и его точное и своевременное исполнение - вот смысл их жизни, - горячо заговорила Сури, обращаясь к алхину.
- Но Тар, мне кажется, не такое уж бессердечное чудовище, как ты описываешь, - неуверенно сказал Хельви.
Сури сердито фыркнула. Вепрь открыл рот, чтобы высказать свое драгоценное мнение по поводу личности Тара, но неожиданно вспомнил, что беседует с принцессой, и промолчал. Конечно, разговаривать с особами королевской крови ему было не впервой - вот с Хельви, например, можно было спокойно перекинуться словом-другим и даже велеть ему замолчать, если принц начинал сильно допекать. Но все-таки Хельви, при всем уважении к нему, был королевичем без королевства, то есть не совсем настоящим королевичем, сделал туманный вывод Вепрь. Не факт, что тот тон, в котором алхин привык общаться с юношей, понравится дочери императора альвов. Хорошо хоть слуги, которые пришли за Вепрем в комнату, предупредили человека, что они ведут его на встречу с самим повелителем и его дочерью.
- Делай как знаешь, - резко махнула рукой Сури.
Не обращая никакого внимания на Вепря и гарпию, она грациозно пересекла зал и захлопнула за собой одну из дверей, за которой исчезли придворные. Хельви, который попытался объяснить капризной принцессе, что он, по сути дела, и является сиротой - его родители умерли, не оставив ему ничего, - лишь посмотрел вслед Сури. Про себя он дал слово до вечера отыскать девчонку - в конце концов, она обещала показать ему императорскую библиотеку, а Хельви было просто необходимо найти кое-какую информацию по нескольким интересующим его вопросам. Да и, положа руку на сердце, ему было приятно поболтать с дочерью Раги Второго. Она была умна, деликатна и умела слушать. Хельви с гораздо большим удовольствием услышал бы от нее информацию о правилах поединка чести и роли в нем наблюдателя, чем от Тара.
- Она с тобой не церемонится, как я заметил. Хороший мой, не я ли говорил тебе, что нужно бежать от этих безумных Младших при первой же возможности. Но нет, зачем слушать Вепря, когда прекрасный господин Тар легко уладит любую проблему. Он ее уладит, а потом с той же милой улыбкой свернет тебе шею, выполняя прихоть своего самовлюбленного повелителя, - мне кажется, девочка горячилась, рассказывая, но сообщила чистую правду.
- Ладно тебе, Вепрь, не ворчи. Сам знаешь - если бы мы воспользовались твоим планом и попытались выползти через дымоход, то попали бы прямиком в зубы этому выродку, если они у него, конечно, есть. Я рад, что ты остался жив. Не поверишь, но я совершенно не помню, чем окончилась та схватка. Помню только, что убегал от "мешка", а потом ты решился напасть на него с другой стороны и он тебя ранил. Мне показалось, что он отрезал тебе ноги.
- Ну, тебе тоже хорошо досталось. И нашему прекрасному альву тоже, не к ночи он будет помянут. Не люблю я тайной стражи, ни королевской, ни императорской, - пожаловался алхин кому-то невидимому. - На самом деле ноги мне "мешок" не оторвал, но порезал глубоко. Я упал на пол, и выродок уже пошлепал ко мне, чтобы прикончить. Уж не знаю, как именно он это делал, но судя по тому, как трагически скончался его папаша, горло резать умел. В любом случае я уж решил, что конец пришел. Как вдруг ты - вот уж не ожидал - кинулся на этого выродка с мечом наперевес. Тут и Тар, куковавший у окна, пришел в себя и влез в драку. Но если бы не ты, он бы точно меня слопал - Тар бы просто не успел добежать. "Мешок" ударил тебя несколько раз, но ты, верно, уворачивался, или тебе просто везло, но ты устоял на ногах и все бил его мечом. Никогда не видел такой схватки.
- А что было потом? - Хельви был немало смущен собственным геройством, тем более что в голосе алхина звучал хорошо знакомый сарказм. Словно тот не был доволен, что принц спас ему жизнь!
- А потом я отключился. Правда, альвы, которые лечили меня по дороге в Гору девяти драконов и потом, во дворце, рассказывали, что наша милая гарпия тоже внесла малость в общую победу. Она меня, собственно говоря, вынесла, - Хельви изумленно посмотрел на Вепря, потому что после этих слов алхин впервые за их знакомство покраснел. - Ну, дальше - двери все-таки выбили, воины ворвались в зал, потыкали копьями в уже дохлого выродка и подобрали тела победителей. Говорят, я был совсем плох, ты чуть получше, а гарпия и Тар вообще отделались царапинами. Но поскольку именно я отправлялся вслед за ушедшими богами, видно, основное внимание лекарей было отдано мне. Мы с Наиной переживали, что ты никак не приходишь в себя.
Вепрь закончил рассказ и глубоко вздохнул. Было видно, что история почему-то вызывает у него не слишком добрые чувства.


ГЛАВА 18

До вечера разыскать Сури принцу не удалось. Встречавшиеся ему на пути альвы делали вид или действительно не понимали, о чем он спрашивает. Дворец Раги Второго был огромным. Хельви помнил легенду, что резиденция императора альвов была вырублена на предгорье и что из ее окон можно разглядеть вершины Черных гор. Собственно, в те давние времена, когда дворец и город были заложены, в Черных горах гнездились самые настоящие драконы, отсюда, наверное, возникло и название столицы. Однако тех самых окон Хельви не нашел, хотя исходил немало залов. Прекрасные виды, раскрывавшиеся по ту сторону стекла, радовали глаз, но Сури принц так и не встретил, и это опечалило его.
Впрочем, до того как отправиться на поиски дочери императора, Хельви провел некоторое время с Вепрем и Наиной. Они вместе отобедали в просторной комнате, которую отвели для алхина. Гарпия разместилась в соседних покоях, однако приняла участие в общей трапезе. Хлебнувший вина Хельви, развеселившись, даже попробовал прожевать кусочек сырого мяса из ее миски, поскольку Наина уверяла, что именно в таком виде оно наиболее вкусно и ароматно. Вепрь только посмеивался, глядя на чудачества своего приятеля. Он с видимым удовольствием уплетал те лакомства, которыми был уставлен стол.
Наевшись, люди откинулись на высокие спинки стульев и вытянули ноги. Гарпия тоже не стала вскакивать из-за стола, а чинно сидела на своем месте, искоса поглядывая на спутников. Алхин, порыгивая, вытянул из кармана новой куртки зубочистку, чем почему-то насмешил принца до слез. Не обращая внимания на Хельви, он с важным видом стал ковырять в зубах.
- Ты не рассказал мне самого главного - что же произошло с Мечом королей? Уж я не поверю, что тебя могли увезти из Верхата, пусть и тяжелораненого, без любимого клинка.
- Ты прекрасного мнения обо мне, хороший мой, надеюсь, что мне не придется разочаровать тебя в будущем, - ухмыльнулся Вепрь. - Ты прав, первое, о чем я спросил, когда пришел в себя на шаткой телеге, которая везла нас в Гору девяти драконов, было следующее: любезные, а куда вы задевали мою славную железяку? При мысли, что эти пустоголовые ребята не смогли оторвать мой меч от лежанки, мне захотелось бежать обратно в Верхат, поверишь ли! Но добрый старый Тар, который в то время еще был именно добрым старым Таром, а не тайной тенью императора Раги Второго, дружески объяснил мне, что при попытке к бегству я буду немедленно прикончен воинами, которым приказано доставить меня в столицу живым или мертвым. И отдал мне Меч королей. Оказывается, он носил его при себе, чтобы передать, как только я приду в себя. Ужасно мило с его стороны, ты не находишь?
Принц и алхин тихо захихикали. Наина, которая совершенно не понимала, что смешного было в истории, рассказанной Вепрем, удивленно смотрела на обоих. Отсмеявшись, принц потер тыльной стороной ладони подбородок.
- Так где же он сейчас? Ты отдал его на хранение в императорскую сокровищницу?
- Нет уж, теперь я не расстанусь с ним ни на минуту. Вот он стоит, - и алхин кивнул головой, указывая на небольшой ладный меч, который он снял, придя с принцем в свои покои. Выглядел клинок самым обыкновенным образом, лезвие не светилось. Хельви молча посмотрел на оружие, потом на Вепря, потом снова на меч. Кажется, "мешок" повредил алхина гораздо сильнее, чем тому кажется. Принц читал о случаях, когда некоторые могущественные бароны, уезжавшие на войну с Младшими, возвращались оттуда не только без рук или ног, но с настолько помутненным рассудком, что не могли узнать домашних. Некоторые из них заканчивали жизнь на цепи в собственной спальне. Вот и у алхина наблюдается помутнение сознания.
- Что молчишь, хороший ты мой? Решил, что старый Вепрь совсем тронулся умом? Смотри, - алхин протянул руку к рукоятке клинка, который стоял, прислоненный к стене в нескольких шагах от человека.
Хельви успел подумать, что не стоит заострять внимание Вепря на этом клятом мече, и только собрался отвлечь внимание охотника за сокровищами Младших каким-нибудь рассказом из летописей королевства Синих озер, как вдруг увидел, что клинок медленно приподнялся над полом и поплыл по воздуху. Пара секунд - и он оказался в руке алхина. Рот у принца открылся сам собой.
- Видел? Сам идет ко мне в руки. И размер, и блеск, и даже форму я могу теперь изменять по собственному желанию. Я из него могу даже кинжал для весталы сделать! Смотри!
И алхин начал крутить клинок, который на глазах изумленного Хельви рассыпался яркими искрами, а когда блеск потух, принц увидел в руках Вепря небольшой кинжал с изогнутым лезвием. Опознать в нем огромный двуручный меч, который они тащили из подземелья черной башни Ронге, было решительно невозможно.
- Все же интересно, почему он не пошел к тебе в руки там, в Верхате.
- Я много думал об этом, хороший мой, и, кажется, нашел ответ. Вернее, ты мне его подсказал. Помнишь, ты спросил меня в том покое, где мы ждали нападения выродка, откуда он может вылезти, и я ответил, что наверняка из камина. Я бы сам точно полез в него, пытаясь убежать из дома Красного петуха. Думаю, что этот меч как-то читает мои мысли. Мы с тобой рассуждали о том, как он чувствует, к примеру, насколько опасен его противник, и ты сказал, что он может видеть глазами владельца. Я все-таки думаю, что он не видит, а оценивает обстановку в зависимости от тех сигналов, которые получает от своего хозяина и вообще от окружающих вещей. Уверен, что он умеет распознавать чужую магию. Узнав, что я планирую уйти через каминную трубу, он каким-то образом понял, что я рискую там потерять голову, и решил остановить меня. В общем, все это странная история. Но я получил назад свой Меч королей. Мешок тоже со мной - под кровать задвинут. Второе правило алхинов: владей столькими вещами, сколько сможешь унести в один прием. Мне кажется, я исполнил эту заповедь до конца.
- То есть, ты хочешь сказать, что теперь ты уйдешь? Меч ты получил, мешок тоже. Попробуешь сбежать из Горы девяти драконов?
Алхин прищурился и некоторое время молчал, пробуя пальцем остроту лезвия нового кинжала. Принц ждал ответа. История о волшебном мече удивила его, однако не так сильно, как еще несколько месяцев назад. Вот, скажем, если бы на Зеркальное озеро кто-нибудь привез такую игрушку - чудесный клинок, который принимает любое обличье по желанию владельца, - Хельви с утра до вечера бы ходил глазеть на единственное в своем роде оружие и даже, может быть, упросил бы Айнидейла купить ему эту диковинку. Однако сейчас, несмотря на то, что Хельви понимал всю неповторимость и универсальность клинка, ему не пришло в голову просить Вепря отдать клинок ему. Даже взять его из рук алхина и рассмотреть поближе принцу не захотелось. Надоело волшебство, вдруг подумал юноша. Хочется чего-то определенного, чтобы не менялось сто раз на дню, преподнося все новые сюрпризы. Нет, магия тоже хороша и иногда даже полезна, но в меру! В конце концов, я же не маг и даже не алхин, а простой человек, и я хочу обыкновенных человеческих вещей, с горечью сделал вывод Хельви.
- У нас с Наиной была мысль смотаться, как только я начал ходить. Но ты еще находился без сознания, и нам было не по себе, что мы бросим тебя неизвестно где в неизвестно каком состоянии, понимаешь? А теперь я думаю: и впрямь благородные поступки притягивают милость богов. Этот император, хоть и не сделал тебя Ожидающим, прекрасно понимает, какой подарок ты ему сделал. Сколько времени Тар гонялся за этим "мешком"? Сорок лет, ты говоришь? А мы преподнесли ему это чудовище за пару часов на блюдечке с голубой каемочкой. Так что этот Раги должен по меньшей мере осыпать нас сокровищами из своих больших сундуков, как ты считаешь? И уж после того, забрав полагающуюся мне часть, я решу, в какую сторону двинуться. Может, вернусь в королевство Синих озер, а может, найму Младших и махну сразу в Черные горы. Они тут неподалеку. Говорят, там в драконьих гнездах лежит немало интересных штучек.
- А если император не станет нас одаривать?
- Ты думаешь, он такой же скупердяй, как, любезный господин Хате Красный петух, мир его праху? Тогда бы, я думаю, он не баловал бы нас всякой вкуснятиной в таких хоромах, - Вепрь обвел здоровой рукой свою комнату. - Отнял бы у тебя цепь, у меня - меч и мешок, благо мы валялись без памяти, и охотились бы мы сейчас с тобой на императорских крыс в подземных казематах этого дворца. И это, заметь, еще в лучшем случае, хороший мой.
Хельви пожал плечами. В словах Вепря была логика, - однако что-то все же не давало принцу покоя. Уже выйдя от своих вновь обретенных приятелей и шатаясь по дворцу в поисках Сури, он все не мог понять, что же тревожило его в таком, казалось бы, стройном умозаключении алхина. Гуляя по залам, Хельви постарался как можно подробнее восстановить утреннюю встречу с императором. Конечно, он говорил с людьми довольно ласково. Особенно если учесть тот факт, что королевством Синих озер альвам до сих пор объявлена война. Короли династии Огена не могут простить Младшим, что в войне Наследников они выступили на стороне Халлена Темного. Хотя, как поведал Раги, это были всего несколько кланов, которые поддержали изгнанника из Шоллвета. Тем не менее на встрече император ни слова не сказал о будущих планах по поводу его нежданных гостей. Отпустят ли их домой или станут держать вместо шутов - Хельви было неизвестно.
Принц остановился у большого портрета, изображавшего даму в малиновом костюме для верховой езды и в черной шляпе с длинными полями. Какая-то родственница императора, подумал Хельви, вспомнив о геральдических цветах Раги Второго. Любопытно, кто же все-таки пустил в старого Куба стрелы с царственным оперением? Тар отвертелся от ответа на этот вопрос, сославшись на то, что император всех в свое время рассудит. Почему-то эта история со стрелами показалась юноше очень важной. Разглядывая картину, он наклонился вперед. Портрет был выполнен так мастерски, что создавалось впечатление, что длинные перья колышутся на ветру. Сколько лет понадобилось художнику, чтобы создать этот шедевр? Хельги внезапно понял, что именно мешало ему поверить в возможность получения подарков от Раги Второго.
Вечером, уже сидя в своей комнате, которую он нашел только с любезной помощью императорских слуг, он дождался Тара. Последний пришел, когда за окнами уже стемнело и расторопные лакеи внесли в покои зажженные светильники. Хельви распахнул ставни, наслаждаясь ароматом ночных цветов, распускавшихся у корней чудесных деревьев в саду императора. Тар неслышно вошел в комнату и кашлянул. Хельви обернулся и увидел Младшего, сжимавшего в одной руке массивную, довольно длинную дубинку. Альв упирался ею в пол, на манер посоха. На другом локте лежал ворох одежды. Впрочем, когда Тар бережно сложил этот беспорядочный ком на кровать Хельви, принц понял, что это только один плащ, очень широкий, скроенный из кусков разноцветной кожи какого-то невиданного зверя.
- Я принес тебе посох и плащ наблюдателя. Завтра во время поединка ты должен будешь выглядеть как написано в священном Кодексе, - Тар нагнулся и заботливо поправил краешек плаща, спадавшего с кровати на пол.
- Какая странная шкура. Или это все-таки ткань? - Хельви подошел ближе, разглядывая принесенную одежду.
- Кожа дракона. Этот плащ подревнее твоего рода, принц королевства Синих озер. Пожалуйста, постарайся его не испачкать.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 [ 10 ] 11 12 13
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Злотников Роман - Бешеный медведь
Злотников Роман
Бешеный медведь


Орлов Алекс - Сила главного калибра
Орлов Алекс
Сила главного калибра


Прозоров Александр - Цитадель
Прозоров Александр
Цитадель


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека