Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора


6
Еще два дня работы с Мальчускиным - и настала пора моего первого
отпуска. В течение этих двух дней путеец пришпоривал свою бригаду пуще
прежнего, и мы кое-чего добились. Вообще говоря, укладывать новые пути
было тяжелее, чем выкапывать старые шпалы, однако было тут и свое
преимущество - мы видели конкретные плоды своего труда, полотно день ото
дня вытягивалось все дальше. Прежде чем уложить шпалы, а на них рельсы,
приходилось еще и копать ямы под бетонные основания. Но к северу от Города
работали сразу три путевые бригады, протяженность проложенных ими путей
была примерно одинакова, и волей-неволей возникало соперничество: кто
сделает больше. Не без удивления следил я за тем, как эти, казалось бы,
подневольные люди рвались обогнать друг друга и, напрягаясь до седьмого
пота, еще и подтрунивали над теми, кто отставал.
- Два дня, - сказал Мальчускин перед тем, как отпустить меня в Город,
- и ни минутой больше. Скоро начнется перемещение, на счету будет каждая
пара рук.
- Через два дня я должен вернуться к вам?
- Это определит твоя гильдия... Впрочем, да, еще две мили ты
проведешь со мной. Затем, на следующие три мили, тебя передадут в другую
гильдию.
- А в какую именно?
- Не знаю. Это решат твои начальники.
В тот день мы закончили работу очень поздно, и я заночевал в хижине.
Честно говоря, у меня была на то и еще одна причина: мне ничуть не
улыбалось, проходя в сумерках через выемку, снова столкнуться со
стражниками. В дневное время их почти не было видно, но Мальчускин
рассказал, что ночные охранные патрули с каждым днем будут становиться все
многочисленнее, а перед самым перемещением пути будут стеречь как зеницу
ока.
Наутро я отправился вдоль путей вниз, в Город.

Теперь, когда я попал в Город на законном основании, разыскать
Викторию оказалось несложно. В прошлый раз я не решился на активные
поиски: ведь в глубине души я сознавал, что обязан как можно скорее
вернуться к Мальчускину. Два долгих дня отпуска меняли дело - теперь уж
никто не посмеет упрекнуть меня, что я уклоняюсь от своих обязанностей.
Впрочем, я все равно понятия не имел, как найти ее, и был вынужден
унизиться до расспросов. Сперва я все время попадал не туда, но наконец
меня направили в одну из комнат четвертого уровня, где Виктория и еще
трое-четверо молодых людей корпели над чем-то под началом
женщины-администратора. Заметив меня в дверях, Виктория шепнула ей
несколько слов и подбежала ко мне. Мы вышли в коридор.
- Привет, Гельвард, - сказала она, затворяя за собой дверь.
- Привет... Но если ты занята, я могу зайти и попозже.
- Не беспокойся, все в порядке. Ты же в отпуске?
- Да.
- Тогда и я в отпуске. Пошли.
Она повела меня по коридору. Мы свернули в боковой проход, потом
спустились по лесенке на полэтажа и очутились в узком коридорчике, по обе
стороны которого тянулись двери. Одну из этих дверей она и открыла,
поманив меня за собой.
Комната, куда мы попали, оказалась самым большим жилым помещением,
какое я до сих пор видел в Городе. В глаза прежде всего бросалась широкая
кровать, но была здесь и другая мебель, добротная и удобная, и еще
оставалось на удивление много свободного места. У одной из стен
примостились раковина и маленькая плита, а кроме того, в комнате стояли
стол с двумя стульями, платяной шкаф и еще два кресла. Больше всего
поразило меня то, что в комнате было окно.
Я тут же устремился к нему и выглянул наружу. Окно выходило во дворик
и на противоположную стену со множеством других окон. Дворик был неширок,
окно невелико - и что находилось по сторонам, видно не было.
- Нравится? - спросила Виктория.
- Какая большая комната! Она, что, твоя?
- Отчасти. Наша, как только мы поженимся.
- Ах, да, кто-то уже говорил, что мне положено отдельное жилье.
- Наверное, это и имелось в виду, - сказала Виктория. - Сейчас-то ты
где живешь?
- Все еще в яслях. Но, честно говоря, я там не ночевал с самой
церемонии.
- Ты уже работаешь вне Города?
- Я... Меня...


Я запнулся, не находя ответа. Вне Города? В самом деле, что сказать
ей - ведь я связан клятвой...
- Я знаю, что ты выходишь за стены Города. Это не такой уж секрет.
- А что еще ты знаешь?
- Кое-что знаю. Но об этом потом, мы с тобой, можно сказать, еще и не
разговаривали! Заварить тебе чаю?
- Синтетического?
Я тут же пожалел о неосторожном слове: меньше всего мне хотелось
показаться невежливым.
- Боюсь, что да. Но я вскоре начну работать в цехе синтеза, и, может
быть, удастся придумать что-нибудь, чтобы он стал получше на вкус.
Напряжение понемногу спадало. Первые полтора, а то и два часа
разговор шел практически ни о чем, не выходя за рамки взаимного вежливого
любопытства, но мало-помалу становился все более естественным - все же мы
с Викторией не были совершенно чужими друг другу.
В разговоре, разумеется, мы не могли не вернуться к нашей жизни в
яслях, и тут я почувствовал, что в глубине души у меня просыпается новая
тревога. Пока меня не вывели из Города, я и понятия не имел о том, что там
увижу. Уроки в яслях казались мне - как и большинству - сухими,
отвлеченными и оторванными от действительности. В нашем распоряжении было
несколько печатных книг, главным образом о жизни людей на Планете Земля, а
в основном учителя рекомендовали нам тексты собственного сочинения. Мы
узнали - или думали, что узнали, - многое о повседневных обычаях Планеты
Земля, но нам сразу же разъяснили, что здесь, на этой планете, мы ничего
подобного не встретим. Естественная детская любознательность немедля
ставила вопрос, а что же мы встретим, но на сей счет учителя хранили
гробовое молчание. И в наших знаниях образовался зияющий разрыв: с одной
стороны, мы изучали по книгам жизнь в каком-то ином мире, отличном от
нашего, с другой - напрягая воображение, строили догадки о жизни и обычаях
Города.
Это противоречие рождало недовольство, подкрепленное избытком
нерастраченной физической энергии. Но где, скажите на милость, было искать
отдушину? Лишь коридоры да гимнастический зал позволяли нам как-то
двигаться, и то со строгими ограничениями. Оставалось бунтовать - кто как
мог: младшие ударялись в рев, отказывались повиноваться, старшие дрались,
увлекались до фанатизма теми немногими видами спорта, что были возможны в
крохотном зале, а на последних милях перед возрастом зрелости начинали
всерьез интересоваться девочками.
Персонал яслей делал символические попытки пресечь непослушание,
накинуть на нас узду, но скорее всего учителя знали нашим выходкам
истинную цену. Так или иначе, я рос в яслях и принимал во всем этом не
меньшее участие, чем остальные. Последние пятнадцать-двадцать ясельных
миль я не отказывал себе в удовольствии провести время в обществе девочки,
- какой именно почти не играло роли. Виктории среди моих приятельниц не
было, но теперь, когда мы с ней готовились пожениться, оказалось, что
прежние интрижки имеют значение, да еще какое!
Странно, но чем дольше мы с ней говорили, тем отчетливее мне хотелось
похоронить призраки прошлого. Я гадал, не стоит ли исповедаться,
рассказать ей о своих приключениях, как-то объяснить прежнее поведение.
Однако она взяла инициативу в свои руки и ловко повела разговор так, чтобы
он не царапал ни ее, ни меня. Возможно, у нее тоже были свои призраки. Она
принялась рассказывать мне о повседневной жизни Города, и я, разумеется,
слушал с искренним интересом.
От нее я узнал, что для женщины занять сколько-нибудь ответственную
должность - дело редкое, и не обручись она со мной, ей бы не видать даже
нынешней своей работы. Выйди она за негильдиера, участь ее была бы
однозначна: производить на свет детей так часто, как только удастся, и
отдать все свои дни возне на кухне, шитью и другим незамысловатым домашним
заботам. Теперь же она приобрела известную власть над собственным будущим
и со временем могла рассчитывать даже на пост старшего администратора. В
настоящий момент она проходит обучение, в принципе сходное с моим. Разница
только в том, что ее наставники делают упор в первую очередь не на
практику, а на теоретические знания. Потому-то ей и удалось выяснить о
Городе и о том, как он управляется, куда больше, чем мне.
Мой интерес к рассказу Виктории был тем более неподдельным, что я-то
говорить о своей работе вне Города просто не имел права.
По словам Виктории, Город испытывал постоянную нехватку, с одной
стороны, воды - это, положим, я уже знал и от Мальчускина, - а с другой -
населения.
- Уж народу тут, кажется, пруд пруди, - заметил я.
- Да, но жизнеспособных детей всегда рождалось мало, а теперь и
рождений, что ни год, все меньше и меньше. Хуже того, преобладающее
большинство новорожденных - мальчики, девочек почти нет. И никто не
понимает почему.
- Не иначе, как от синтетической пищи, - съязвил я.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 [ 10 ] 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Афанасьев Роман - Два нуля
Афанасьев Роман
Два нуля


Посняков Андрей - Черный престол
Посняков Андрей
Черный престол


Курылев Олег - Шестая книга судьбы
Курылев Олег
Шестая книга судьбы


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека