Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

пять - тридцать процентов, того, что за время нашего полета к Земле и
обратно вспышка произойдет. С другой стороны, если мы решаем действовать
немедленно, существует риск неудачи: мы можем - теоретически -
предотвращая возможность вспышки, спровоцировать какие-то побочные
процессы, и в таком случае погибнем сами. Вы это поняли? В таком случае,
мы хотели бы слышать ваше мнение.
Капитан снова кивнул:
- Думаю, что нам все ясно. Волей-неволей мы тоже задумывались об этом.
Так что времени для размышлений нам не потребуется.
- Я попросил бы вот о чем; друзья мои: пусть каждый не только сообщит
решение, но и, по возможности, мотивирует его.
- Разумеется, - сказал капитан. - Прошу.
- Что же, - начал Иеромонах, - надо ли поспешать? Нет, полагаю.
Перехитришь ли судьбу? Этого мне знать не дано, но не сразу, не сразу
постигается истина; дневными заботами и ночными бдениями приходит к ней
человек. Думать должно, много думать. И думать надо на Земле. Так я
разумею.
- Ясно, - сказал капитан. - Второй пилот?
Питек усмехнулся.
- Если бы я, завидев зверя, бежал к племени за советом, плохим был бы я
охотником. Тут риск и там риск; смелый рискует сразу, трус уклоняется.
Трус гибнет первым. Больше мне нечего сказать.
- Инженер?
Гибкая Рука поднялся.
- Не знаю, как принято у вас. У нас важные дела решались вождями. Мы не
вожди. Они - на Земле. Пусть решают вожди. Мы выполним. Не надо думать о
себе. Надо - обо всех. На охоте - да, тут мой товарищ прав. Но мы не на
охоте. Скорее, это война. Выходить ли на ее тропу, решали вожди, не воины.
- Штурман, твое слово.
- Что могут сказать люди? - словно подумал вслух спартиот. - Подумают,
что мы убоялись риска. Мы могли бы пренебречь этим, если бы в промедлении
был смысл. Но его нет. Есть ли на Земле оракул, вещающий без ошибок? Нет.
Что сделают на Земле? Спросят у тех, кто лучше знает. Кто знает лучше? Вот
они, они сидят перед нами. Но то, что они думают, они могут сказать и тут.
Нас немного, но мы думаем каждый по-разному. На Земле людей будет намного
больше, и они тоже будут думать так и будут думать иначе. Истину не
постигают числом. Мы стоим там, откуда нельзя отступать. Не будем
отступать. Иначе люди будут смеяться, вспоминая нас.
- Уве-Йорген.
- Когда отправляли экспедицию, знали, что мы не сможем поддерживать
связь. Следовательно, понимали, что решения будут приниматься здесь, на
месте. Всякий начальник знает меру своей ответственности, свои обязанности
и права. Считаю, что это наше право - принимать окончательные решения.
Войны выигрывали те, чьи командиры принимали решения сами. Мы можем
сообщить что-то новое Земле, но она ничего нового не сообщит нам. Надо
идти вперед.
- Благодарю. Моя очередь, - сказал капитан. - В каком случае сделаем мы
больше: если уйдем или если останемся? Если уйдем, то будем носителями
информации, всего лишь. Если останемся, то предпримем какие-то действия,
будем активной силой. Ясно, что больше сделаем мы во втором случае.
Считаю, что человек всегда должен стараться сделать максимум возможного в
данных условиях. Я за то, чтобы действовать.
- Друзья мои, - проговорил Шувалов, - большинство из вас - за то, чтобы
остаться и действовать. Однако... Доводы ваши звучат достаточно
убедительно, но если мы ошибаемся... Мы ведь, по сути, решаем судьбу и
Земли, и нашу... - Он запинался, ему очень не хватало сейчас
современников, людей, с которыми он ощущал неразрывную связь, вместе с
которыми составлял нерушимое единство, кристаллическую решетку, где каждый
атом знал свое место и все вместе они обеспечивали прочность системы. Те,
кто был здесь, экипаж, не знали такого счастья, быть одним из многих, они
привыкли быть сами по себе, решать сами и отвечать сами - но не было ли в
этом громадного неуважения ко всем остальным людям, пренебрежения ими? А
единственный его современник, Аверов, думает иначе; возможно, он хочет
поскорее запустить свои конструкции, испытать, убедиться - это можно
понять, но можно ли с этим согласиться?..
Поднялся Иеромонах.
- Мы с Георгием согласны с остальными. Мы были неправы.
- Друзья мои, я, откровенно говоря, не знаю... Неужели?..
Он умолк, закрыл глаза и несколько секунд сидел так. Потом поднял
голову.
- Хорошо. Сделаем все, что можем. В конце концов... Капитан, в таком
случае надо приступить к монтажу установок воздействия.
- Когда начнем?
- Сейчас же, капитан.
Объект N_11 получил имя "Даль". Изо всех древних алфавитов на этот раз



для обозначения светил был избран арабский, и "даль" было всего лишь
названием одной из его букв. Звезда имела и свой номер по каталогу, но в
экспедиции привилось просто "Даль" - так выходило короче и красивее.
Шувалов намеревался, описывая сужающиеся витки, подходить к объекту все
ближе, непрерывно зондируя звезду до тех пор, пока не станет возможным
прийти к однозначному выводу относительно реальности угрозы - или
наоборот, ее эфемерности.
Все понимали, что исследование потребует времени и опасность для
корабля и живущих в нем людей будет непрерывно возрастать. Но выбора не
было.
Ощущение опасности, как ни странно, придало людям бодрости. И в первую
очередь - экипажу: опасность - это было что-то из прошлого, из молодости,
из той жизни, которую они (каждый про себя) считали единственно реальной,
настоящей. Для ученых чувство опасности, непрерывной угрозы явилось чем-то
совершенно новым: переживать такое им не приходилось. В первые дни
непривычное ощущение их тяготило; потом, неожиданно для самих себя, они
нашли в нем какой-то вкус. Им стало казаться, что новая жизнь, жизнь в
опасности, отличалась от прежней, спокойной, как морская вода от
водопроводной: у нее был резкий вкус и тонкий, бодрящий запах,
заставлявший дышать глубоко и ощущать каждый вдох как значительное и
радостное событие.
Вряд ли ученые признавались даже самим себе в том, что такое отношение
к жизни возникло у них под влиянием шестерых человек из других эпох,
которые относились к жизни именно так. Работали быстро, даже с каким-то
ожесточением. На звезду Даль поглядывали теперь с опаской. Красивое
светило оказалось коварным. Хотелось поскорее сделать все и оказаться
подальше от него.
- Нет, Уль, это не мед, а желчь, какой-то сгусток желчи. И даже не
желчь. Большая желтая дикая кошка, что притаилась в засаде и ждет, пока
охотник подойдет поближе... Готово.
- Закрепляем.
- Есть. Тяжелая штука...
- Ты носил и потяжелее, верно?
- То была охота. Удачная охота. Тот груз не тяготил. Вот я помню...
- Сейчас тоже охота, Питек. Большая охота. Осторожно, Рука: доверни-ка
еще...
- У нас будет пять стрел в воздухе, капитан.
- Да, Рука: пять стрел в воздухе. Стрелять будем быстро и точно. Рыцарь
выведет нас точно на цель.
Уве-Йорген подключал фидер. Он поднял голову:
- Впервые в жизни буду действовать оружием, об устройстве которого не
имею ни малейшего представления. Странное чувство.
- Не беспокойся, Рыцарь. Преимущества на нашей стороне: мы в латах, а
враг раздет догола: Не по-рыцарски, верно?
- Даль - не рыцарь. Скорее - сарацин с закрытым лицом.
- Разве они закрывали лица. Рыцарь?
- Ну, бывало и так. Однажды... Но мне пора подключать второй.
Заканчивайте.
- Сарацин - это человек? Нет, Рыцарь, Даль - все-таки дикая кошка.
Злобная, глупая дикая кошка. И ее донимают блохи.
- Какие еще блохи? Давайте, давайте, ребята. Так что за блохи?
- Это была не пчела - то, что я видел тогда. Я подумал о пчеле, когда
решил, что звезда похожа на мед. Но это кошка, которая сначала
притворилась медом. И не пчела, пчелы не ползают по диким кошкам: то была
блоха, черная блоха на желтой шерсти... Стоп! Хорош!
- А я и забыл. Все никак не соберусь поглядеть снимки. Ты отдал их
ученым?
- Да, только они тоже не смотрели: все считают и считают.
- Хорошо, это не к спеху. Главное мы знаем. Нет, конденсатор вдвоем не
поднять. Ну-ка, все разом! Взяли!

- Благодарю вас, капитан. Работа сделана, я бы сказал, блестяще.
Откровенно говоря, я даже не ожидал... Все очень хорошо. Теперь надо
заряжать батареи. Режим экономии. Все силовые установки - на зарядку
батарей. Следить надо очень внимательно, но взять полный заряд.
- Я знаю. Мы ведь занимались этим.
- Да, но то ведь были лишь испытания...
- Это не имеет значения.
- Я очень рад, "капитан. Что, коллега Аверов?
- Здравствуйте, капитан Ульдемир. Одну минуту... Последние записи
подтверждают, что мы правы: процесс развивается в принципиальном
соответствии с Кристиансеном.
- Мне очень приятно услышать об этом... У вас есть что-то к капитану?
- Только одно. Когда можно будет приступать?


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 [ 10 ] 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Свержин Владимир - Когда наступит вчера
Свержин Владимир
Когда наступит вчера


Головачев Василий - Огнетушитель дьявола
Головачев Василий
Огнетушитель дьявола


Никитин Юрий - Последняя крепость
Никитин Юрий
Последняя крепость


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека