Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

- Вы пойдете со мной. Я хочу поговорить с вами, - повторил исполнитель.
Мак-Кейд знал, что это "Я" означало "ИИ" и что сопротивляться бесполезно. Компьютер хотел поговорить, и по каким-то причинам, известным одному ему, он не желал использовать для этой цели исполнителя.
Мак-Кейд ничуть не сомневался в том, о чем хочет поговорить властелин Звена. Когда взорвался Гассан, они практически оказались на грани нарушения закона номер один: "Не причинять вреда Звену".
Вполне вероятно, что к ним применят приказ о запрещении продолжения противоправного действия. Это - ладно, это Мак-Кейд переживет, лишь бы машина не решила полностью положить конец их действиям.
Сэм через силу улыбнулся и тут же подумал, значат ли что-нибудь для компьютера невербальные способы общения.
- Сию минуту! Мы уже идем! - С этими словами Сэм повернулся к подростку. - Док, отнеси руку Гассана в отсек для заключенных, а компьютер к семьдесят седьмому шлюзу. Получишь прибавку к своему жалованью.
Док был приятно удивлен, но все же спросил: - К жалованью? Вы что, хотите сказать, что мне заплатят? Мак-Кейд бросил взгляд на Фила, но тот был поглощен изучением своих стальных когтей.
- Да, - подтвердил Мак-Кейд, - и не важно, что там сказал тебе мой волосатый друг. Мы платим всем нашим наемным работникам. Увидимся позже!
Док ухмыльнулся и занялся оборудованием. Сэм повернулся к исполнителю и сказал:
- Хорошо, теперь мы в вашем распоряжении. Ведите нас!
Три серебристых исполнителя шагали впереди, еще трое - сзади. Толпа расступалась перед ними. Никто не хотел связываться с властелином Звена или с теми идиотами, которые уже сделали это.
Процессия миновала лабиринт запутанных коридоров и поднялась на лифте с надписью: "Вход воспрещен. Только для исполнителей". Через несколько секунд они вышли в просторный зал.
Первое впечатление - это тысячи огней, покрывающих стены и сводчатый потолок, словно немыслимо плотное звездное скопление. Они мерцали и словно бы расходились концентрическими волнами, похожими на круги от капель дождя на воде.
Вдруг Мак-Кейд заметил, что шестеро исполнителей отступили в стенные ниши и застыли, как статуи.
Глянцевито-черная палуба вдруг превратилась в видеоэкран. На нем появилось изображение перекрестка, где Сэм устроил свою ловушку. Затем последовали серии снимков, сделанные под разными углами, - то, что видел каждый отдельно взятый исполнитель.
Мак-Кейд и Фил увидели, как угодили в ловушку тройняшки, Деп-Смит и Гассан.
Когда видеозапись погасла, непонятно откуда раздался бесполый голос:
- Объясните!
В мозгу Мак-Кейда пронеслось множество вариантов объяснений, но он не был уверен, что какой-нибудь из них поможет. ИИ не был дураком и обладал бесчисленными источниками информации. Нет, лучше всего сказать правду и надеяться на лучшее.
Он прочистил горло и начал:
- Несколько недель назад на планету Алиса напали пираты. Во время этого набега они похитили более полусотни наших детей. Меня и моих спутников послали на поиски этих детей, чтобы вернуть их домой. В четвертом кольце рынка рабов мы обнаружили, что на продажу выставлены двадцать три наших ребенка, и купили их, используя занятые у вас средства.
В данном конкретном случае мы ловили тех правонарушителей, которые разыскиваются правительством Империи. Мы собираемся продать со скидкой причитающееся нам вознаграждение, использовать эти деньги для оплаты наших долгов и забрать детей домой.
Мак-Кейд повернулся к Филу и спросил:
- Не упустил ли я чего-нибудь?
Тот отрицательно покачал головой.
Несколько мгновений ИИ молчал, словно в раздумье, хотя, может быть, он общался с кем-нибудь еще. Потом он заговорил:
- Я не согласен с вашим товарищем. Кое-что вы все же забыли упомянуть. Среди пропавших детей и ваша дочь.
Мак-Кейд поглядел на множество мерцающих огней и пожалел, что у компьютера нет лица. Сердце рычажным молотом билось в грудную клетку. Как он узнал о Молли? Может быть, она здесь? Может быть, пришел конец его поискам? Сэм с трудом заставил себя говорить спокойно:
- Это правда. Вы знаете, где она?
Ответ был лишен каких-либо чувств. Так могла говорить только машина:
- Нет, не знаю. Тем не менее у меня для вас есть личное сообщение.
- Что у вас есть?
И вновь палуба преобразилась в огромный видеоэкран, у появившегося на нем человека были белокурые волосы и синие глаза. Это лицо знали миллиарды разумных в сотнях разных систем. Многие любили его, некоторые ненавидели. Это было лицо самого Императора.
Если бы не Сэм Мак-Кейд, этот человек мог все еще предаваться медитации высоко в горах Мира Ветров и учиться у мистиков, которые называли себя "Идущими по Пути".
Да, Император был обязан Мак-Кейду, более того, он считал его своим другом.
Из-за того, что Мак-Кейд не завидовал власти Императора, не жаждал его богатства и не трепетал перед его званием, он был единственным человеком, которому мог доверять Император Александр.
Император на экране улыбнулся и произнес:
- Привет, Сэм! Я бы очень хотел приветствовать тебя в лучшие времена. Мне жаль, что твою планету подвергли нападению, я беспокоюсь о Молли и прекрасно понимаю, что Алиса подверглась опасности из-за того, что ты служил мне. Большинство людей думает, что я всесилен и могу исправить любое зло, но ты знаешь меня лучше. Я с горечью сознаю, что не в моих силах вернуть потерянную жизнь, исцелить израненное тело или возместить урон, нанесенный вашей планете. Тем не менее я делаю все, что могу. Описания детей отправлены на каждую военную базу Империи, наши корабли имеют предписание следить за всеми судами Понга, и Свонсон-Пирс со своими людьми тоже ведут поиск.
Свонсон-Пирс, бывший друг и бывший враг Мак-Кейда, был не кем иным, как тем адмиралом Свонсон-Пирсом, который возглавлял Космическое разведывательное управление и подчинялся непосредственно Императору Александру.
- Однако, зная тебя, - продолжал Император, - я подозреваю, что ты уже решаешь эту проблему по-своему и, возможно, добиваешься больших успехов, чем мы. Все же никогда не помешает иметь друзей в высших кругах, так что обращайся ко мне, если понадобится моя помощь. Хоть Звено находится вне нашей юрисдикции, мы иногда оказываем услуги друг другу, и, может быть, оно согласится содействовать тебе.
Линии шлет тебе свой привет и любовь. Пожалуйста, дай нам знать, когда Молли окажется в безопасности.
Изображение померкло.
Наступила тишина. Секунды бежали, превращаясь в минуты. Казалось, ИИ размышлял, или занимался чем-нибудь еще, или просто забыл о них.
Мак-Кейд решил, что последнее вероятнее всего. ИИ был повсюду, в тысячах воплощений, и если бы машина пожелала, она могла бы поддерживать разговор с ними и одновременно заниматься другими делами.
Наконец, когда прошли добрые пять минут, компьютер заговорил так, как если бы никакой паузы не было:
- Итак, гражданин Мак-Кейд, похоже, что у вас неожиданно появился могущественный союзник, а значит, ваш статус меняется коренным образом.
Возможно, вам будет интересно узнать, что торпеда с сообщением от Императора прибыла всего лишь несколько часов назад. Если бы не его вмешательство, этот разговор мог пойти в совершенно другом направлении. Вся ваша деятельность здесь угрожала не только моему благополучию, но и жизни моих гостей, значит, мне не оставалось ничего другого, кроме как дать вам урок.
К счастью, вы захватили достаточное количество скрывающихся от закона преступников, чтобы заплатить большую часть вашего долга. Учитывая, что Император пожелал возместить оставшуюся часть, а также то, что вы, без сомнения, хотите убраться отсюда как можно скорее, я прикажу моей команде передать детей в ваше попечение.
Мои служащие позаботятся также и о несанкционированной тюрьме, которую вы и ваши товарищи устроили на палубе "В". Я распоряжусь судьбами задержанных так, как сочту нужным.
Мак-Кейд поднял брови. Что он хочет этим сказать? Передаст ли ИИ задержанных Империи? Или же, наоборот, отпустит, чтобы сохранить за собой репутацию места, где не властны никакие законы? Хотя раз уж властелин Звена освобождает детей, все остальное совершенно не важно.
Компьютер не спросил, согласен ли Мак-Кейд, но тот заговорил об этом сам:
- Спасибо. Такое решение будет самым лучшим.
Часть огней, мерцая, взметнулась к вершине купола. Компьютер сказал:
- Всего хорошего.
Мак-Кейд кивнул и повернулся к лифту. Он почти зашел в него, когда ИИ заговорил снова:
- Гражданин Мак-Кейд!
- Да?
- Перед тем, как передать заключенных мне, возможно, вы пожелаете допросить женщину, известную как Лорина Деп-Смит.
Мак-Кейд нахмурился.
- Ладно... но для чего? - спросил он недоумевая.
Компьютер сделал театральную паузу.
- Потому что она командует судном, которое доставило детей на Звено.

16

Яхта замедлила ход. Снаружи она была похожа на обтекаемый металлический клин, а внутри нее был сплошной комфорт.
Куда бы Молли ни бросила взгляд, повсюду она видела приглушенные тона и тщательно подобранные композиционные решения. Она не могла знать этого, но яхта называлась "Стрела", и это было то самое судно, на котором Понгу удалось бежать от ее отца.
Молли сидела рядом с Мустафой Понгом, стараясь держаться подальше от мозгового слизня. Девочка была рада этой возможности, потому что, сколько бы времени она ни проводила с Понгом, мельцетийский слизень внушал ей непреодолимое отвращение.
Молли испытывала одновременно и возбуждение, и чувство вины. Возбуждение - потому, что ей всегда нравилось делать что-нибудь новое, а чувство вины - оттого, что она оказалась в числе приближенных Мустафы Понга, который напал на ее планету.
Но как же остальные девочки? Они, конечно, тоже не страдали, но счастливы не были и не будут, пока не вернутся домой. А что она сделала, чтобы освободить их?
Ничего, вот что. Ничего с тех пор, как она пыталась проникнуть в навигационный компьютер, с тех пор, как ей на голову надели "ленту послушания". Да девочки и не хотели, чтобы она им помогала.
Молли почувствовала приступ гнева. После того как они встретились с Лиа в коридоре, все стало еще хуже, чем прежде. Лиа по-прежнему ненавидела ее, но теперь она к тому же боялась Молли и трусливо сжималась, когда та была поблизости. Это еще сильнее оттолкнуло девочек от Молли и оставило ее в полной изоляции.
Молли подумала, что в одном Понг все-таки прав. Когда тебя предают друзья, глупо давать им сделать это еще раз. Зачем стараться им помочь? Пускай остаются с Лиа! Она найдет способ, как убраться отсюда и без них.
Понг коснулся руки Молли и сказал:
- Смотри, дитя, вот он!



Молли посмотрела на экран. Этот корабль инопланетян был огромным, таким большим, что мог сойти за астероид или блуждающую луну.
Тогда как внешний вид любых кораблей, даже тех, что принадлежали расе Иль-Ронна, соответствовал обычному представлению о космическом судне, этот больше всего походил на громадный камень. Диковинный корабль вращался вокруг своей оси, и солнечный свет быстро бежал по его поверхности.
Конечно, у этого корабля были и боевые платформы, и солнечные батареи, и все прочее оборудование, необходимое для судов такого рода, но Молли его не видела.
Никогда прежде она не слышала о расе пятьдесят шесть тысяч восемьсот двадцать седьмых. Молли считала, что порядковый номер - чрезвычайно странное название для расы разумных существ. Однако Понг объяснил ей, что именно так эти инопланетяне и воспринимают себя - как совокупность порядковых номеров.
Общее их количество, а стало быть, и название расы менялось с каждым новым рождением и смертью. Более того, имя каждого члена общества и весь социальный порядок - все основывалось на номерах.
Если, к примеру, кто-нибудь родился под номером тридцать две тысячи сто пять, он навсегда останется младшим по отношению к номеру тридцать две тысячи сто четыре и старшим по отношению к номеру тридцать две тысячи сто шесть.
Учитывая исключительно большую продолжительность жизни и чрезвычайно низкий уровень рождаемости, эти относительные социальные позиции остаются неизменными долгие годы. Так заведено для того, чтобы иерархическая структура этого общества была как можно более прочной и незыблемой.
Понг объяснил, что в силу этого наиболее амбициозным представителям расы приходится обращать свою энергию вовне, что и объясняет существование корабля. Инопланетяне ищут возможность новых коммерческих замыслов.
Когда Молли спросила, откуда родом эти пятьдесят шесть тысяч восемьсот двадцать седьмые, Понг ответил, что они прилетели с какой-то планеты, расположенной далеко за границей известного людям космоса.
Яхта приблизилась к кораблю инопланетян, и он показался Молли еще более огромным.
- Неужели все их корабли настолько велики? - спросила она.
Понг посмотрел на девочку, потом на экран и сказал:
- Нет, дитя, по правде говоря, это их единственный корабль.
Молли посмотрела пирату в лицо, чтобы убедиться, что он ее не разыгрывает.
Тот улыбнулся.
- Я не шучу. Они заявляют, что одного корабля им вполне достаточно. А что самое удивительное, так это то, что при таких размерах корабля на нем находится всего шестнадцать существ, и они считают, что корабль переполнен.
Молли с минуту размышляла об этом.
- Должно быть, они настоящие великаны.
Понг рассмеялся:
- Логичный вывод, дитя, но тем не менее ошибочный. Они крупнее людей, но ненамного. Нет, боюсь, все куда сложнее, чем кажется. Из-за условий, существующих на планете пятьдесят шесть тысяч восемьсот двадцать седьмых, они чрезвычайно ревностно относятся к своей территории.
Судя по тому, что они мне рассказывали, это основано на их древней потребности охранять собственные охотничьи угодья. Чтобы они могли охотиться, им требовались огромные пространства. С течением времени и появлением передовых технологий это соперничество сделалось более коммерческим и менее кровопролитным. Однако в итоге ничего не изменилось. Каждой взрослой особи требуется индивидуальное пространство весьма внушительных размеров.
- И этим объясняется величина их корабля, - закончила Молли вместо Понга. - Они не выносят скученности.
Понг одобрительно хлопнул в ладоши.
- Именно так, дитя! Верно, как всегда. А теперь прости, я должен заняться поступившим сообщением.
Молли не слышала, что передали Понгу, потому что сообщение поступило через крошечный наушник, вставленный в левое ухо пирата. Ответа она тоже не услышала, потому что Понг перешел на телепатическую связь.
Вновь обратив внимание на корабль инопланетян, Молли увидела, что это сооружение было куда более рукотворным, чем казалось с первого взгляда. Часть поверхности планетоида отошла в сторону, открыв просторную якорную стоянку. Сложное переплетение лазерных лучей коснулось рецепторов, расположенных на обшивке судна, и повело его внутрь.
Прошло пятнадцать минут, прежде чем челнок опустился в пустом ангаре. Внешний люк закрылся, и в отсек подали воздух, пригодный для дыхания.
Освободившись от ремней безопасности, Молли коротала время в командном отсеке челнока. Она включала наружные мониторы судна и приставала к пилоту с бесчисленными вопросами.
Пилоту, человекоподобному киборгу, не нравилось, что Молли играет с приборами управления, но он боялся возражать. Как и вся команда Понга, киборг не понимал отношения своего командира к девочке и не имел никакого желания углубляться в эту материю.
Не обращая на него внимания, Молли включила видеокамеру, расположенную на середине левого борта яхты, и стала направлять ее в разные стороны с помощью небольшой рукоятки. Забавно было смотреть на суету роботов, которые обслуживали корабль, поминутно сталкиваясь друг с другом.
Молли поворачивала ручку, уменьшая и увеличивая изображение. Приглядевшись к роботам, она заметила нечто странное. Все роботы были не похожи друг на друга. Удивительно.
Взять хотя бы способ передвижения. Одни роботы шагали, другие скакали, катились или ползали. Откуда такое разнообразие? Похоже, что все роботы созданы разными конструкторами с совершенно различными взглядами на то, как они должны выглядеть и действовать.
Наблюдая за роботами, Молли вспомнила, как папа говорил, что механические приспособления всех рас сильно отличаются друг от друга в зависимости от условий обитания, физического строения и культурных традиций.
Например, механические уборщики в человеческих жилищах, как правило, выглядят человекоподобными, тогда как их финтийские аналоги имеют несомненное сходство со своими похожими на птиц создателями. Если так, то какая же из этих машин имеет облик пятьдесят шесть тысяч восемьсот двадцать седьмых?
Молли переводила взгляд с одного робота на другого, но не могла обнаружить особого сходства даже между ними. Конечно, форма зависит от того, для чего предназначена обслуживающая техника; возможно, это и объясняло разницу. Мустафа Понг прервал ее размышления. - О чем ты думаешь? - спросил он. Молли указала на экран и ответила:
- Роботы сильно отличаются друг от друга. Которых из них сделали сами пятьдесят шесть тысяч восемьсот двадцать седьмые?
Понг был поражен. Эта девочка не переставала удивлять его. Сама того не понимая, Молли указала на величайшую тайну этих инопланетян, на их единственную слабость.
Правда заключалась в том, что пятьдесят шесть тысяч восемьсот двадцать седьмые не создали сами ни одного робота, тем более корабля, и боялись рас с более высокоразвитой технологией.
Этот корабль был хорошим примером. Понг знал, что пятьдесят шесть тысяч восемьсот двадцать седьмые заставили построить и вооружить его другую, более умелую расу.
Да, лишь единственное дело пришельцы делали по-настоящему хорошо, и этим делом была война. Око за око, зуб за зуб - во всем известном космосе они были самыми жестокими и кровожадными хищниками.
Еще более важным было то, что пятьдесят шесть тысяч восемьсот двадцать седьмые всегда были полны решимости победить и достаточно безжалостны, чтобы не колеблясь истребить целые народы. Этого качества своих тайных союзников Понг не находил больше ни у одной из рас.
Но этими соображениями он не мог поделиться с Молли, поэтому он не ответил на ее вопрос, а посмотрел на наручный хронокомпьютер, сказав при этом:
- Идем, Молли, хозяин нас ждет.
Молли спрыгнула с кресла второго пилота. Мельцетийский мозговой слизень задрожал и окрасился во все цвета радуги.
Молли обошла Понга, чтобы быть подальше от мерзкой твари.
- Хозяин? Один из пятьдесят шесть тысяч восемьсот двадцать седьмых? - уточнила она.
Пират кивнул со словами:
- Если быть точными, номер сорок семь тысяч семьсот двадцать первый. Ты будешь одной из немногих людей, которые имеют честь встретиться с представителем расы пятьдесят шесть тысяч восемьсот двадцать седьмых.
Понг едва не добавил: "...и остаться в живых", но решил сдержаться.
В полном одиночестве Понг и Молли спустились по трапу и оказались в ангаре. С левой стороны находилась шлюзовая камера. Судя по высоте, на которой находился пульт управления, Молли решила, что инопланетяне по меньшей мере на фут выше Фила.
Люк раскрылся и закрылся за ними. В ожидании Понг принялся насвистывать, перевирая мелодию. Казалось, пират был полностью поглощен раздумьями, и Молли от скуки принялась считать заклепки в переборке.
Потом шлюз раскрылся, и Молли разинула рот от удивления.
Там, где она ожидала увидеть чисто функциональный коридор или приемный отсек корабля, оказался холмистый луг, за которым вдалеке виднелся лес. Там, где должен был быть серый металл, густо оплетенный сетью проводов, труб и кабелей, светилось тусклое лиловое небо. Все казалось темным и пасмурным.
Заметив оцепенение Молли, Понг улыбнулся:
- Удивительно, правда? Умное сочетание тщательно отрегулированной биосферы и разных электронных хитростей. Как видишь, пятьдесят шесть тысяч восемьсот двадцать седьмые очень любят свою родную планету и берут с собой ее подобие, куда бы ни отправлялись.
Молли молча кивнула и пошла вслед за Понгом. Немощеная тропинка поднималась на холм, к купе странных деревьев. Или это было одно дерево?
Что бы это ни было, крепкие вертикальные стволы странного растения росли по кругу, образуя подобие стены. Густая пурпурная листва ниспадала к центру. Дерево, или деревья, казалось мрачным и зловещим.
Они были в десятке футов от этой купы, когда какое-то существо вышло из-за стволов и направилось прямо к ним. Молли ухватилась за руку Понга. Она уже сталкивалась с парой-тройкой видов представителей иных рас лицом к лицу, рылу, клюву или что там у них, и видела голографические снимки многих других мыслящих.
Родители Молли раз за разом повторяли ей, что не важно, насколько странной кажется другая раса на человеческий взгляд, не важно, как она разговаривает или пахнет, важно то, как она себя ведет. Могут ли они быть честными, хотя бы по своим понятиям? Знают ли, что такое сострадание? Именно такими мерками Молли учили оценивать других.
Но как Молли ни пыталась, ей не удавалось подавить страх, который просачивался из каких-то первобытных глубин ее души. От этой твари исходило столь неприкрытое зло, что кровь стыла у нее в жилах.
Номер сорок семь тысяч семьсот двадцать первый был около семи с половиной футов ростом. Его голова состояла из двух отдельных частей: вытянутого сигарообразного черепа с глазами, посаженными на обоих концах расположенной под прямым углом к черепу парой страшных челюстей. Они слегка разошлись, показывая ряды зубов. Из пасти свисала вязкая капля слизистой слюны.
У пришельца были узкие плечи, мускулистые руки и полупрозрачная желтоватая кожа. Туловище сорок семь тысяч семьсот двадцать первого слегка изгибалось назад, как у земного насекомого, которого Молли видела на учебных пленках, и балансировало на паре могучих ног. На каждой ноге было по три пальца, заканчивающихся двухдюймовыми острыми как бритва когтями.
Понг успокаивающе сжал руку девочки.
- Приветствую тебя, сорок семь тысяч семьсот двадцать первый. Существо без номера явилось, чтобы испросить твоей аудиенции, - почтительно произнес он.
Молли сглотнула, когда тварь уставилась на нее. Она заметила, что у инопланетянина огромные фасеточные глаза, которые, вероятно, улавливали больше света, чем ее собственные. Молли обратила внимание, что на шее у него висит транслятор. Он говорил на космическом эсперанто машиноподобным голосом, лишенным каких-либо интонаций или акцента.
- Я дарую тебе такую возможность. Это один из ваших детенышей?
Понг нахмурился, будто уловил в этих словах некий скрытый смысл, который ему не понравился, и ответил:
- Да, это детеныш, но не один из тех, о которых мы говорили. Этот принадлежит мне.
Молли подняла голову и посмотрела на Понга. "Детеныш"? "Говорили"? "Принадлежит мне"? И вообще о чем это они?
Слизь капала с челюстей инопланетянина. Его голос стал на октаву ниже.
- Осторожнее, безномерный! Тебе не принадлежит ничего, кроме того, что могут даровать тебе пятьдесят шесть тысяч восемьсот двадцать седьмые. Но хватит об этом. Нам нужно многое обсудить. Оставь детеныша здесь. Рядом с этими деревьями он останется в безопасности.
Понг повернулся к Молли:
- Оставайся здесь, дитя. Нам с сорок семь тысяч семьсот двадцать первым нужно поговорить о делах. Меня не будет около часа.
Молли молча кивнула. Куда лучше оставаться одной, чем идти куда-то с этим чужаком. Он еще хуже, чем мозговой слизень Понга.
Понг беспокойно улыбнулся ей и повернулся к сорок семь тысяч семьсот двадцать первому:


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 [ 10 ] 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Корнев Павел - Черные сны
Корнев Павел
Черные сны


Зыков Виталий - Конклав бессмертных. Проба сил
Зыков Виталий
Конклав бессмертных. Проба сил


Сертаков Виталий - Даг из клана Топоров
Сертаков Виталий
Даг из клана Топоров


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека