Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

голода, как и я не утолила, и почуяв запах печеных яблок, доносившийся из
столовой, я осмелилась спросить, не улавливает ли он тоже этот чудесный
аромат. Он признался, что улавливает. Я сказала, что, если он выпустит меня
в сад, я перебегу двор и принесу ему целое блюдо яблок; я заверила его, что
яблоки, верно, великолепны, ибо Готониха большая мастерица печь, вернее
тушить фрукты, добавляя к ним специй и стакан-другой белого вина.
- Petite gourmande!* - произнес он с улыбкой. - Я прекрасно помню, как
вы обрадовались, когда я угостил вас слоеным пирожком, и вы знаете, что,
принеся яблоки для меня, вы тоже в обиде не останетесь. Ступайте же да
возвращайтесь поскорее!
______________
* Маленькая лакомка! (фр.)
И он отпустил меня, поверив моему честному слову. Я же решила вернуться
как можно быстрей, поставить перед ним яблоки и тотчас исчезнуть, не
заботясь о будущем.
Мой план, кажется, не ускользнул от его неумолимой проницательности; он
встретил меня на пороге, повлек в комнату и усадил на прежнее место. Взяв у
меня из рук блюдо с яблоками, он разделил их на две равные части и приказал
мне съесть мою долю. Я уступила ему, но с какой неохотой! И вот тут-то он
открыл по мне ожесточенный огонь. Все прежние его речи были лишь "сказка в
пересказе для глупца" и ничто в сравнении с теперешней атакой.
Он неразумно предлагал план, каким докучал мне и прежде. Он предлагал
мне, чтоб я - иностранка! - выступила на публичном экзамене вместе с лучшими
ученицами старшего класса с импровизацией на французском языке, для которой
тему будут предлагать присутствующие; а, разумеется, импровизировать надо
без словаря и грамматики.
Я хорошо понимала, чем может кончиться такое предприятие. Природа
отказала мне в способности сочинять на ходу; при публике я вообще тушуюсь;
даже наедине способности мои глохнут среди бела дня, и лишь в ясной тишине
утренних и в мирной уединенности вечерних часов является ко мне Дух
Творчества. Этот дух вообще играет со мной скверные шутки, он непослушен,
капризен, вздорен - странное божество, упрямо молчащее в ответ на все мои
домогательства и вопросы, не слышащее молений и прячущееся от моего жадно
взыскующего глаза, твердое и холодное, как гранит, как мрачный Ваал{352}, с
сомкнутыми губами и пустыми глазницами и грудью, подобной каменной крышке
гроба; когда же я не зову его и не ищу, дух этот, потревоженный вздохом
ветра или невидимым током электричества, вдруг срывается с пьедестала, как
смятенный Дагон{352}, от жреца требует жертвы, а у закланного животного
крови, обманно сулит пророчества, полнит храм странным гулом прорицаний,
внятных лишь роковым ветрам, а бедному молельщику бросает от этих откровений
лишь жалкие крохи до того скаредно и неохотно, будто каждое слово - капля
бессмертного ихора из собственных его темных жил. И вот от меня требовали,
чтоб этого-то тирана я обратила в рабство и заставила импровизировать на
школьной эстраде, среди девчонок, под присмотром мадам Бек, на потеху
публике Лабаскура!
Мы с мосье Полем уже не раз об этом спорили отчаянно, поднимая шум, в
котором сливались просьбы и отказы, требованья и возраженья.
В этот день меня, наконец, оценили по достоинству. Оказывается, все
упрямство, свойственное моему полу, сосредоточилось во мне; у меня
обнаружилась orgueil du diable*. Но, господи, ведь я боюсь провалиться! Да
что за печаль, если я и провалюсь? Отчего бы мне не провалиться, кто я
такая? Мне это только полезно будет. Он даже рад будет увидеть мой провал
(о, тут я не сомневалась!). Наконец, он умолк, чтоб отдышаться, но лишь на
секунду.
______________
* Дьявольская гордость (фр.).
...Итак, согласна ли я его слушаться?
- Нет, не буду я вас слушаться. Меня и судом нельзя к этому принудить.
Я лучше штраф заплачу, в тюрьму пойду, чем эдак срамиться.
...Неужто меня нельзя добром уговорить? Неужто я не уступлю ради
дружбы?
- Ни на волосок, ни на йоту. Никакая дружба на свете не может требовать
подобных уступок. Истинный друг не может быть так жесток.
Итак, надо полагать (и тут мосье Поль усмехнулся великолепно, как
только он один и умел усмехаться, - скривя губы, раздув ноздри и сощурясь),
оставалось лишь одно средство на меня воздействовать, но к этому средству
сам он прибегнуть не мог.
- Кое-какие доводы, кое-какие обстоятельства заставили бы вас с
готовностью согласиться.
- Да, - возразила я, - и сделать из себя дуру, пугало, посмешище для
сотни мамочек и папочек Виллета.
И тут, окончательно потеряв терпенье, я снова закричала, что хочу
высвободиться, выйти на свежий воздух, что я не в силах более терпеть, мне



душно и жарко.
...Глупости, возразил неумолимый, все это только уловки. Ему-то вот не
жарко, а он сидит спиной к самой печке. Отчего же мне жарко, если он служит
мне чудесным экраном?
...Но моему уму это недоступно. Мне неизвестно строение сказочных
саламандр. Что до меня, я - привыкшая к прохладе островитянка, и сидеть на
горячей плите - развлечение не по мне; могу ли я, наконец, сходить хоть за
стаканом воды - от сладких яблок у меня разыгралась ужасная жажда?
...И только-то? Да он сам принесет мне воды.
И он отправился за водой. Дверь была не заперта, и я воспользовалась
случаем. Не дожидаясь возвращенья мучителя, едва уцелевшая жертва спаслась
бегством.

Глава XXXI
"ДРИАДА"
Наступила весна, и погода вдруг стала теплее. Перемена температуры
вызвала во мне, как, верно, и во многих других, упадок сил. Я легко
уставала, не спала ночей и днем с трудом перемогалась.
Однажды в воскресенье, одолев расстояние в пол-лиги до протестантской
церкви, на возвратном пути я едва волочила ноги; и уединясь, наконец, в
старшем классе, верном своем прибежище, я, как на подушку, положила голову
на бюро.
Я слышала колыбельную песенку пчел, жужжавших за окном, и видела сквозь
тоненькую первую листву, как мадам Бек в веселом кругу гостей, которых она
успела попотчевать после обедни, прогуливалась по главной аллее под сводом
садовых деревьев в весеннем цвету, ярком и нежном, как горный снег в лучах
рассвета.
Внимание мое особенно привлекла, помнится, прелестная молодая девушка,
которую я и прежде видывала у мадам Бек и о которой мне говорили, кажется,
что она крестница мосье Эманюеля, и не то мать ее, не то тетка, не то еще
какая-то родственница связана с профессором давней дружбой. Мосье Поля не
было в нынешнем воскресном обществе, но я уже прежде встречала эту девушку с
ним вместе, и, насколько можно судить на расстоянии, отношения их показались
мне непринужденными и легкими, обычными отношениями снисходительного
покровителя и подопечной. Я видывала, как она подбегает к нему и ласково
берет под руку.
Однажды меня даже кольнуло неприятное предвзятое чувство, какое-то
предубежденье, но я не стала о нем раздумывать и постаралась отогнать. Я
глядела на девушку, которую звали мадемуазель Совер, на мелькавшее среди
цветов и светлой зеленой листвы яркое шелковое платье (одевалась она
великолепно и, говорили, была богата), и у меня заболели глаза; сами собой
они закрылись; усталость и тепло сделали свое, жужжанье пчел и пенье птиц
убаюкали меня, и я уснула.
Два часа пролетели незаметно. Когда я проснулась, солнце уже скрылось
за домами, в саду и в комнате померк день, пчелы улетели, стали закрываться
цветы; рассеялись куда-то и гости, и опустела аллея.
Проснувшись, я обнаружила, что нисколько не замерзла, хоть и сидела
неподвижно целых два часа, что руки у меня не затекли и не болят. Оно и
неудивительно. Они уже не лежали на голой столешнице, под них подложили
шаль, а другая шаль (и ту и другую, очевидно, принесли из коридора) уютно
окутывала мои плечи.
Кто все это устроил? Кто был мой добрый друг? Кто-то из учителей? Или
из учениц? Кроме Сен-Пьер, я ни в ком не встречала неприязни, но у кого
достало проворства так нежно обо мне позаботиться? Чья поступь была так
бесшумна и так осторожна рука, ведь я ничего не услышала и не заметила? Что
до Джиневры Фэншо, от нее не приходилось ждать нежностей, эта блистательная
юная особа скорей уж стащила бы меня со стула. Наконец, я сказала самой
себе: "Это сама мадам Бек, не иначе. Она вошла, явилась свидетельницей моего
сладкого сна и испугалась, как бы я не схватила простуду. Я для нее машина,
исправно исполняющая свою работу, и потому меня следует беречь. А теперь, -
решила я, - пойду-ка я прогуляюсь; сейчас свежо, но нисколько не холодно".
Я открыла стеклянную дверь и вышла в сад.
Я побежала к своей любимой аллее; в темноте, даже в сумерках, я бы вряд
ли на такое отважилась, ибо еще не забыла, что мне привиделось (если
привиделось!) несколько месяцев назад в этой аллее. Но последний луч
заходящего солнца еще серебрил серый купол Иоанна Крестителя; птицы еще не
попрятались на ночлег в мохнатых кустах и густом плюще, увивавшем стены. Я
брела и думала те же думы, что и в тот вечер, когда хоронила свою бутыль, -
я размышляла о том, как мне жить дальше, как добиться независимого
положения; эти мысли хоть и нечасто посещали меня, но никогда не оставляли
меня совсем; при всякой своей обиде, при всякой несправедливости я вновь к
ним обращалась; и понемногу в голове моей начал складываться план.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 [ 90 ] 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Контровский Владимир - Томагавки кардинала
Контровский Владимир
Томагавки кардинала


Якубенко Николай - Испытание огнем
Якубенко Николай
Испытание огнем


Афанасьев Роман - Огненный дождь
Афанасьев Роман
Огненный дождь


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека