Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

Сиянье глаз сменилось злыми искрами. Уже он раздражался, спорил, безжалостно
меня обуздывал. Чем больше я старалась, чем больше трудилась, тем меньше,
кажется, бывал он доволен. Он осыпал меня насмешками, которых язвительность
меня удивляла и угнетала. Потом начались речи о "гордости разума"; мне
туманно грозили бог весть какими карами, если я посмею преступить границы,
положенные моему полу, и начну тешить свой недозволенный аппетит к
познаньям, для женщины совершенно лишним. Увы! У меня не было такого
аппетита. Я радовалась обретенным сведениям, но благородная страсть к науке,
к ее отвлеченностям, божественная жажда открытий - эти чувства лишь редко и
едва во мне просыпались.
Однако насмешки мосье Поля будили их; его несправедливость подстрекала
мои дерзкие стремленья, их окрыляла.
Вначале, покуда я еще не поняла ее причин, несообразная колкость его
ранила мне сердце, но потом она лишь подогревала мою кровь и живее гнала по
жилам. Каковы бы ни были мои способности, приличествовали они женщине или
нет - они от бога, и я решилась не стыдиться ни одного из его даров.
Борьба скоро ожесточилась. Я, казалось, утратила расположение мосье
Поля; он странно со мной обращался. В минуты самой большой несправедливости
он обвинял меня в том, что я обманула его, прикинувшись слабой ученицей;
говорил, что я нарочно выставила себя тупой и незнающей, а порой невольно
предполагал во мне несусветную, безмерную премудрость и силу ума, утверждая,
будто бы я похитила главную мысль из какой-нибудь книги, известной мне лишь
по названью и от чтения которой я непременно свалилась бы во сне с окна,
подобно юному Евтиху{348}, усыпленному Павловой беседой.
Однажды, в ответ на подобные обвинения, я воспротивилась мосье Полю, я
восстала. Я взяла со своего стола кипу его книг, побросала в передник и
кучей швырнула к его ногам.
- Берите их, мосье Поль, - сказала я. - И больше мне не преподавайте. Я
не просила вас приобщать меня к ученью, и вы успешно показали мне, как оно
горько.
Вернувшись к столу, я положила голову на руки. Два дня целых я потом не
сказала ему ни слова. Он оскорбил и обидел меня. Его вниманье было мне
дорого, он подарил мне новую для меня несравненную радость. И раз я лишилась
его милостей, я более не нуждалась в уроках.
Книг он, однако же, не взял. Заботливой рукой он поставил их на прежнее
место и снова явился меня учить. Он предложил мне мир, быть может, чересчур
поспешно: я выстояла бы и дольше. Но как только он посмотрел на меня добрым
взглядом и дружески протянул мне руку, из памяти моей тотчас изгладились все
огорченья, какие он мне причинил. Ведь примиренье всегда сладко!
И вот в одно прекрасное утро крестная пригласила меня на лекцию,
подобную уже описанной выше. Доктор Джон собственной персоной явился с
приглашением и передал его на словах Розине, каковая не постеснялась пойти
следом за мосье Эманюелем, вошла в старший класс, встала перед моим столом в
присутствии мосье Эманюеля и громко и нагло передала мне поручение Джона,
заключив его словами:
- Qu'il est vraiment beau, Mademoiselle, ce jeune docteur! Quels yeux -
quel regard! Tenez! J'en ai le coeur tout emu!*
______________
* А до чего ж хорош молодой доктор, ах, мадемуазель! Какие глаза, какой
взгляд! Просто сердце мне разволновал! (фр.)
Когда она удалилась, мой профессор осведомился, зачем я позволяю "cette
fille effrontee, cette creature sans pudeur"* обращаться ко мне в подобных
выражениях.
______________
* Этой наглой девчонке, существу без всякого стыда (фр.).
Я не знала, что отвечать. Выражения были точно такие же, с какими
Розина - юная особа, в мозгу которой попросту отсутствовал центр, ведающий
почтительностью, постоянно ко мне адресовалась. Зато про доктора она сказала
сущую правду. Грэм в самом деле был красив. У него в самом деле были
прекрасные глаза и волнующий взгляд. Сама того не желая, я выговорила:
- Elle ne dit que la verite*.
______________
* Она сказала сущую правду (фр.).
- Az! Vous trouvez?*
______________
* Вот как! Вы находите? (фр.)
- Mais, sans doute*.
______________
* Разумеется (фр.).
Урок в тот день оказался из тех, какие радуют нас, когда кончатся.



Освобожденные ученицы тотчас, дрожа и ликуя, высыпали за дверь. Я тоже
собралась уходить. Меня остановили строгим приказом. Я пролепетала, что
очень хочу на свежий воздух, камин натопили, и в классе стояла духота.
Неумолимый голос призвал меня к молчанью; и зябкий, как тропическая птаха,
мосье Поль, усевшись между моим столом и камином, - и как только он не
поджарился! - обрушил на меня - что бы вы думали? - греческую цитату!
В душе мосье Поля пылало вечное подозренье, что я знаю греческий и
латынь. Говорят, будто обезьяны владеют речью, но из осторожности это от нас
скрывают. Так и он мне приписывал множество познаний, которые я якобы
преступно и ловко таю. Он утверждал, что я получила классическое
образование, сбирала мед с аттических лугов и мой ум до сих пор
подкармливается из сладостных его запасов.
Мосье Поль использовал тысячи уловок, чтоб выведать мой секрет,
выманить, вытребовать, вырвать его у меня. Бывало, чтоб вывести меня на
чистую воду, он подсовывал мне греческую или латинскую книгу, как тюремщики
Жанны д'Арк соблазняли ее воинскими доспехами. Цитируя мне бог весть каких
авторов, бог весть какие пассажи, он, покуда звучные, нежные строки слетали
с его уст (а классические ритмы передавал он прекрасно, ибо голос у него был
редкий - глубокий, гибкий, выразительный), сверлил меня острым, бдительным,
а нередко и неприязненным взглядом. Он явственно ждал моего разоблаченья;
его так и не последовало; не разбирая смысла, я не выказала ни восторга, ни
неудовольствия.
Озадаченный - даже злой, - он не отказывался от своей навязчивой идеи;
мои обиды считал он притворством, выражение лица - маской. Он словно не
желал примириться с грубой действительностью и принять меня такой, как я
есть; мужчинам, да и женщинам тоже нужен обман; если они не сталкиваются с
ним, они сами его создают.
Иногда я хотела, чтоб подозрения его были более основательны. Бывали
минуты, когда я отдала бы свою правую руку, только бы владеть сокровищами,
какие он мне приписывал. Мне хотелось достойно наказать мосье Поля за дикие
причуды. С каким бы счастьем я оправдала самые горькие его опасенья! С каким
восторгом я ослепила бы его ярким фейерверком премудрости! О! Отчего никто
не занялся моим обученьем, покуда я была еще в том возрасте, когда легко
усваиваются науки? Я могла бы сейчас холодно, внезапно, жестоко вдруг
открыться ему; я могла бы неожиданно, величаво, бесчеловечно
восторжествовать над ним и навсегда выбить дух насмешки из Поля Карла Давида
Эманюеля!
Увы! То было не в моей власти. Сегодня, как и всегда, цитаты его не
достигли цели. Он скоро перешел на другую тему.
Тема была - "умные женщины", и тут он чувствовал себя как рыба в воде.
"Умная женщина", по его мнению, являет некую "lusus naturae"*, несчастный
случай, это существо, которому в природе нет ни места, ни назначенья, - не
работница и не жена. Красота женщине куда более пристала. Он полагал в душе,
что милая, спокойная, безответная женская заурядность одна может покоить
неугомонный мужской нрав, дарить ему отраду отдохновенья. Что же касается до
трудов, то лишь мужской разум способен к трудам плодотворным - hein?**
______________
* Игру природы (лат.).
** Но как? (фр.)
Это "hein?" предполагало с моей стороны возражение. Но я сказала
только:
- Cela ne me regarde pas: je ne m'en soucie pas*, - и тотчас прибавила:
- Мне можно идти, мосье? Уже звонили ко второму завтраку.
______________
* Ко мне это не относится, меня это не касается (фр.).
- Что из того? Вы разве голодны?
- Разумеется, - отвечала я, - я не ела с семи утра, и, если я пропущу
второй завтрак, мне придется терпеть до пяти часов, до обеда.
Он пребывал в столь же печальном состоянии, но почему бы мне не
разделить его трапезу?
С такими словами он вынул два бриоша, призванные подкрепить его силы, и
отдал мне один. На деле он был куда добрее, чем на словах. Но самое страшное
оставалось еще впереди. Жуя бриош, я не смогла удержаться и высказала ему
свою тайную мечту - обладать всеми познаниями, какие он мне приписывал.
Значит, я и впрямь считаю себя невеждой?
Тон вопроса был мягок, и, ответь я на него бесхитростным "да", мосье
Поль, я думаю, протянул бы мне руку и мы бы навеки стали друзьями.
Однако ж я ответила:
- Не совсем. Я невежда, мосье, потому что не располагаю теми знаниями,
какие вы мне приписываете, но кое в чем я считаю себя знающей.
- В чем же именно? - был резкий, настороженный вопрос.
Я не могла ответить на него сразу и предпочла переменить тему. Он как
раз кончил свой бриош; будучи уверена, что такой малостью он не утолил


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 [ 89 ] 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Глуховский Дмитрий - Метро 2033
Глуховский Дмитрий
Метро 2033


Посняков Андрей - Перстень Тамерлана
Посняков Андрей
Перстень Тамерлана


Посняков Андрей - Последняя битва
Посняков Андрей
Последняя битва


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека