Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
Облака сдуло. Шар исчез. Люди сгинули. Палатки,
растянутые на каркасах, струились и трепетали, как под
черным дождем. Вилли показалось вдруг, что до города тысяча
миль. Он быстро оглянулся. Ничего. Только травы и ночные
шорохи. Он снова повернулся, теперь уже медленно, и оглядел
безмолвные, темные, кажущиеся пустыми шатры.
- Не нравятся они мне, - в голос сказал он.
Джим не мог отвести глаз.
- Ага, - завороженно прошептал он, - ага...
Вилли встал. Джим остался лежать на траве.
- Джим! - позвал Вилли.
Джим вздрогнул, как будто его шлепнули по спине, Джим
привстал на колени, Джим уже поднимался, уже тело его
отвернулось, а глаза неотрывно прикованы к черным
полотнищам, к огромным зазывающим транспарантам, к
непонятным трубам, к дьявольским усмешкам темных, змеящихся
складок.
Вскрикнула птица. Джим вскочил. Джим перевел дух.
Облачные тени гнали их через холмы и оставили только на
окраине города.
13
Вместе с ветром в распахнутое окно библиотеки вливался
холод. Чарльз Хэллуэй долго стоял возле окна, но теперь
вдруг заторопился. По улице мчались две тени, обладатели
теней неслись на шаг впереди.
- Джим! - окликнул старик негромко. - Вилли!
Нет. Они не услышали и продолжали бежать. К дому.
Чарльз Хэллуэй огляделся. Бродя в одиночестве по
библиотечным коридорам, слабо улыбаясь внятным лишь ему
речам веника в руках, он, конечно же, слышал и вскрик
поезда, и бессвязные гимны калиопа.
- Три, - прошептал он едва слышно, - три утра...
На лугу уже поднялись шатры, карнавал ждал кого угодно,
кого-нибудь, способного преодолеть неширокое озерцо травы.
Вздутые шатры тихонько выпускали воздух, он покидал их
чрево, пропитавшись древними запахами больших желтых зверей.
Никого. Только луна старается заглянуть в угольную тень
между балаганами. Неподвижно мчатся карусельные лошади. За
каруселью раскинулись топи Зеркального Лабиринта. Там, вал
за валом, поднимаются из глубин волны пустых тщеславии,
отстоявшиеся за много лет, посеребренные возрастом, белые от
времени. Появись у входа любая тень - отражения шевельнутся
испуганно, в зеркалах начнут восходить глубоко похороненные
луны. Доведись появиться на пороге человеку - не предстанет
ли он сам перед собой миллионоликим? Вот он смотрит на них,
а они - на него; а ну как каждое из отражений вдруг
обернется и взглянет на своего соседа, и лица начнут
оборачиваться одно к другому, одно к другому, еще не старое
- к тому, что постарше, это - к еще более почтенному, а оно
- к совсем уже старому, потом к тому, что старше всех... Не
разыщет ли стоящий у входа человек в пыльных глубинах
Лабиринта себя самого, но только уже не пятидесяти-, а
шестидесятилетнего, семидесяти, восьмидесяти, девяноста
девяти лет?
У Лабиринта не спросишь, не ответит Лабиринт. Он просто
ждет, похожий на огромную арктическую снежинку.
Три часа... Чарльз Хэллуэй замерз. Кожа вдруг стала как
у ящерицы, кровь словно подернулась ржавчиной, во рту -
привкус ночной сырости. И почему-то никак не отойти от
окна. Далеко-далеко на лугу что-то поблескивает, как будто
лунный свет отражается в стекле. Может, эти вспышки -
какой-то код, может, они говорят о чем-то?
"Я пойду туда, - подумал Чарльз Хэллуэй. - Нет, я не
пойду туда. Там хорошо, - подумал он. - Нет, там плохо", -
тут же догнала следующая мысль.
Несколько минут спустя хлопнула, закрываясь, входная
дверь. По пути домой он миновал окна пустого магазина.
Внутри стояли козлы, а под ними - лужа грязноватой воды.
Кое-где виднелись кусочки льда, а между ними - длинная прядь
волос.
Чарльз Хэллуэй заметил ее, но почел за благо не увидеть.
Он отвернулся и прошел мимо, и вскоре улица опустела так же,
как и пространство магазина за витринным стеклом.


А вдали, на лугу, все поблескивал свет, отражаясь в
Зеркальном Лабиринте. Там мелькали тени, словно осколки
чьей-то жизни, еще не начавшейся, но уже пойманной и
ожидающей воплощения.
Лабиринт ждал; его настороженный холодный взгляд скользил
сквозь ночь, отыскивая хоть что-нибудь живое, хоть ночную
птицу, пролетающую над лугом. Она заглянула бы внутрь... и
пусть бы себе уносилась потом с заполошным криком дальше.
Но не было ни одной птицы.
14
- Три, - произнес голос.
Вилли прислушался. Озноб еще прохватывал тело, но он уже
согревался под одеялом и радовался, что вокруг - стены, над
головой - крыша и пол под ногами, что дверь наконец укрыла
его от огромности ночи, от обширности ночных пространств и
ночной свободы, слишком большой, слишком пустынной и
одинокой...
- Три...
Это - голос отца... уже внутри, здесь, в доме. Он там,
в гостиной, осторожно ходит и разговаривает сам с собой.
- Три...
Почему поезд пришел именно в это время? Значит, отец
тоже видел его? Следил за ним? Нет! Он не должен. Вилли
свернулся под одеялом в тугой клубок, стараясь унять дрожь
Что за ерунда? Чего он боится? Этого ворвавшегося, словно
черный штормовой прилив, карнавала? Или того, что знают о
нем только он с Джимом, да вот еще отец, наверное, а весь
город спит и не подозревает ни о чем?
Да. Вилли зарылся в одеяло с головой. Да.
- Три...
Три - это три утра, думал Чарльз Хэллуэй, сидя на краю
постели. Почему поезд пришел именно в этот час?
Да потому, текли дальше мысли, что этот час - особый.
Женщины ведь никогда не просыпаются в этот час. Они спят
сном младенцев. А мужчины средних лет? О, они хорошо знают
этот час. О Господи, полночь - это совсем неплохо:
проснулся - и уснул, и час, и два - не страшно, ну
поворочаешься и уснешь опять. А в шестом часу уже появилась
надежда, рассвет недалеко Но - три! Господи Иисусе, три
пополуночи! Врачи говорят, тело в эту пору затихает. Душа
выходит. Кровь течет еле-еле, а смерть подбирается так
близко, как бывает только в последний час Сон - это клочок
смерти, но три часа утра, на которые взглянул в упор, - это
смерть заживо! Тогда начинаешь грезить с открытыми глазами.
Боже, если бы найти силы встать и перестрелять эти полусны!
Но нет сил. Лежишь приколоченный к самому дну, выжженному
дотла. И эта дурацкая лунная рожа пялится на тебя сверху!
Вечерней зари не осталось и в помине, а до рассвета еще сто
лет. Лежишь и собираешь всю дурь своей жизни, какие-то
милые глупости близких людей - а их давно уже нет... Где-то
было написано, что в больницах люди умирают чаще всего в три
пополуночи...
- Хватит! - молча крикнул он.
- Чарли? - сонно-вопросительно пробормотала жена.
Он медленно снял второй ботинок. Жена слабо улыбнулась
во сне... чему? Она бессмертна. У нее есть сын. Но ведь
и у тебя тоже. Э-э, когда и какой отец на самом деле верил
в это? Не выносив ребенка, не пережив боли? Кто из мужчин
опускался во мрак и возвращался с сыном или дочерью так, как
это делают женщины? Эти милые, улыбающиеся создания владеют
доброй тайной. Эти чудесные часы, приютившие Время, - они
творят плоть, которой суждено связать бесконечности. Дар
внутри них, они признали силу чуда и больше не задумываются
о ней. К чему размышлять о Времени, если ты - само время,
если претворяешь мимолетный миг вечности в тепло и жизнь?
Как должны завидовать мужчины своим женам, как часто такая
зависть оборачивается ненавистью к этим мягким существам,
уже обретшим жизнь вечную! А мы? Мы становимся ужасно
важными, хотя неспособны удержать не только мир вокруг себя,
но даже себя в мире. Слепые, не ведающие целого, мы падаем,
разбиваемся, таем, останавливаемся и поворачиваем вспять.
Мы не можем придать форму Времени. И что же остается?
Страдать от бессонницы и пялить глаза в ночную темень.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 [ 10 ] 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Суворов Виктор - Освободитель
Суворов Виктор
Освободитель


Злотников Роман - Леннар. Псевдоним бога
Злотников Роман
Леннар. Псевдоним бога


Майер Стефани - Сумерки
Майер Стефани
Сумерки


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека