Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
"Ты же знаешь, что он не умер..."
"Так скверно все, Кифа, что начинаешь сомневаться в очевидном, в
ощущаемом".
"А ты не сомневайся. Соберись, соберись! Если уж ты начнешь расклеиваться,
я один не справлюсь. А впереди еще много дел".
"Я-то соберусь. А что дальше ?"
"Дальше ты приведешь мать и Марию из Магдалы через день наутро к могиле".
"И увидим ее пустой".
"Естественно. Иешуа появится чуть позже".
"Я все делаю, как ты говоришь. Но я делаю это лишь в ожидании рассказа о
том, что ждать дальше. Ты обещал..."
"Я помню, что обещал. Потерпи. Немного осталось.'Так немного, что хватило
бы времени все успеть!.."
Они ушли в Вифанию по внутренним, самым безжалостным часам Петра - в семь
пятьдесят две. Было еще светло и жарко. Шли молча, торопливо, угрюмо смотрели
под ноги, словно боясь поднять глаза. Слишком много свалилось на них в один
день. А если быть точным - в одну минуту, поскольку Иуда будто подслушал смерть
Иешуа издалека и следом нанес себе удар ножом. Хорошо, что Петр подавил их
сознание настолько, насколько требовалось, чтобы приглушить эмоции, утишить их.
Иначе - они сейчас рвались наружу, удержать бы не получилось.
Напомнил Иоанну:
"Следи за матерью Марией. Она - неадекватна. Могут быть осложнения".
"Я знаю. Будь спокоен, Кифа. Делай, что наметил..."
Какое счастье, что есть Иоанн!
Какое счастье, что есть Иешуа, так тоже верно, но Иешуа - это постоянная
проблема, постоянное напряжение, пока не достигнутая цель, а Иоанн - он только
средство. Надежное, всепонимаю-щее, откликающееся "на раз". Это невероятно
много! Если на кого и оставлять общину, которая уже возникла - все-таки
двенадцать первых и семь десятков вторых! - так только на него. Впереди -
опасность развала, разбродов, сомнений и соплей. А Иоанн - сильный, волевой.
Властности ему бы побольше - той, что жила в нем до его имитированной смерти.
Жила и ушла, поминай как звали. А ведь звали...
Впрочем, есть и Иешуа, и все равно - это именно счастье, только бы вот
придумать, как решить проблему с Вознесением. Говорено уже, думано-передумано:
ну не захочет он уйти в тень! А ведь придется. Или Петр все же сумеет придумать
ему роль на самом свету? Пока, однако, не умеет...
Он отстал от группы на подъеме в гору, где дорога сворачивала в очередную
оливковую рощу и ныряла в ложбинку. Отстал, ровно и быстро побежал назад - к
могиле. Боялся, что не успеет, что Иешуа сумеет сам себя "включить", а за этим
- чего только может не последовать. Предполагать даже не хотелось!
И правильно боялся.
-Когда подбежал, сразу увидел откатанный в сторону от входа Камень и
черную дыру пещеры-гроба. Остановился, неожиданно для себя страшась войти в
пещеру, и услышал со стороны:
- Ну и чего ты испугался? Темноты? Ведь большой уже мальчик... Резко
обернулся: Иешуа сидел на травке, жевал сырую еще смокву, смеялся. Туника на
нем была - та, что принес Иосиф.
- Ты меня напугал, - сказал облегченно Петр. - Когда очнулся? Руки-ноги
целы? Не болят?
- Полчаса назад... - Иешуа протянул Петру руки. - Болеть - не болят, но и
не целы.
Дырки от гвоздей на запястьях страшно чернели запекшейся кровью. На ногах
- Петр специально вгляделся! - тоже виднелись раны, пробитые римскими
умельцами. Плотниками по человеческому телу.
- Почему не затянул? - спросил и тут же понял глупость вопроса. - Да,
конечно, все же будут смотреть, спрашивать...
- Естественно, - согласился Иешуа. - Когда мне воскресать? Послезавтра с
утра?.. Время есть, давай разговаривать. У меня вопросов - тьма...
- Понимаю... - медленно сказал Петр. Еще не оформившаяся, даже не
словленная мыслишка попыталась выплыть на волю, и Петр усиленно помогал ей,
вытаскивал из глубин. И ведь вытащил - как не вытащить такую! Спросил быстро: -
Ты где талит оставил?
- Покрывало? В могиле. А что?
- Тебя не затруднит еще разок залезть туда? На пару минут, не больше...
- Зачем?
- Хочу проверить одну штуку.
- Пойдем... - Иешуа встал с земли и нырнул в пещеру. Талит смято валялся
на каменном полу около ниши, в которую уложили накануне тело Христа. Петр взял
его, встряхнул, повернул к свету, еле проникавшему в пещеру сквозь неширокую
дыру входа. Да и темнело уже стремительно... Увидел, что хотел: чистым было
полотнище, ни пятнышка.
- Ляг на камни, пожалуйста, - попросил Петр, по-прежнему держа талит в
вытянутых руках - как мокрую простыню. - На спину. Руки вытяни вдоль тела.


Иешуа послушался. После Воскресения он был явно доволен и мягок нравом.
Петр накрыл его полотнищем. Подумал: получится - значит, матрица может
все. Не просто создавать Историю, но и фальсифицировать ее.
- Иешуа, ты можешь сосредоточиться и попробовать перенести на ткань
отпечаток своего тела? Лицо, руки, туловище...
- Как перенести?
- Не знаю. Я так придумал, но сам не умею. Попробуй. Это - как рисунки на
этрусских вазах. Или на вазах из Айгиптоса...
- Изображения людей? Это же противно Богу! Тем более - в шабат...
- Иешуа, с каких это пор ты стал бояться творить чудеса в шабат? Тебе
напомнить?
- Не надо. Я понял тебя, Кифа. Помолчи немного...
Тишина повисла - как в могиле, да простится такое прямое сравнение.
Через минуту Иешуа сказал из-под талита:
- Снимай. Только осторожно. Не помни ткань. Петр взял талит так же, как и
ранее - кончиками пальцев - за уголки, как повешенную сушиться простыню. Иешуа
легко вскочил.
- Выйдем на свет. Солнце еще не село.
Они выскочили наружу, Иешуа перехватил талит из рук Петра и поднял его к
заходящему солнцу. И Пётр увидел, что на ткани, как на фотобумаге в
пластмассовой ванночке с проявителем - он помнил этот смешной процесс по старым
документальным фильмам, запечатленным на пленках из целлулоида, бережно
хранящихся в Музее истории искусств в Париже, - стало появляться мужское
бородатое лицо с черными пятнами ранок, руки с явно видными следами гвоздей,
веер длинных волос вокруг головы...
- Получилось, - удовлетворенно сказал Иешуа. - Знаешь, ты впервые сам
попросил меня сотворить чудо. Рад услужить.
- Ты не мне услужил, - сказал Петр, забирая талит и аккуратно складывая
его. - Так можно? Не пропадет изображение? - Иешуа отрицательно покачал
головой. Ждал продолжения объяснений. - Ты не мне услужил, - повторил Петр,
сложив ткань и засунув ее за пазуху. - Ты, как всегда, Истории услужил. И моей
Службе. Я все расскажу, этот отпечаток - не главное. Сначала - твои вопросы...
И сел на траву, приготовившись слушать и рассказывать. Хотел ведь уйти
подальше от могилы, чтобы не встретиться ненароком с кем-нибудь, кто раньше
срока Воскресения примчится к могиле Машиаха, но не сумел - устал смертельно.
Еще ночь впереди, успеют уйти...
А сам думал: ничего себе - не главное! Этот отпечаток на полотне станет
одной из великих загадок Истории! Зачем подводить Клэр или, точнее,
разочаровывать ее? Ведь это она заявила на давнем и судьбоносном для проекта
"Мессия" совещании Большого Совета Службы Времени, что мы - то есть
современники Петра - располагаем точным анализом ДНК, взятым со знаменитой
Туринской плащаницы, который полностью совпал с тем, что был сделан в
лабораториях Службы после возвращения Шестого из первого броска в тридцать
третий год. Из того, где Иисус существовал, но - плотником.
Плащаница уже есть. Анализ еще будет. И вся штука лишь в том, чтобы в 1204
году, во время четвертого Крестового похода, некий француз по имени Отто де ля
Рош спер в Константинополе кусок льняного полотна с отпечатками крови и пота,
чтобы он довез его до родной Франции, чтобы оно снова всплыло в Безансоне -
спустя полтора века, чтобы уже тогда ее назвали плащаницей Христа, чтобы она
попала в Турин в багаже епископа Карло Борромео и чтобы в 1889 году ее наконец
сфотографировали бы и следы крови и пота превратились на снимке в портрет
снятого с креста человека с отчетливо видными следами гвоздей в запястьях. В
запястьях, а не в ладонях, как убеждали мир художники эпохи Возрождения!
До броска Шестого вопрос: кто на полотне? - оставался без ответа. Шестой
привез точный ответ. И Бог бы с ними, с евангелическими писаниями, - их
"евангелистам подправлять" Петром положено. А Туринскую плащаницу придумал и
сделал сам Петр. А еще точнее - сам Христос. Как сделал - этого и до времени
Петра никто не раскусил. Но разве суть чуда - в технологии? Да никогда! Суть
чуда - в умении вовремя вспомнить!..
ДЕЙСТВИЕ - 5. ЭПИЗОД -- 4
ИУДЕЯ, ИЕРУСАЛИМ, 27 год от Р.Х.. месяц Нисан
Ночь была тихой и теплой, небо - чистым и черным, подсвеченным
разновеликими каплями звезд, как театральный задник в вечном спектакле про
Синюю птицу. Звезда, естественно, со звездою говорила без остановки, а
недалекая отсюда пустыня, как назначено поэтом, послушно внемлила Богу.
Хотелось есть, но по-прежнему лень было двигаться, да и где сейчас найти
еду? Спят все...
Говорили вслух, безо всяких телепатических штучек, не боясь, что кто-то
услышит. Кому здесь оказаться в такой воровской час? Некому. Да и окажись кто -
что бы он понял в беседе двух мужчин среднего уже возраста, но, по утверждению
Карлсона, бессмертного в мире Петра персонажа, мужчин "в самом расцвете сил"?
Началось с вопросов трудных и абстрактных.
- Кто вы такие? - спросил Иешуа, впадая все же в абстрактную риторику. -


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 [ 89 ] 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Прозоров Александр - Вождь
Прозоров Александр
Вождь


Шилова Юлия - Растоптанное счастье, или Любовь, похожая на стон
Шилова Юлия
Растоптанное счастье, или Любовь, похожая на стон


Контровский Владимир - Колесо Сансары
Контровский Владимир
Колесо Сансары


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека