Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

вьючных верблюдов. Махмуд нагрузил китайским шелком двух верблюдов. Захиру
сказал:
- Тебе я верю, как брату. Возвратишься, все хорошо исполнив,- отпущу
на волю. Мало того,- чем дороже ты продашь, тем выгоднее будет для тебя.
Из десяти динаров прибыли один-твой. Согласен?
- У раба согласия не спрашивают.
- Пока ты раб. Со временем, думаю, станешь моим помощником. Ты мне
нужен. Я заметил: с тех пор, как купил тебя, мои дела, слава аллаху, идут
хорошо.
- А как же моя воля?
- Воля будет, Захир. Я от своих слов не отступаю. Купцы честные люди.
Но ты сам не захочешь уходить от меня. Зазвенят в твоем кошельке золотые
динары, захочется добавить еще... А без меня ты не много добавишь. Люди,
Захир, как верблюды в караване, один за другим идут, хотя и не привязаны
друг к другу.
- Я хочу домой, хозяин. Не буду я тебе помощником. Сразу говорю.
- Ну что тебе твой дом? Где живется лучше, там и дом... Вы
остановитесь в Отраре. Там найди Данишменд-хаджиба. Передашь ему мое
письмо. Смотри только, не попадись...
...Идут верблюды, горделиво задрав маленькие головы. Томительна дальняя
дорога. Сиди с утра до вечера в седле, зевая от скуки, смотри на степь, на
голые сопки... Махмуд говорит: <Что тебе дом?> Купец, видно, заболтался по
белу свету до того, что перестал различать родное и чужое. Оно, чужое-то,
может быть стократно лучше своего, а все равно свое ближе сердцу. Земля и
тут ничего... Особенно когда проходили предгорье Алтая. Издали зеленые
лесистые отроги напоминали высокие холмы возле Киева... Но только
напоминали. Приглядишься - совсем не то, и тоска от этого удвоится. Он
родился и вырос в Киеве, на Подоле. Дом отца стоял на берегу речки
Почайны, недалеко от шумного, самого великого в городе торговища. Тут
продавали свои товары торговые гости со всего света. Со своими однолетками
Захарий любил толкаться среди лавок, глазеть на диковинных людей в чудных
одеждах... Он рос без матери. Она умерла во время великого мора ', когда
ему не исполнилось и года. Отец на торговище держал маленькую лавчонку,
где продавал сережки, ложки, гребешки и всякую иную мелочь. А Захарий с
ватагой однолеток купался, рыбачил на Днепре, Лыбеди, Сырце, собирал грибы
и ягоды в дубовых лесах, дрался с ребятами других посадов - Щекавицы,
Копырева конца, Кисилевки. И дрались, и мирились... Совсем как князья
русские. Только от княжеских усобиц стоном и слезами наполнялась земля.
Как злые лиходеи, налетали князья друг на друга, зорили города, полонили
людей, жгли дома. Не избег горестной судьбы и древлеславный Киев. Его
отымали друг у друга много раз. Захарию шел двенадцатый год, когда князь
Рюрик Ростиславич купно с половецкими ханами Кончаком и Данилой
Кобяковичем взял Киев, пожег, позорил посады. Захария с отцом и многими
другими подольцами увели в половецкие степи, потом продали в рабство...
Сколько же не повинных ни в чем русских людей по всей земле мыкается?
Сколько злосчастья пало на них? В этих землях, где молятся другим богам,
простые люди, по правде говоря, мало чем разнятся от рабов. Насмотрелся он
на бухарских кузнецов, медников, стеклоделателей, гончаров... Работают рук
не покладая. А что у них есть? Еще хуже участь тех, кто обихаживает поля.
С утра до ночи гнут спину под раскаленным солнцем, от кетменей кожа на
ладонях затвердевает до того, что режь ножом - не порежешь. А их за людей
не считают. Тут человек тот, у кого сабля на боку или мешочек золота на
шее, как у Махмуда. Все остальные - свои и чужие, христиане и мусульмане,
тюрки, персы или иных языков люди - как эти вот вьючные верблюды, кто
хочет, тот и взвалит вьюк на спину. Кряхти, пыхти, но сбросить - думать не
моги.
[' Эпидемия в Киеве в 1192 году.]
Идут караваны по монгольским кочевьям. Покачивается Захарий в. седле,
плетет бечеву бесконечных дум.
Однажды к нему подъехал монгольский караванщик, что-то долго говорил,
показывая рукой на своих верблюдов. На пути из Бухары в степи Захарий
надоел всем своим попутчикам, спрашивая, как называется на их языке и то и
это. Память у него была цепкая, недаром же без усилий научился говорить
по-тюркски и по-персидски. Монгольских слов успел запомнить немало, но
речь понимал с трудом. Все же уяснил, что монгол хочет куда-то отлучиться
и просит его присмотреть за его верблюдами и вьюками.
- Заа...- сказал монголу, что на их языке означало <ладно>.
Наверное, его <заа> звучало не совсем так, как надо бы. Монгол
засмеялся. Веселый человек... Рабство научило Захария разбираться в людях.
Стоило, бывало, увидеть человека, услышать несколько слов, и он уже мог
сказать, будет этот человек бить своих рабов или нет. Этот бить бы не
стал.
Вместе со своими товарищами монгол ускакал в степь. Догнали они караван
дня через два. Монгол осмотрел вьюки на своих верблюдах, поправил



подпруги, остался доволен Захарием.
- Сайн! Хорошо! Ты раб Махмуда или нукер?
- Раб. Богол.
- А-а... Муу... Плохо...
- Да уж, ничего хорошего нет.- по-русски сказал Захарий.
Монгол, конечно, не понял слов, но, кажется, угадал, что они могли
означать, сочувственно покачал головой, огорченно развел руками.
Вечером Захарий развьючил верблюдов, расседлал коня и стал готовить
ужин. Вскипятил в котле воду, хотел засыпать в нее сухих крошек хурута, но
подошел монгол, замахал на него руками, убрал хурут, велел подождать. Тут
же куда-то убежал. Возвратился с большим котлом мяса. Поставил его перед
Захарием.
- Сайхан амттай идээ! '
[' Очень вкусная еда!]
Это Захарий хорошо понял. Сколько времени его пищей был только хурут!
Обрадовался и мясу с наваристым супом, и тому, что без труда понял
монгола, и его доброте, такой редкой в этом жестоком мире.
Они стали есть, поглядывая друг на друга и беспричинно посмеиваясь.
Монгол успевал жевать мясо, запивать его супом, говорить, дополняя слова
знаками, ужимками, взглядами веселых узких глаз. И Захарий вскоре
удивленно заметил, что без усилий все понимает. Он узнал, что монголы
подстрелили несколько сайгаков, когда ездили по своим делам, что зовут
караванщика Судуй, что у него есть отец, мать, жена и недавно родилось
сразу двое детей - сын и дочь, что отец у него хороший, мать добрая, жена
красивая, дети здоровые и сам он поэтому человек счастливый. И он никуда
бы не поехал от родного очага, но его попросил пойти, с караваном Джучи,
сын самого Чингисхана. Отказаться не мог, потому что Джучи хороший. Слова
<сайн сайхан> так и сыпались с его языка. Но Захарий ни разу не подумал о
Судуе как о хвастуне. Хорошие люди, известно, и о других стараются думать
и говорить хорошо.
Захарий вспомнил Фатиму, сказал:
- Когда жена есть, дети маленькие, дома сидеть надо. Вы к своим бабам
не бережливые. По хозяйству не помогаете совсем. Только и делаете, что на
конях скачете да саблями помахиваете.
Ему, как Судую, пришлось изобразить сказанное, тогда только тот все
понял и легко согласился с Захарием. Но знаками же показал: на коне они
скачут и машут саблями не для своей утехи. Женщины, конечно, много
работают. Они и скотину содержат, и детей растят, и кожи выделывают, и
войлоки сбивают, и одежду шьют... Но мужчины из похода возвращаются не с
пустыми руками. Они привозят добычу.
- Я был у вас не так уж долго. Но я жил у Махмуда. И знаю, куда уходит
ваша добыча. Все самое ценное они к рукам прибирают, купцы. Взамен вам
дают вино да сладости да побрякушки-безделушки. Вино бывает быстро выпито,
сладости съедены, что же остается у вас? Для чего же надрываются жены и
машут саблями воины?
Судуй не ответил.
Теперь они чаще всего ехали вместе. И при разговорах все меньше
размахивали руками. От Судуя Захарий узнал, для чего он и его товарищи
время от времени уклоняются от караванной тропы, и догадался, что идут они
в города шаха не только для того, чтобы продавать-покупать... На сердце
стало неспокойно. Люди шаха в подвластных ему городах строго блюдут
порядок, они скоры и круты на расправу...
В Отраре их встретили неприветливо. На базаре мухтасибы - стражи
порядка - пялили на караванщиков глаза, шагу ступить не давали без
догляду, бессовестно вымогали подачки. Наиб хорезмшаха Гайир-хан не
позволил каравану никуда уходить из Отрара. А монголы, забыв всякую
осторожность, рыскали по городу, лезли к городским стенам, осматривали
рвы, шагами обмеряли окружность внутренних укреплений.
- Вы накличете беду!- говорил Захарий Судую.
- Мы должны сделать то, что нам повелели.
А по базару поползли слухи, что владениям шаха Мухаммеда скоро придется
пережить ужас нашествия войска, неудержимого, неостановимого, как горный
поток. Напуганные люди приходили посмотреть на монголов - что за грозные
воины? Через караванщиков-мусульман они разговаривали с монголами, и те не
рассеивали страхов, напротив, поддерживали: да, непобедимый Чингисхан
повернулся спиной к разгромленному им Китаю и обратил свой взор в эту
сторону. И тот, на кого пал его взгляд, должен покориться или погибнуть.
Такова воля неба.
Неприветливость отрарцев перерастала в открытую вражду.
У Захария были свои заботы. Письмо хаджибу Данишменду все еще не было
вручено. Сначала хаджиба не было в Отраре, он куда-то уезжал. Потом, как
Захарий ни ловчился, подойти к нему незаметно не мог. А время уходило.
Через несколько дней караван должен был отправиться в обратную дорогу.
Возвращаясь вечером вместе с караванщиками на постоялый двор, Захарий
напяливал на свою голову чалму, тайком перелезал через глинобитную ограду


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 [ 88 ] 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Афанасьев Роман - Астрал
Афанасьев Роман
Астрал


Свержин Владимир - Время наступает
Свержин Владимир
Время наступает


Вронский Константин - Сибирский аллюр
Вронский Константин
Сибирский аллюр


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека