Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

врезавшееся в память лицо не со слов Асмодиана. Саммаэлю всегда хотелось
стать выше, и он вечно возмущался, что Сила не может ему помочь. Этого
Асмодиан Ранду не рассказывал. - Судя по твоим рассказам, маловероятно, чтоб
Саммаэль воспылал желанием встретиться со мной один на один, если только он
не будет абсолютно уверен в победе. А может, и тогда не захочет. Ты сам
говорил, что он, коли сумеет, скорей оставит меня для Темного. Так почему же
Саммаэль уверен, что выиграет теперь, если я решу напасть на него?
Сидя в темноте, Ранд с Асмодианом обсуждали этот вопрос больше часа, но
к определенному выводу так и не пришли. Асмодиан считал, что нападение
устроил кто-то из других, надеясь стравить Ранда с Саммаэлем и таким образом
избавиться от того или другого, а то и от обоих разом. По крайней мере,
Асмодиан заявил, что таково его мнение. Ранд постоянно чувствовал на себе
пытливый взгляд Асмодиана. Та оговорка была слишком велика, скрыть ее было
невозможно.
Когда Ранд наконец возвратился к своей палатке, Аделин с дюжиной Дев
вскочили с места и вразнобой принялись твердить ему, что Эгвейн ушла, а
Авиенда давно уже спит, что она очень на него сердилась, они обе сердились.
Девы надавали ему гору разных советов, как справиться с гневом Авиенды и
Эгвейн, причем из-за того, что говорили все разом, Ранд так ни бельмеса и не
понял. Наконец Девы угомонились и примолкли, переглядываясь, и Аделин
заговорила одна:
- Мы должны поговорить о сегодняшней ночи. О том, что мы сделали, как
оплошали, и о том, что не сумели сделать. Мы...
- Ничего не было, - сказал Ранд. - А если что и было, то все прощено и
забыто. Вообще-то я не прочь поспать несколько часов. Коли вам охота
обсудить это дело, отправляйтесь к Эмис или Бэйр. С ними поговорите. Уверен,
они лучше меня поймут, чего вам надо.
Как ни удивительно, после этих слов Девы замолчали и пропустили Ранда в
палатку.
Авиенда лежала под одеялами, высунув из-под них стройную голую ногу.
Ранд старался не смотреть ни на ее выставленную ногу, ни на саму девушку.
Лампу она оставила гореть. С приятным чувством он заполз под свои одеяла и,
направив Силу, потушил лампу, а потом отпустил саидин. Ему опять приснилась
Авиенда. Она вновь швырнула огненный шар, только теперь отнюдь не в
Драгкара, а рядом с девушкой сидел хохочущий Саммаэль.


¶ГЛАВА 23. "Пятая часть - ваша"§

Натянув поводья, Эгвейн остановила Туманную на макушке поросшего травой
холма и принялась смотреть, как из Джангайского Перевала на равнину стекает
река айильцев. Из-за высокого седла юбки опять задрались выше колен, но
девушка не обращала на это внимания. Нельзя же каждую минуту по пустякам
беспокоиться! К тому же на ней еще и чулки - это ведь не то же самое, что
голые ноги.
Мимо холма быстрым шагом двигались колонны айильцев, разделенные по
кланам, по септам, по воинским сообществам. Строй растянулся на милю в
ширину, айильцев были тысячи и тысячи, вместе с ними двигались вьючные
лошади и мулы, не говоря уж о гайшайн, которые обустраивают лагерь, пока
прочие сражаются. А большая часть этой живой реки уже скрылась из виду или
еще не миновала перевала. Даже не обремененная семьями, походная колонна
очень походила на двинувшееся маршем государство. Здесь, за перевалом.
Шелковый Путь превратился в настоящую дорогу полных пятидесяти шагов
шириной, мощенную белыми плитами. Тракт, прямой как стрела, пересекал череду
кое-где сровненных холмов. Изредка в интервалах между колоннами можно было
заметить дорогу, однако айильцы, по-видимому, предпочитали бежать по траве.
Многие из дорожных плит просели или перекосились. Более двадцати лет минуло
с той поры, как на этом тракте было оживленное движение.
После унылых пейзажей Пустыни и редких, искореженных суровым климатом
чахлых карликов было приятной неожиданностью вновь увидеть деревья,
настоящие деревья: высоченные дубы, густые заросли болотного мирта - целые
рощицы. И еще высокая трава, по которой под летящим по холмам летним
ветерком пробегали мягкие волны. На севере виднелся настоящий лес, а облака
в небе, пусть далекие и тонкие, все же были именно облаками. После Пустыни
воздух казался благословенно прохладным и влажным, хотя пожухлые листья и
обширные бурые проплешины среди травы подсказали Эгвейн, что погода стоит не
в пример сухая и жаркая для этого времени года. И тем не менее этот глухой
уголок Кайриэна казался цветущим раем по сравнению с каменистыми пустошами
по ту сторону Драконовой Стены.
Под низким, почти плоским мостиком извивалась на север небольшая
речушка, окаймленная полосами высохшей глины, бывшей прежде речным дном; в
той стороне лежала река Гаэлин, и до нее не так уж много миль. Эгвейн
гадала, что бы айильцы подумали о той реке - однажды ей довелось видеть у



реки обитателей Пустыни, изумленных непривычным обилием воды. Здесь же ее
усохшая лента означала просвет в словно бесконечном людском потоке - мужчины
и Девы на миг потрясение замирали, глядя на речушку, и лишь потом ее
перепрыгивали.
По тракту загрохотали Кадировы фургоны, длинные упряжки мулов старались
вовсю, но уступали в скорости айильцам. Переход по извивам и поворотам
ущелья занял четыре дня, и Ранд, видимо, решил воспользоваться несколькими
оставшимися часами дневного света, чтобы как можно дальше углубиться в
Кайриэн. С фургонами скакали и Морейн с Ланом - не впереди каравана и не
рядом с похожим на коробку Кадировым белым домиком на колесах, а подле
второго фургона, на котором поверх прочего груза высился горб накрытого
парусиной тер'ангриала в виде дверной рамы. Некоторые предметы были
тщательно упакованы и перевязаны или уложены в ящики и бочонки, в каких
Кадир доставил в Пустыню свои товары, а какие-то просто засунули куда
попало, где отыскалось место. Чего тут только не было: необычные,
причудливых форм вещицы из металла и стекла, стул из красного кристалла, две
статуэтки обнаженных мужчины и женщины, высотой в рост ребенка, жезлы из
обыкновенной и драгоценной поделочной кости и из странного черного материала
- всевозможной длины и разнообразной толщины. Предметов было много, в том
числе и те, которые Эгвейн и описать-то затруднялась. Морейн использовала
для груза каждый свободный дюйм пространства во всех фургонах.
Эгвейн очень хотелось знать, почему Айз Седай не спускает глаз именно с
этого фургона. Судя по всему, никто больше не замечал, что Морейн уделяет
фургону с тем тер'ангриалом столько внимания, сколько не достается всем
прочим вместе взятым, но девушка заметила. Однако выяснить, в чем дело,
скоро не удастся. Новообретенное равенство в отношениях с Морейн оказалось
очень неустойчивым, что Эгвейн поняла, задав Айз Седай этот вопрос еще на
середине перевала. Девушке было сказано, что у нее излишне живое
воображение. А если у нее находится время на всякую ерунду, например,
шпионить за Айз Седай, вероятно, Морейн стоит переговорить с Хранительницами
о том, что нужно бы побольше заниматься с Эгвейн. Конечно же, Эгвейн без
конца извинялась, и похоже, ее преисполненные кротости слова подействовали.
Эмис и остальные Хранительницы не ужесточили своих требований - все осталось
по-прежнему.
С сотню таардадских Фар Дарайз Май рысцой пробежали мимо холма по эту
сторону дороги; двигались они легко, вуали висели, но в любой момент Девы
готовы были их нацепить, а у бедер болтались полные колчаны. Некоторые
держали стрелы на тетивах своих изогнутых роговых луков, тогда как у
остальных луки висели за спиной в чехлах; ритмично покачивались на бегу
копья и щиты. Следом за ними дюжина гаишайн, облаченных в белые балахоны,
вела навьюченных мулов, едва поспевая за Девами. На одной из гаишайн было не
белое одеяние, а черное - Изендре приходилось тяжелее всех. Эгвейн узнала
Аделин и еще двух-трех из тех, кто охранял палатку Ранда в ночь нападения.
Вдобавок к своему оружию каждая держала в руке куклу - грубо сделанную,
выряженную в длинные юбки и свободную блузу; айилки всем своим видом
старались показать, что ничего такого у них нет, но их выдавали каменные
лица.
Эгвейн не знала в точности, что это за куклы. Сменившись с поста, эти
Девы вместе явились к Бэйр и Эмис и провели с ними немало времени. Следующим
утром, когда лагерь, еще погруженный в предрассветный серый сумрак,
только-только просыпался, они начали мастерить кукол. Спросить напрямую
Эгвейн, разумеется, не решилась, но отважилась на мимолетное замечание в
присутствии рыжеволосой Майры из Томанелле, из септа Се-рай, и та сказала,
что кукла должна напоминать ей, что
она уже не ребенок. Тон айилки ясно дал понять - говорить на эту тему
она не желает. Одной из Дев, которые несли в руке куклу, было не больше
шестнадцати, но Майра-то ровесница Аделин. Во всем этом было мало смысла,
что огорчало Эгвейн. Всякий раз, как Эгвейн казалось, будто она понимает
айильские обычаи, случалось нечто, доказывающее, что это далеко не так.
Против воли взор девушки, точно притянутый магнитом, вновь обратился к
выходу из ущелья. Там по-прежнему стоял, еле различимый вдалеке, ряд кольев,
протянувшийся от одного крутого горного склона до другого. Лишь в одном
месте айильцы повалили их, освобождая дорогу. Куладин оставил еще одно
послание - перегородив тропу кольями и насадив на них мужчин и женщин. Колья
с мертвецами простояли семь дней. К холмам справа от перевала цеплялись
высокие серые стены Селиана, над ними - никакого движения.. Морейн сказала,
что город стал лишь слабой тенью своей былой славы, однако размеры его
внушали уважение. Селиан был много больше Тайена, тем не менее от него тоже
мало что осталось. И выживших не было - не считая тех, кого увели Шайдо.
Правда, кто-то мог убежать, посчитав какое-то место безопасным. На этих
холмах были фермы; хотя после Айильской Войны люди и покинули восточный
Кайриэн, городу не прожить без ферм, которые обеспечивают его хлебом и
другой провизией. Теперь же из почерневших остатков каменных стен фермерских
домов торчали закопченные трубы; тут над сгоревшим каменным сараем еще
уцелели обугленные стропила; там и амбар, и сам дом обрушились от огня.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 [ 90 ] 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203 204 205 206 207 208 209 210 211 212 213 214 215 216 217
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Каргалов Вадим - Меч Довмонта
Каргалов Вадим
Меч Довмонта


Ильин Андрей - Господа офицеры
Ильин Андрей
Господа офицеры


Смоленский Вадим - Записки гайдзина
Смоленский Вадим
Записки гайдзина


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека