Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
Но Катерина Васильевна отказывалась прийти на помощь.
- Все это пустяки, - говорила она. - Тигр, тигрица, какая разница?
Давно это было. Сейчас ты и мухи не убьешь.
Спицына сама могла рассказать не меньше мужа, если бы захотела. Она
сопровождала Петра Ивановича и на Кавказ и в Якутию, тонула вместе с ним
на Енисее, спасалась от лавины, землетрясений и тигров... Химик по
образованию, она работала и коллектором-геологом, научилась спать на
земле, есть всухомятку, грести по десяти часов в день или столько же
времени идти на лыжах. Она не жалела об уюте, не искала его, не любила
шить и готовить и с удовольствием передоверила хозяйство Тасе. Но раза два
в месяц на Спицыну находили приступы хозяйственности. Тогда она начинала
яростно кроить, вышивать или стряпать, чаще всего пирожки. На несколько
часов дом наполнялся криком, чадом, а в результате на стол подавалось
нечто жесткое и подгорелое. Ковалев наотрез отказывался есть, Виктор
отламывал маленький кусочек, и только Петр Иванович, чтобы утешить жену,
терпеливо доедал все до последней крошки.
Грибов не участвовал в общих беседах. Он вообще держался отчужденно,
сразу после обеда уходил к себе в комнату и весь вечер писал докторскую
диссертацию. Но ровно в восемь часов дверь в столовую открывалась, и
Грибов строго спрашивал:
- Тася, мы сегодня будем заниматься алгеброй?
- Девочка устала, пусть посидит, - отвечал Петр Иванович, всеобщий
защитник.
Но Тася, суетливо схватив тетради, исчезала за дверью... С ее уходом
сразу становилось тихо и скучновато. Никто не смеялся, не пел, не
восторгался и не ахал. И Петр Иванович, скомкав рассказ, говорил
потягиваясь:
- Пожалуй, и я пойду поработаю...
- На боку лежа? - сердилась Катерина Васильевна.
Петр Иванович, игнорируя нападки, важно удалялся и затворял за собой
дверь. Через минуту из спаленки доносился стук сброшенных сапог и скрип
кровати.
Виктор и Ковалев переглядывались с улыбкой. Спицына опускала голову.
- Стареет, - говорила она с грустной нежностью. - Подняться на холм -
трудно, идти пешком - трудно, сидеть поздно - и то трудно. Дремлет целый
день на работе. Статью заказали для "Бюллетеня" - третий год пишет.
Каталог поручили составить - и то утомительно, ящики тяжелые. Пришлось
самой взяться, кончать за него. А какой герой был! Волгу переплывал... В
тайге две тысячи километров проходил за сезон. Все прошло. Теперь живем
здесь, как в доме отдыха, пенсии дожидаемся.
"Как в доме отдыха! - думал Виктор. - Для Спицыных это дом отдыха, а
для Елены подвижничество".
Вскоре и Спицына уходила. За ней поднимался летчик.
- Завтра полетим? - спрашивал он. - Тогда надо выспаться, пожалуй.
Виктор оставался один, задумчиво разглядывал тропические узоры на
заиндевевшем окне, и часто... чаще, чем следовало бы, перед ним появлялось
смуглое лицо с черными бровями.
Довольна ли ты собой, Елена? Уютно ли тебе в увешанной расписными
тарелками квартире Тартакова? Спокойна ли твоя совесть, когда в комоде ты
натыкаешься на заброшенный диплом геолога-разведчика? Случается ли тебе
лечь в постель в девять часов, потому что до рассвета нужно вылететь в
поле? И вспоминаешь ли ты человека, который думает о тебе на Камчатке?

Какая ты, Елена? Плохая или хорошая?
Ночь. Движок выключен. На столе - неяркая керосиновая лампа. Полутьма.
Тишину нарушают только сонные вздохи Ковалева. Он скрежещет зубами и
бормочет что-то. Потрескивают догорающие угли в печке, скрипят половицы,
трещит фитиль, шуршит перо. Ночные звуки приглушены и разрозненны. Между
ними - длинные паузы. В тиши мыслям просторно. Вот они умчались за девять
тысяч километров... опять к Елене.
"Какая же ты, Елена? Хорошая или плохая?
Ты отвернулась от меня, но это еще не основание для того, чтобы
сердиться. В институте было три сотни девушек, все они выбрали не меня. Я
ведь не самый лучший... И я хочу забыть о своей обиде, о себе, поглядеть
на тебя со стороны.
Я вспоминаю тебя на практике в Тянь-Шане. Помнишь, мы шли по каменной
морене, не было воды, все изнывали от усталости и жажды, все хотели пить,
у всех болели плечи и ноги. Но только ты одна отказалась идти, легла на
камни и сказала: "Не могу дальше. Я умру здесь". И разъяренный Сошин
крикнул: "Хорошо, Елена, я понесу вас на руках сегодня, но завтра я
отправлю вас в город. Мне не нужны помощники, которые падают духом при
первой трудности!.. И стране не нужны такие геологи!"
Это было. Но в той же экспедиции, месяц спустя, ты двое суток подряд,
разбитая и усталая, шла по пустыне одна, чтобы сообщить о новой находке, о



месторождении, которое обнаружили вы с Сошиным. Ты не жалела себя и не
плакалась, хотя измучилась в три раза больше, чем на морене. Ты была
хорошей, была и плохой в одной и той же экспедиции.
Я вспоминаю тебя в институте... В научном студенческом обществе ты
делаешь доклад "Геология Тихого океана". Эта тема обширна, как океан, она
связана с происхождением Земли, с астрономией, философией, с любым
разделом геологии. Материала слишком много для студента, а для Тихого
океана ничтожно мало - сплошные вопросы и загадки, сплошные белые пятна.
Можно было бы ограничиться пересказом статей, но ты сумела связать их,
объединить, проложить мостики через белые пятна... Тебя поздравляли после
доклада, тебе жали руку декан и профессор, автор учебника океанологии.
Отрывок из твоего доклада был напечатан в "Университетском вестнике". И ты
сказала мне тогда: "Знаешь, Витя, я хотела бы поехать на Тихий океан.
Сошин говорил, что подземный рентген можно превратить в подводный. Изучить
океаны геологически! На это жизнь положить не жалко".
А потом ты стояла передо мной унылая, усталая, даже некрасивая и
сбивчиво твердила что-то о платьях, портнихах, мягкой мебели, о том, что
ты нежная и слабая.
Слабая! Едва ли ты была слабой, Елена. Слабая девушка не найдет дорогу
в пустыне, слабая студентка не сделает доклад, достойный печати. Нет, ты
была сильной. Ты всеми нами командовала и от нас и от себя добивалась
всего, что хотела... Почему же под конец ты решила добиваться покоя?
Почему ты сменила Тихий океан и мечту на тихую пристань с Тартаковым? Это
было так неожиданно..."
Так ли неожиданно? Виктор откладывает перо. Ему вспоминается
студенческий бал-маскарад. Он возлагал на этот вечер большие надежды -
думал, что в маске легче говорить о чувствах. Елена была в костюме
цыганки, с цветными лентами и монетками в косах. Виктор нашел ее без
труда. Но Елена танцевала с Тартаковым. Час спустя Виктор видел их в
буфете, Тартаков угощал Елену пирожными. Еще позже, набравшись храбрости,
Виктор подошел к ним в коридоре. Елена опять была с Тартаковым. Разговор
шел о скульптуре Эрзя. "В его работах я слышу голос леса, - говорил
Тартаков, - в них шепот листьев, сонное журчанье ручья. Это былины,
воплощенные в дереве..."
Виктору эти слова показались нарочитыми и напыщенными. Но он не видел
работ Эрзя и не мог поддержать разговор.
Бал затянулся. Во втором часу ночи Елена спохватилась:
"Мама, наверно, беспокоится... Что же делать? Звонить уже поздно.
Телефон у соседей - нельзя их будить. И как я доберусь? Метро закрыто".
Виктор предложил проводить девушку до дому. Елена жила в Измайлове, на
противоположном конце города. Наконец-то они будут одни! Ночной поход
напомнит Елене экспедицию...
Но Елена танцевала весь вечер, и пешеходная прогулка совсем не
привлекала ее. И опять вмешался Тартаков. Он добыл где-то машину, обещал
щедро заплатить шоферу, сам сел рядом с ним, Елену и еще двух девушек
любезно усадил сзади, пригласил и Виктора.
Виктор резко отказался, и Тартаков проговорил медоточивым голосом:
- Не фыркайте, молодой человек. Надо уметь жить и уметь ухаживать.
А Виктор не умел жить по-тартаковски. Он получал стипендию, обедал в
студенческой столовой и не мог катать Елену на машине.
Снова шуршит перо, строки ложатся на бумагу...
"Говорят, что издалека лучше видно. Теперь я понимаю тебя лучше, Лена.
Ты всегда была очень сильной, сильнее нас, твоих товарищей. Ты никого не
хотела слушать, умела поставить на своем, а своего пути у тебя не было, и
ты плыла по течению, делала все, что вздумается, иногда хорошее, иногда
плохое. Только два человека были сильнее тебя - Сошин и Тартаков. Но к
Сошину каждый год приходили новые коллекторы, он жил далеко и не писал
нам, а Тартаков был рядом... Он убеждал тебя, что умеет жить, и ты
поверила. Поверить было приятно, потому что жить по-тартаковски - это
значит жить в свое удовольствие. А кто же не любит удовольствий? Удобства
нужны всем. Для того и делают в домах водопровод и отопление. Всем людям
приятнее сидеть в тепле, чем мерзнуть. И танцевать приятнее, чем носить
воду... Все хотят жить хорошо, не только красивые девушки. Все любят жить.
Но иногда бывает нужно отдать жизнь...
Я хочу рассказать тебе про моего нового знакомого - летчика Ковалева.
Недавно мы с ним были в кратере вулкана - ходили смотреть жерло. На
обратном пути он сказал мне: "Ты парень не из робких (Виктор не утерпел и
похвалился), но суешься в огонь без надобности. Смелым надо быть
во-время". "Как же так? - спросил я. - Разве можно быть смелым время от
времени?" А он мне: "Все мы люди, и все боимся смерти. Смел тот, кто умеет
подавить страх в бою, а тот, кто поддается страху, - трус и дезертир".
Мысли теснятся, перо проворно бежит по бумаге. Как все просто, как ясно
сейчас! Каждый может быть смелым, подавить слабость. Как жаль, что Виктор
не сказал всего этого Елене... Мысленно он исправляет их последнее
свидание... Вместо того чтобы растерянно молчать, он говорит: "Ты неправа,


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 [ 10 ] 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Конюшевский Владислав - Попытка возврата
Конюшевский Владислав
Попытка возврата


Эриксон Стивен - Сады Луны
Эриксон Стивен
Сады Луны


Березин Федор - Покушение на Еву
Березин Федор
Покушение на Еву


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека