Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

- Ты говоришь о том, что следует отомстить пау кам? - Выгнать с вашего острова, - согласился Бастен. Ростик кивнул. Обещание он давал и собирался его выполнить. Вот только... Сейчас это было не вовремя.
Он задумался. По схеме, выученной у Сатклихо. Сначала одно крайнее решение - если он даже не попробует выполнить обещание, данное аглорам. Получилось плохо, потому что это грозило уже через пару-тройку лет новой войной с пауками, когда они перегруппируются, наберут и обучат новых воинов, когда сами решат избавиться от человечества на... этом "острове". Потом представил, что он собирает армию и атакует пауков, засевших в укреплениях, отчаянно защищающих свою землю и свои города. Это решение тоже ни к чему не приводило, кроме как к гибели человечества, может быть, всего целиком.
Конечно, у него теперь были аглоры, но... Даже они понимали, что атаковать пауков без поддержки людей - смертельно опасно. Так что же делать? Ростик вздохнул и пояснил:
- Объективно сейчас делать этого не следует. Боловск находится под какой-то угрозой, которую я пока не понимаю. Выводить из него армию - значит обречь очень многих людей на смерть. - Он поднял руку, что бы Бастен, который, кажется, захотел ему возразить, не тратил лишних слов. - Но и понимаю, что напасть на пауков именно сейчас - выгодно для нас. Пусть даже не победить окончательно, но напасть... Помешать им спокойно восстанавливаться после поражения... Это правильное действие, если мы хотим контролировать весь континент.
Он сделал ударение на последнем слове. Аглоры смотрели на него, не выдавая ни одним намеком, о чем думают сами. Вероятно, сказывалась их военная привычка к дисциплине, ведь теперь в их глазах он был хоть и не очень умелый, но все-таки вождь.
- Скорее всего нам не удастся победить их в одной, пусть даже и самой удачной войне. Значит, следует провести серию войн, чтобы избавиться от них... И чтобы я выполнил свое обещание.
Бастен кивнул и посмотрел на Ихи-вара. Вероятно, у них в отношении Ростика в последнее время случился какой-то спор. После заявления Роста Бастен, который держал его сторону, в этом споре оказался ближе к истине.
- Будем думать, - решил, наконец, Ростик. - Почему-то мне кажется, что-нибудь обязательно приду мается, если мы этим плотно займемся.
- Когда ты собираешься этим заняться? - спросила Каса-вара. - И сколько тебе нужно времени, чтобы ты думал?
Ростик поднялся на ноги, почти с облегчением посмотрел на кипу бумаг, которая громоздилась на его столе. Теперь он должен был, наконец, заниматься вполне конкретным делом, которое делать умел.
- Прямо сейчас и займемся, - Ростик улыбнулся, - чего же откладывать? - Он посмотрел в окно, великолепное, широкое, еще земное окно с очень толс тым стеклом, вставленным прямо в каменного литья раму, чтобы в Белый дом не прорвался борым. - А сколько времени?.. Кажется, нужно сформулировать иначе - до снега недолго уже осталось, нужно постараться, чтобы зима оказалась союзницей для нас, а не для пауков.

Часть IV
НЕОБРАТИМЫЕ РЕШЕНИЯ

Глава 19

Все последующие распоряжения, как подозревал Ростик, можно было бы и не отдавать, но людям нужно было думать, что он все еще решил оставаться Председателем, администратором, а не бойцом, каким был, вероятно, всегда. Поэтому он их все-таки сделал, и лишь к полудню с отрядом аглоров Рост оказался на аэродроме. Бессменный Серегин, узнав, в чем дело, рассвирепел, но потом вдруг понял, что находится рядом с невидимками, о которых по городу ходили самые ужасные слухи, и сделал все, что от него требовалось, довольно быстро.
Когда взлетели, Ким задышал полной грудью, словно вырвался из тесного и темного чулана, даже просьбу Бастена научить его работать на рычагах воспринял почти спокойно. Это был его первый вылет после ранения, на который Рост согласился только потому, что это был Ким и он обещал, что не будет сидеть за управлением без подмен. На котел встали, как Ростик ни возражал, Ихи-вара и Сурда'нит-во, отставив загребного волосатика. По всему было видно, что аглоры решили серьезно научиться летать, и с этим оставалось только примириться. Придет время, решил Рост, они потребуют в собственное распоряжение гравилет, а то и два. Вон они какие здоровые... Но их помощь и дружелюбие стоили любых гравилетов, даже, может быть, крейсера.
У Ихи-вара работать на котле получилось не очень, зато Сурданитка словно родилась в гравилете. За весь перелет до Чужого у нее ни разу не случилось ни одного сбоя, она даже немного "перегребала", подкладывая топливо слишком часто, или слишком уж энергично крутила экватор.
Зули и Каса-вара просто присматривались. Хотя, возможно, они рассчитывали, что перелет окажется долгим и у них еще будет время поработать с летающей машиной пурпурных, теперь принадлежащей людям. Но они не успели, через час полета они уже садились перед воротами Чужого города, и пора было обдумывать, зачем они прилетели и как будут себя вести среди трехногов.
Впрочем, с этим как раз проблем не возникло, их впустили довольно спокойно, правда, Ростик еще не сказал стражникам, что он не один, а приволок с собой пятерых невидимок. Те тоже не очень-то обнаруживали себя, наверное, по привычке накинули капюшоны.
Уже знакомой дорогой, может быть, не самой короткой, но в которой Рост был уверен, они дотащились до главной площади города, где находилась библиотека, и тут по традиции, которую Ростик не решился нарушать, объявил одному из стражников с копьем, что им нужен Шир Марамод. Стражник куда-то ушел, не ответив, но Ростик давно замечал, что говорить на едином триффиды не любят. Зато они все понимали, и это, как надеялся Ростик, существенно облегчит в будущем любые переговоры.
Шир Марамод скоро появился, как всегда, в длинной, на этот раз какой-то серовато-сизой хламиде, с низками бусинок и металлических пластинок на шее. Видимо, он тоже получил какое-то повышение, возможно, за рождение новых Широв, решил Ростик. Марамод спустился в подвал библиотеки, потом довольно долго вел гостей коридорами, в которых, как заметил Ростик, пыли стало гораздо меньше. Видимо, у Широв дошли их деревянистые лапы, чтобы немного прибраться в общественных зданиях. Или они заставили сделать это червеобразных махри, но это значило, что установленный много тысяч лет назад порядок и принципы сосуществования между обеими расами понемногу налаживались, махри больше не хотели устраивать революцию. Возможно, в этом тоже сказывалось влияние близкого для трехногов Боловска.
Зато потом, когда они вошли в какое-то помещение, как всегда у триффидов не очень хорошо освещенное, и аглоры откинули капюшоны, случился конфуз. Марамод откровенно испугался. Он отлетел в угол комнаты так, как Рост и не подозревал за Ширами, а потом стал быстро, даже немного жалко что-то шипеть. Рости подошел к нему намеренно спокойно, пытаясь выглядеть невозмутимым как... аглор.
- Все нормально, - говорил он, вытягивая вперед обе руки ладонями вверх. Этот жест, как он заметил еще в замке, успокаивал представителей самых разных рас. - Л-ру, понимаешь, Марамод? Л-ру! - Он почти в отчаянии оглянулся на аглоров.
Тогда и Бастен прошептал что-то похожее на "л-ру". Неизвестно, насколько теперь, когда они были уже внутри города это надо было говорить. По правилам, которые Ростик соблюдал ранее, это слово полагалось произнести перед воротами, но делать было нечего. У аглоров, вероятно, были свои предпочтения, например, не обозначать себя, если этого не требовалось.
Слово мира зеленокожего Марамода немного успокоило, он даже стал как-то менее напряженно прижимать руки к торсу, но отошел от стены совсем не сразу. Да, видимо, зеленокожие много знали об аглорах, если так реагировали на них. Нужно будет все-таки узнать, что же такого о них говорят в Полдневье, решил Ростик, а то вожусь с ними, а может быть, они дурачат человечество?..
Вслед за Бастеном слово мира произнесли остальные невидимки, из которых отчетливей всего оно прозвучало у Ихи-вара. Тогда Марамод, все еще покачивая головой, решительно повел гостей куда-то дальше, по другим уже коридорам, но в конце концов вывел... снова в библиотеку. Как-то сбоку, через не очень заметную дверцу они попали в главный зал с шестиосе-вым шаром, висящим на сложной каменной подвеске.
Молодые аглоры тут же разбрелись между штабелями, с Ростиком и Марамодом остались только Бастен и Ихи-вара. Они хотели присутствовать при переговорах Ростика с Широм, но их и библиотека здорово интересовала, они все время постреливали по сторонам глазами, в которых, даже несмотря на обычную алгорскую сдержанность, читалось неукротимое любопытство.
- Л-ру, - сказал тут Марамод и вытер лицо, видимо, у него, как у всех почти нормальных существ, страх вызывал слишком обильную потерю влаги. Потом он сделал странный жест своими тремя руками, как бы охватывая эти штабеля с текстами, чертежами и рисун ками. - Гости могут осмотреть то, что здесь имеется.
Собственно, этого предложения он мог бы и не делать, потому что из-за ближайшего штабеля с табличками уже выходил Зули-вар, который нес в руках стопку табличек, внимательно вчитываясь в них на ходу. Слабое освещение ему совершенно не мешало. Еще издалека он закричал:
- У них есть книга на... - Последнего слова Ростик не понял, но, видимо, это было что-то из ряда вон, потому что даже Бастен подошел к нему и всмотрелся в то, что разглядывал Зули.
- Старый трактат об оружии, - пояснил он Ростику, перехватив его взгляд. - У нас он считался потерянным еще пятнадцать-двадцать поколений назад. Ростик улыбнулся Марамоду, как бы подсказывая - видишь, как все хорошо получилось. Но тут в зал даже не вошли, а вломились чуть не два десятка трехногих стражников с копьями. Марамод тут же поднял руку вверх, требуя, чтобы они не торопились. Стражники, зло поглядывая на Ростика, подчинились и даже немного вытянулись, приставив копья к ноге.
Собственно, они зря прибежали сюда, решил Рос-тик. Даже против одного аглора у них не было бы шансов, а что они могли сделать против пяти невидимок? Ростик подивился их дисциплине и мужеству.
Растолкав стражников, в зал библиотеки вошел еще один трехног почти в такой же хламиде, которая была на Марамоде, только с большим количеством пластинок на шее. Он огляделся, закрыл глаза и что-то очень быстро прошептал на своем языке. Марамод кивнул почти с облегчением.
- Это один из тех, кто объяснит, что мы тут придумали, куда лучше, чем я, - пояснил он Ростику.
Отложив дощечки на специально устроенный для чтения каменный стол, Зули тут же подошел к Ихи-вара. Она уже готова была следовать за Марамодом. А вот Бастен, кажется, заинтересовался не на шутку. Почтительно поклонившись Марамоду, он проговорил на Едином:
- Не могли бы мы получить разрешение больше времени провести среди этого... - Он обвел рукой, ко торая на миг стала видимой и очень похожей на чело веческую, весь зал разом.
- Я прикажу выделить вам помещение, где вы мог ли бы остановиться, - быстро проговорил Марамод.
Потом в полном составе они снова затопали по каким-то коридорам и попали в ярко освещенную комнату, Ростик даже зажмурился. Но тут же открыл глаза, потому что его обнимал за плечи... улыбающийся Георгий Пестель. Тот не испытывал перед аглорами никакого смущения. - Ага, ты приволок своих невидимок! - в полный голос, что странно воспринималось в этом городе тишины, объявил он. - Здорово! Слушай, Рост, спроси их, можно будет исследовать их плащи невидимости? Вообще, что нужно для того, чтобы получить образец?
- Тихо ты, - попросил его Ростик. - Мы здесь почти с официальной миссией, а ты...
- Какая официальная миссия? - не понял Пестель. - Ага, ты же о "замазке" говоришь... Так все было готово еще дня два назад. Теперь удивился Ростик: - Что за "замазка"?
- Это один из наших планов по борьбе с пауками. Вот он придумал, - Пестель кивнул на самого главного, как решил Ростик, Шир Гошода, а затем, уже не обращая на него внимания, подвел всех к каменному столу, на котором привычно были навалены всякие приборы из стекла, меди и камня. - Смотрите.
Он откинул какую-то тряпку, и под ней оказался камень светло-серого цвета, чем-то неуловимо отличающийся от всех остальных конструкций, которые Ширы изготавливали методом каменного литья.
- Помнишь, мы из города пауков притащили кусок их башенного сооружения? Так вот, пока ты воевал, - Пестель блеснул глазами, - и по общему за ключению, довольно удачно, мы тут работали, как... Как мыши в амбаре. - Ростик только головой покрутил. Выражения его очкастого друга иногда заставляли удивляться разнообразию русского языка. - И вот что обнаружили.
Пестель достал откуда-то молоток, отбил от общего каменного образца пауков немалый кусок и положил в большой металлический таз. Потом заботливо прикрыл изначальный образец все той же тряпочкой и принялся объяснять.
- Когда мы еще от Мурата получили приказ подго товить что-то экстраординарное, я и не думал, что мы сумеем... Но получилось вот что. - Он вытащил из под стола литров на пять бутыль с широкой горловиной, плеснул из нее немного густого, как клей, вещества на ладонь и обтер этой субстанцией отколотый камень пауков. - Теперь подождем, - предложил он.
Аглоры смотрели на Пестеля с заметным удивлением, словно видели перед собой слегка помешанного, а может быть, и не слегка. Это у них скоро пройдет, решил Ростик, привыкнут или... не привыкнут. Пестеля это все равно не изменит.
- Ты пока расскажи, как у нас там в городе дела обстоят? - предложил Джордж.
Обычная для Полдневья история - вести, слухи, информация, хоть какая-нибудь. Ведь ни газет, ни радио тут не было, а привычка знать, что происходит в мире, оказалась очень стойкой, вот и сворачивал разговор каждый раз на то, что знает собеседник... Ростик и за собой это замечал.
- Обычная чиновная и управленческая рутина. Все мои сведения - неинтересны. - Он огляделся. - Жорка, а где Эдик?
- Ты же сам его послал к пернатым, - отозвался Пестель. - Забыл? - Ростику осталось только поднапрячься и попытаться вспомнить. Вспоминать тут, среди аглоров и Широв, в незнакомой обстановке, резко отличной от его кабинета в Белом доме, не получалось. Пестель понял это по выражению его глаз. - Я не очень-то вникал, - пояснил он, - но, кажется, результатом его посольства должен стать договор, чтобы дикие волосатики не захватывали "зимние квартиры" пернатых, иначе тем негде прятаться от борыма. В записке, которую мы получили еще неделю назад, ты гарантировал, что человечество будет за этим особо следить... Так сказать, разведем наших союзников в разные углы ринга.
- Мне кажется, - Ростик помотал головой, - что уменя либо выпадения памяти, либо... я иногда действую там, в Боловске, в режиме измененного сознания.
Командую, как полоумный, а что получается, даже не всегда могу вспомнить.
- Это от перегрузки, - пояснил Пестель великодушно. - К тому же у тебя появляется синдром администратора, если проблема решена, то о ней можно за быть. Вот то, что не завершено, остается у тебя в голове? - В общем-то, - осторожно ответил Ростик, - да.
- О чем и речь. Сделал дело, и переключаешься еще на что-нибудь. - Он пожевал губами, как стару ха. - Думаю, иначе и быть с тобой не могло... Иначе бы просто ничего не вышло. - Он взглянул в таз. - Или научишься работать в таком режиме, или... распределишь людей так, что все само заработает.
Рост тоже заглянул в таз. Образец, обмазанный желеобразной массой, оплывал, терял острые грани скола, даже как-то проседал. - Поясни, что мы видим, - попросил Ростик.
- С самого начала, - заговорил Пестель почти лекторским тоном, - было несколько предложений, как воевать с пауками, как не давать им передышки. Кто-то из светлых голов в универе предложил использовать крыс. Но если пауки научились справляться с борымом, мы эту идею отвергли. Ким предложил бомбить их бабуринскими бомбами, либо вообще - сбрасывать на них "алмазные звезды" в живом виде.. Но места тут хватит не на одну колонию пауков, это тоже, как я считаю, ни к чему бы не привело. И вот, поработав с Ширами, которые знают о камнях столько, что просто дух захватывает, мы нашли... Вот эту "замазку". Она, как видишь, разлагает какие-то органические со ставляющие в каменных блоках пауков, причем так основательно, что они теряют всякую механическую проч ность.
- А это значит, - Ростик уже все понял, - что их башни просто растают.
- Как Гингема, когда на нее вылили ведро воды. - Определенно Пестель сегодня был в ударе по части сравнений. Или просто очень долго не говорил с людьми, вот из него и хлещет.
Аглоры тоже поняли, в чем дело, кажется, они понимали даже то, о чем говорил Пестель, потому что Бастен мельком улыбнулся.
- Сколько Ширы с твоей, конечно, помощью мо гут изготовить этой "замазки"?
- Да сколько угодно. У них для этаких вот штук целый завод построен... Тот, что мы приняли сначала за каменное кружево, помнишь?
Ростик помнил, как было дело. У Широв действительно имелось что-то вроде химического завода, сделанного, как и все у них, из камня или камнеподобно-го вещества за городом, в небольшой котловине. Люди обнаружили его в одно из первых своих посещений Чужого.
- Тогда, - Ростик почти торжественно обернулся к аглорам, - мы можем действовать очень быстро.
- Только знаешь что, - попросил Пестель, - трехноги и сами тут справятся, а ты лучше возьми меня с собой, когда будешь растворять паучиные башни, идет? Ростик улыбнулся от души.
- Идет. Теперь, когда вы тут такую штуку выдума ли, просичего хочешь.
- Ого, - счастливо засмеялся Пестель, - да ты действительно в Председатели вырастаешь, а я думал - слухи!

Глава 20

Первый из небоскребов пауков возник в относительно ровной пустыне неожиданно. Вернее, Ростик понимал, что башню должно быть видно издалека, стоит перевалить горы, отделяющие Водный мир от той полосы, на которой обитали восьминогие, но почему-то рассмотрел ее, только когда они подлетели к ней километров на десять.
Дело тут было, видимо, в том, что пространство Полдневья, как уже в сотый раз замечал Ростик, сворачивалось, гасло, каким-то образом становилось психологически непроницаемым из-за своей безмерности. И даже очень крупные или высокие объекты, как башни в сотни метров высотой, в нем растворялись. Полдневье было слишком велико, чтобы вместиться в сознание человека, оно подавляло его способность ориентироваться. Либо что-то с самим Ростом сделали аймихо... Скорее всего выигрыш в одном, в данном случае в осмысленном и управляемом отношении к будущему, снизил его способность к ориентации.
Небоскреб ему показался еще более чуждым, чем в первый раз, когда Рост его только увидел. Но теперь он мог рассматривать его, так сказать, аналитически. Он даже спросил Кима, который сидел рядом и уверенно, даже немного небрежно работал рычагами антиграва. - Зачем им такая махина?



- Ты меня спрашиваешь? - вопросом же ответил Ким, хмуро поглядывая на пауков, которые носились под их летающей лодкой. - Это ты у нас специалист по всяким ненормальным соображениям, которые потом оказываются правильными.
Рост стал думать, чтобы понять, зачем это было нужно паукам, и почти пропустил момент, когда следовало атаковать башню.
Лодка, в которой они летели, была не обычной, а грузовой, с двумя котлами и огромным трюмом между ними, медлительной, неуклюжей. Ее сопровождали два крейсера, которыми управляли Ада и Бабурин. В грузовике разместились бомбы, сделанные из стекла, заполненного жидкой "замазкой" Пестеля. Но около трети из них пришлось оставить на небольшом, но надежном на вид и легком для обороны островке в Водном мире. Ни Ада, ни Бабурин не согласились идти в бой, имея такие штуки на борту своих машин. Они и тащить-то их до мира пауков согласились с огромной опаской.
Гребцами на грузовике стояли Каса-вара и Зули, и гребли они куда лучше, чем это удавалось даже волосатикам. Только за счет их отменной, безошибочной работы грузовой антиграв тащился по небу, почти не отставая от крейсеров, хотя, как вся эта команда добивалась такой скорости, не понимал, кажется, даже сам Ким.
А вот Еву они не взяли, она была еще слаба. Ей едва хватало силенок сколько-нибудь успешно действовать на Бумажном холме, и, хотя она хотела отправиться в этот поход, даже примчалась от Цветной речки и пыталась кричать на Ростика, он ее безжалостно забраковал.
Снизу ударил первый выстрел. Он прошел близко к первому крейсеру и все-таки не задел, уж очень высоко они забрались. Но Ким намек понял, стал сразу петлять, временами даже летел слегка боком, чтобы неведомый стрелок внизу не очень точно представлял, куда на самом деле двигается его лодка.
- Выстрел все равно тебя догонит, - хладнокровно сообщил Ростик другу. - Тут не нужно делать упреждения, можно наводить эти пушки прямо на цель. - Знаю, - сквозь сцепленные зубы прошипел Ким.
- Тогда - зачем? - резонно спросил Ростик. - Только скорость теряем на твоих маневрах. - Так спокойнее.
Больше Ростик не спорил. До небоскреба оставалось уже километров пять, следовало подумать о том, чтобы вовремя выгружать из бомболюка привезенные "гостинцы. Он повернулся к Бастену, который сидел за стрелка.
- Бастен, перебирался бы ты назад, скоро будем бомбить.
Невидимка, который сидел с откинутым капюшоном, послушно задвигался, сполз по котлу с той стороны, чтобы сразу оказаться в трюме. Стал чем-то раскачивать лодку.
- Не пойму, он что, тяжелее обычного человека раз в пять? - снова зашипел Ким. Он был не в духе. Или ему аглоры почему-то не нравились.
Ростик как умел помогал Киму, но тот вдруг резким движением ударил его по ладоням, сжимающим рычаги, и оповестил: - Здесь - я сам.
Рост послушно отпустил управление и от нечего делать стал смотреть на небоскреб. Чем ближе они подлетали, тем очевиднее становились под его каменно-кле-еной шкурой какие-то жилы, напряженные конструкции, непонятно из чего сделанные. Они придавали поверхности башни мелко-ребристую структуру дерева, с которого только-только сняли кору. А впрочем, внизу, у самого основания, и кора была, образованная жилыми или служебными постройками пауков. Она поднималась метров на пятьдесят, приклеившись к основной башне.
Грузовой антиграв поднялся очень высоко, почти на предельную высоту, где без масок тяжело было дышать. Ростик понял, что атаковать Ким хочет, стремительно скатившись с этой высоты, как на салазках, развивая максимально возможную скорость. Но небоскреб был так высок, что и этот запас высоты превосходил его всего-то метров на двести, не больше.
- Рост, - заговорил Ким, не поворачивая голо вы, - мы пройдем над этой башней всего раз, зависнуть я не рискну, наоборот, попробую пикированием немного скорости добавить. Так что ты скомандуй своему... подручному, когда я прикажу.
- Мне кажется, если ты будешь идти ровно, он и сам все рассчитает, не хуже тебя.
- Я же сказал, будем пикировать, тут глазомер особый нужен, а это только опытом нарабатывается. Ростик предупредил о готовящемся маневре Баетена, но что тот ему ответил, почему-то не понял. Кажется, был так увлечен новой для себя возможностью - сбрасывать на противника гибельные для него заряды, оставаясь над ним, - что не очень-то обращал внимание на Ростиковы объяснения.
- Если все готово, - рассудил Ким, - тогда вперед.
Они сразу полетели быстрее, давление воздуха в лобовые стекла возросло. Крейсер Ады вышел вперед и тоже стал набирать скорость, Бабурин пристроился сзади и чуть в стороне.
А потом... снизу расцвел настоящий куст огневых сполохов, красивых, как салют в праздничный день. Только это был не салют, это был встречный огонь, который казался кустиком только потому, что они летели прямо в центр этой огневой завесы.
Первые попадания пришлись в Аду - Ее крейсер дернулся несколько раз, потом из кончика правого крыла в воздух поплыла струйка дыма.
- Метко ее подшибли, - прокомментировал Ким. - Если пауки сообразят, что главную угрозу несем мы, а не треугольники, тогда...
Что тогда могло случиться, он не пояснил, потому что было не до того. Вот теперь он маневрировал, но уже осмысленно, каким-то образом оставляя встречные шнуры горящего воздуха сбоку, или снизу, или чуть сверху. Небоскреб несся на них, почти не увеличиваясь в размерах, но может быть, потому, что общий вид на него не менялся - они все равно оставались сверху.
- Три, два, один... - считал Ким. Потом заорал: - Давай!
Ростик попытался перевести это маловразумительное по смыслу словечко на Единый, но каким-то странным чутьем понял, что аглор не промедлил, из люка-стали валиться стеклянные колбы почти сплошной цепочкой, одна за другой, каждая весом килограммов в пятьдесят. Почему-то Ростику, когда он высунулся в боковое окошко, они показались такими крохотными, что даже непонятно было - что они могут сделать пау-чиной башне?
Антиграв вышел из пике с разворотом и креном, да таким, что Рост едва сумел вернуться в кресло второго пилота. На миг ему заложило уши, а в плечах и ногах забилась ощутимая боль... Он встряхнулся. Ким уже выровнялся и пытался, по-прежнему петляя, уйти от небоскреба. По ним все еще стреляли, хотя уже не так слитно, как вначале.
Ким вытер пот, выступивший у него под полетным шлемом. Ростик никогда не видел, чтобы его друг так волновался во время атаки, а ведь бывало разное - приходилось брать в лоб во много раз превосходящего противника, вооруженного самыми мощными пушками... Что-то с ним было не то.
- Ким, - строго, даже ворчливо спросил Ростик, - ты чего такой?
- А ты поуправляй этой штукой, - отозвался пи лот, - это же летающая бочка, мишень для самых не умелых... А пауков, у которых есть ружья, тут навалом, может, миллион... И вообще, я считаю, - с неумолимой "логикой" завершил свое высказывание Ким, - если бы мы не отбили большую часть их стволов в битве у Перекопа, нас бы непременно сбили. Он умолк, Ростик подумал и уверенно сообщил:
- В городе всего-то чуть больше четырехсот тысяч. Из них у башни собралась едва одна десятая часть. А ружья остались только... - Откуда знаешь? - быстро перебил его Ким. Ростик пожал плечами.
- Ладно, проехали, - решил Ким, полуобернув шись, прокричал назад, словно аглор мог его понять: - Эгей, сзади, как там? Все целы?
Ростик задал тот же вопрос уже спокойным тоном на Едином. Бастен уверенно доложил: - Сбросил четырнадцать стеклянных емкостей.
Видел, как по меньшей мере десять разбилось о стену, но... остальные, может быть, оказались слишком прочными.
Тогда Ростик тоже понял, почему Ким так стремился набрать скорость, - чтобы стеклянные шары, ударившись о стены башни, не скатились вниз, не скользнули невредимыми, а все-таки разлетелись на осколки. Все было правильно, только поведение Кима удивляло.
- Если он сбросил четырнадцать штук, тогда следует лететь к другой башне, - решил Ким. - Колб осталось еще шестнадцать, а из-за двух-трех делать еще один заход - неразумно.
- Да что это с тобой? - в упор спросил Рос гик. - Неужели боишься?
Ким помотал головой, собирая слова в предложение.
- А ты разве нечувствуешь... Как пауки парализуют волю и мешают работать, когда оказываешься непо далеку от них?
Значит, дело было не в примитивной военной трусости и не в арахнофобии, как Ростик стал подозревать. Пауки, как и в битве у отравленного вала, что-то делали с сознанием человека, как-то тормозили его, заставляли подчиниться, отвернуть или вовсе не стрелять в паука, послушно дожидаясь гибели от встречных выстрелов или неминуемой смерти под его мощными, хитиновыми лапами.
- Я ничего определенного не чувствую, - сказал Ростик. - И тебе не советую, а то... Не вывернешь, так и вмажемся в их башню. А нужно еще многое сделать.
Ким передернул плечами, снял шлем и снова вытер пот на шее.
- Тебе легко говорить, - пожаловался он, - ты к акулам прыгал, и еще тебя аймихо тренировали... А что нам, простым воякам, делать?
К нему возвращалась привычка к зубоскальству. Что же, значит, он понемногу приходил в себя. Отойдя от города пауков на пяток километров, взяли курс на вторую башню, которая находилась на юго-востоке. На этот раз Ростик уже видел ее, теперь его сознание было разгружено атакой, смертельной опасностью, удачным ударом по паукам.
Внезапно, одним скачком, около них оказался крейсер Бабурина, и Рост по его маневрам догадался, что следует делать. Он выволок из пространства за их с Кимом сиденьями рацию, покрутил ручку, пощелкал тумблерами. И на миг услышал голос Бабурина:
- ... она докладывает, что возвращается на базу... отзовитесь, как поняли?..
Ростик стал еще более сосредоточенно крутить рукоять и орать в микрофон, что все понял, но, как только связь установится, пусть Бабурин подробнее доложит, что произошло на крейсере Ады... Но он отлично понимал, что связь могла не установиться всю будущую неделю, в Полдневье такое бывало.
- Успокойся, - рассудительно отозвался Ким, - отправимся на ночевку, все и выяснишь.
Рост в самом деле успокоился, отложил почти бесполезную рацию, выглянул в окошко, крейсер Бабурина висел чуть впереди, в его обычно блестящей броне из черного дерева были видны некрупные, но очень неприятные на вид пробоины. Еще больше было подпалин, исчеркавших его лобовые обводы. Количество попаданий, вероятно, исчислялось десятками. Если бы не отменная прочность брони, то даже хоронить с этого крейсера было бы некого, массой выстрелов пауки попросту сожгли бы всех, кто на нем летел.
Оставалось только удивляться, как удачно вышел из этой атаки Ким, ведь не получил ни единого серьезного попадания... Вероятно, пауки отбивались от крейсеров, и догадаться, что именно их весьма невоинственная машинка несет главный груз, предназначенный для разрушения башни, не сумели. - Следующий раз полетим только на крейсерах, хмуро проговорил Ким, который думал о том же.
- Атаковать на этой бочке - чистейшее самоубийство.
- Как скажешь, - согласился Ростик.
Потом они дотащились до второй башни, как и в первый раз атаковали сразу, без "реверансов", как высказался Ким. На этот раз он даже не пытался пикировать, просто заюлил, как и прежде, задергался из стороны в сторону и поднял скорость до максимума.
Рассматривая из бокового окошка, как ложатся бомбы, Ростик едва расслышал из-за давления ветра на уши полувопрос-полуутверждение Кима'
- Он что же, раньше времени стал бомбить? Точно, уже начал, без команды...
Действительно, на этот раз Бастен начал сбрасывать колбы чуть раньше, и они, описав полукруглую траекторию, врезались в нижнюю треть башни. Зато потом хлопнули по верхушке, только три последние залетели за башню и упали куда-то в постройки у ее основания с другой стороны.
Как и прежде, крейсер Бабурина пошел в боевой заход на небоскреб, поливая всю поверхность неприцельным, но очень плотным огнем из всех пушек. На этот раз встречный огонь показался даже не огненным кустом, а слился в подобие огненного костра, полыхающего в лицо... Лишь каким-то чудом тихоходный грузовик Кима и на этот раз не получил серьезных повреждений. Зато от крейсера Бабурина полетели обломки, и Рост, едва они выровняли полет, попробовал на глазок определить, в каком он состоянии.
Бабурин не горел, но тащился боком, очевидно, один из его котлов стал терять мощность. Они легли на обратный курс. Ростик достал рацию, но она была по-прежнему бесполезна.
А Ким, разложив на коленях карту, пытался вычислить самый короткий маршрут до того самого островка в Водном мире, где была назначена точка рандеву и где их ожидал запас новых бомб. Им оставался еще один вылет, чтобы атаковать третью, последнюю башню пауков, находящуюся на востоке от двух других, самую маленькую и наиболее приближенную к океану. А потом?.. Потом придется ждать, решил Ростик.
Он посмотрел на Кима, тот сидел, откинувшись на спинку кресла, в его глазах плавала какая-то странная, болезненная муть. Словно он только что перенес в высшей степени неприятную болезнь и, хотя уже потихоньку выздоравливал, впереди его ждал новый приступ этой болезни, и. Ким об этом знал.
Все правильно, решил Ростик. Если мы собираемся обживать этот мир, а его непременно придется обживать, потому что другого места нам не дано, паукам тут не место... Но если даже молодчага Ким так на них реагирует, чего же требовать от остальных?
Все было правильно, вот только... Во время атаки на третью башню пауки уже будут знать, что стрелять нужно не по крейсеру, а в них. И что из этого могло выйти, Ростик не хотел даже представлять. Наверное, Ким был прав - лететь на новый штурм паучьих башен на этом гравилете было чистейшим самоубийством. Следовало менять тактику.

Глава 21

На утро следующего дня к большим пушкам крейсера в башенке захотел сесть Бастен, но Ростик, памятуя, что это самое командное место и есть, по крайней мере у людей, его не пустил, устроился сам. Загружались быстро, бомбы как бы сами перелетали по воздуху в трюм крейсера, поближе к люку, потому что аглоры почему-то не скидывали свои капюшоны, чтобы хоть голова была видна. Людям и немногим волосатикам, взятым Адой для технических целей в свой экипаж наименее пострадавшего крейсера, оставалось только крепить стеклянные шары широкими ремнями из шкур каких-то зверей. Ремни были такими засаленными, что Ростик цаже не понял, из кого их нарезали.
Летели тоже очень быстро, крейсер, управляемый тройкой отменных пилотов - Кимом, Бабуриным и Адой, не считая четвертой Лады, которая была хоть и слабее прочих летунов, но тоже не балластом, несся будто во сне, даже, на не очень просвещенный Рости-ков взгляд, земля внизу пробегала необыкновенно стремительно. А вот потом начались трудности.
Пауки в последней башне уже получили сведения, что люди изобрели какое-то необыкновенное оружие, и встретили крейсер очень плотным огнем. Даже Ким, который хотел отделаться от этого задания как можно быстрее, пару раз, заходя для атаки, вдруг сворачивал. Рост не выдержал и попробовал на него надавить, но вышло только хуже, потому что Ким, корейская душа, вдруг обиделся, наверное, потому, что Рост орал на него при подчиненных и вообще отвел крейсер в сторону. Осознав, что он перегнул, Ростик не стал менять головного пилота, а просто предложил уже миролюбивым тоном:
- Не хочешь бомбить эту башню сразу, не надо. Давай к морю, что ли, смотаемся, посмотрим, что там да как?
- Зачем? - подозрительно спросила обычно очень молчаливая Ада.
- Все равно надо выяснить, зачем им эти башни потребовались, - пояснил Рост. - Может быть, там что-нибудь подсмотрим, ведь не для себя же они выработали... такую технологию.
- Ты же говорил, это как-то связано с их системой размножения, - ядовитым тоном вставил свою шпильку Ким.
- А ты уверен, что у них башни имеют технологическое значение? - одновременно с ним спросил Бабурин. - Вы многого от меня хотите, - ответил Ростик.
Чтобы вот так, без детального изучения... сразу допереть до истины.
Он прекрасно сознавал, что этот довод в его исполнении будет иметь силу доказательства.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 [ 10 ] 11 12 13 14 15 16 17 18
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Головачев Василий - Укрощение зверя
Головачев Василий
Укрощение зверя


Русанов Владислав - Бронзовый грифон
Русанов Владислав
Бронзовый грифон


Володихин Дмитрий - Конкистадор
Володихин Дмитрий
Конкистадор


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека