Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

фигурками животных, которыми был увешан его просторный халат, а Чумной
Волк все катался по траве и выл хрипло:
- Руки!.. руки в чешуе... руки!..
Неправильный Шаман даже не обернулся.


22
- Стрела - она потому стрела, что ею стреляют, - глубокомысленно
возвестил Кос. - Или наоборот: ею стреляют, потому что она стрела. Ты как
думаешь, Асмохат-та?
- Никак, - буркнул я, зная, что Кос не обидится.
- Вот и я так полагаю, что ты никак не думаешь, - согласился
ан-Танья, выпячивая свой и без того внушительный подбородок.
Интересно, он тоже знал, что я не обижусь?..
...Переход через Кулхан оказался и легче, и труднее, чем я
предполагал - короче, совершенно не таким, каким представлялся вначале.
Ориджиты шли буднично и уверенно, они явно заранее знали каждый поворот и
места стоянок; и, кем бы ни был их незабвенный предок-покровитель Оридж,
дети его могли отыскать дорогу даже там, где ее отродясь не бывало. Уже
через неделю я понимал, что Асахиро и Фаризе в свое время ужасно повезло -
они живыми выбрались из этого бесконечного равнодушия природы, идя наобум;
и еще я понимал, что тысячному войску выжить в Кулхане будет не легче, чем
несчастному одиночке. Воды в тех полусухих колодцах, что вынюхивали наши
неутомимые шулмусы-следопыты, нам хватало если и не с избытком, то вполне;
войско же погибло бы от жажды.
Если только ориджиты не умалчивали о дополнительных источниках воды.
Шли мы не напрямик, а какими-то хитроумными зигзагами, и за месяц без
малого я довольно сносно научился болтать по-шулмусски, выяснив
несомненное и весьма странное родство наречий Шулмы и Малого Хакаса.
Именно по этой причине Чин преуспела в деле изучения языка гораздо больше
меня; у остальных получалось по-разному.
У Коса не получалось совсем. Потом выяснилось, что у ан-Таньи язык не
сворачивается в трубочку, и в этом корень всех бед. Общими усилиями язык
свернули, после чего Кос перестал с нами разговаривать - зато заговорил с
шулмусами.
Причем почти сразу же найдя с ними общий язык. В трубочку. А старик
Тохтар звал Коса отцом. Это звучало как Коц-эцэгэ, и я еле сдерживался от
смеха всякий раз, когда это слышал.
Там же, в походе, мы впервые увидели луки и стрелы. Всем нам - и
людям эмирата, и Блистающим - стоило большого труда понять, что это не
Дикие Лезвия, и не Блистающие, а действительно вещь, и при этом - оружие.
Вещь-оружие.
Впрочем, люди все-таки сообразили это быстрее - ведь Фариза сражалась
в зале истины Батин жаровней, и жаровня была вещью, и одновременно -
оружием. Кстати, в битве у границы Кулхана шулмусы не пускали луки в ход,
намереваясь взять нас живыми и увести с собой в Шулму - что, собственно, и
случилось, но немного иначе, чем предполагалось ориджитами - и это было
хорошо. Но при переходе через пески быстро выяснилось, что турнирные
навыки позволяют большинству из нас рубить стрелы в полете - или
уворачиваться, как делал я.
Для Блистающих сама мысль о том, что на свете существует мертвое
оружие, была кощунственной. Наконец Чань-бо предположил, что когда-нибудь
лук и стрелы смогут стать Дикими Лезвиями, а затем - Блистающими; и наши
полированные спутники с этой минуты перестали обсуждать мертвое оружие
шулмусов.
Они даже говорить о нем перестали.
Словно его и не было.
Я еще подумал, что так относятся у людей к умалишенным родственникам,
причем дальним, и даже не умалишенным, а людям-растениям. С внешним
безразличием и внутренним стыдом. А Матушка Ци на одном из привалов
вспомнила, что в каких-то сказаниях времен аль-Мутанабби и Антары
Абу-ль-Фавариса упоминались предметы, вполне могущие оказаться луками и
стрелами. Видимо, в эмирате этот вид оружия так и не смог перестать быть
вещью, став Блистающим, и постепенно вымер.
Последняя мысль о вымирании принадлежала не старухе, а Единорогу.
Но не тяготы пути, и не шулмусские луки, и даже не смерти некоторых
раненых - чуть не сказал: "К счастью, не наших раненых", - и обрадовался,
что не сказал - не это заботило меня больше всего.
Просто я по мере продвижения вперед все больше превращался из
человека в религиозный символ.
Меня опекали (когда я возмущался - меня опекали незаметно), мной
восхищались (когда я злился - мной восхищались издалека), мне поклонялись
(когда я протестовал - мне поклонялись вдвойне).


Шулмусы обращались ко мне не напрямую, и даже не косвенно, а как-то
отстраненно, словно я и не присутствовал здесь, среди них, не ел те же
лепешки и не пил ту же воду.
- Не хочет ли Асмохат-та испить воды?
- Пусть Асмохат-та придержит Мангуса У - впереди черный песок...
- Угодно ли чешуерукому перейти в тень?
И все это с поклоном, потупив взор...
На первых порах я посчитал все это такой способ общения свойственной
Шулме традицией, и как-то раз заявил Кулаю на смешанном
шулмусско-хакасском:
- Не передаст ли Кулай-нойон мне вон тот кусочек солонины?
Кулай закашлялся, подавившись недожеванной лепешкой, поспешно передал
мне указанную солонину и удрал к лошадям, не закончив ужина.
И я понял, что мне достаточно ткнуть пальцем, чтобы дети Ориджа сломя
голову бросились в указанном направлении - хоть за солониной, хоть за
смертью, хоть куда.
Не могу сказать, чтобы это доставляло мне удовольствие.
Зато давило похлеще панциря на жаре.
Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться - подлинность
Асмохат-та была для детей Ориджа единственной возможностью остаться в
живых. Окажись я лжецом - за их жизни в Шулме никто не даст и сломанного
клинка.
Единственного за все.
Но не одни шулмусы - мои прежние знакомцы по Кабиру и Мэйланю
обращались со мной с почтительностью, доходящей до подобострастия.
Однажды, когда ориджиты всей толпой ускакали вперед что-то разведывать, я
собрал оставшихся и потребовал прекратить это безобразие.
Иначе я и сам уверую, что я - Асмохат-та.
Все переглянулись.
- Друдл говорил, что он - дурак, - прогудел Коблан Фаризе, словно
пытаясь объяснить ей странность моего поведения. - Я имею в виду, что Чэн
- дурак. А Асмохат-та - тот велик и могуч.
- А-а-а, - вместо Фаризы понимающе закивал Асахиро. - Тогда ясно.
- Что вам ясно?! - заорал я. - Что вам всем ясно?! Кто-нибудь может
со мной поговорить по-человечески?!
- Нет, - жестко отрезал Кос. - Никто не может. Иначе любой из нас
сможет забыться и заговорить с тобой по-человечески при посторонних. Или
нас могут подслушать - а мы будем в тот момент говорить не по-кабирски.
Или еще что. А для шулмусов ты - Асмохат-та. На веки вечные. Терпи,
Чэн-в-Перчатке.
- Терпи, - сочувственно повторила Чин.
"Терпи, Чэн, - беззвучно поддержал меня Единорог. - Я вот тоже
терплю... знаешь, как они меня называют? Могучий Палец бога Мо! Вот уж
Скользящий Перст обрадовался бы..."
Я знал, кто кого и как называет. И понимал, что не прав.
Если б еще от этого мне становилось хоть чуточку легче...
Особенно резко я ощутил свою новоявленную значимость, когда Кулхан
внезапно закончился и мы носом к носу столкнулись с шулмусской заставой из
восьми человек. Они не представляли угрозы для нас, они даже не успели к
нам подъехать - но я сразу же оказался во втором ряду и передо мной
замаячили спины Коса, Фальгрима, Асахиро, Кулая, закрывая собой великого и
могучего Асмохат-та; а за мной сомкнулись в боевой готовности остальные,
готовые яростной лавой охватить меня с двух сторон и выплеснуться вперед,
если первый ряд падет и Асмохат-та окажется перед врагом.
Они готовы были убивать за меня.
Они готовы были умирать за меня.
Чем я мог оплатить это?
Не знаю...
Пока я предавался размышлениям, Кулай успел надерзить сторожевым
шулмусам во имя мое, те успели выпустить в него пару стрел, Гвениль и
Но-дачи пресекли это в самом прямом смысле, и заставщики благополучно
удрали.
Неплохо для начала.
А то кто бы оповестил моего любимого внука Джамуху о прибытии его
любимого деда? Вернее, последнего воплощения его любимого деда?!
Этому Кулаю дай волю - он во имя меня такого натворит...
Мы ехали по Шулме.
Вот уже третий день мы ехали по Шулме.

...Раздраженное ржание Демона У вывело меня из задумчивости.
Первое, что ввергло меня в недоумение - это непривычное построение
нашего отряда. Непривычное, потому что я внезапно оказался впереди, за
мной полукругом выстраивались мои соотечественники, а уже за ними сбились
в кучу дети Ориджа, напоминающие испуганных овец, жмущихся под защиту


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 [ 88 ] 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Пехов Алексей - Основатель
Пехов Алексей
Основатель


Шилова Юлия - Карьеристка, или без слез, без сожаления, без любви
Шилова Юлия
Карьеристка, или без слез, без сожаления, без любви


Каменистый Артем - Боевая единица
Каменистый Артем
Боевая единица


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека