Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

упоминается, а какая она -- никто не ведает. Я нашел ее чудом...
-- Но ты знал, что это одолень-трава?
-- Я знал, но люди больше не знают. Я волхв, потому знаю больше
других.
В молчании ели мясо. Остап рассказывал, что в пещерах водятся
огромные смоки, но есть звери намного крупнее и страшнее смоков. Они
охотятся на смоков, как волки охотятся на зайцев, убивают и едят их. Еще
одни охотятся на огромных медлительных зверей, похожих на черепах, но
размером с холмы, покрытые костяными плитами толщиной с бревно. Когда они
дерутся, воздух дрожит от рева, а со стен и невидимого неба падают тяжелые
камни, убивая и калеча людей и скот. Когда-то агафирсы очень страдали от
этих чудовищ, гибли без счета, но воины сумели под руководством волхвов и
самого Агафирса соорудить ловучие ямы, с той поры себя обезопасили, а
затем начали мало-помалу теснить чудовищ, отвоевывать новые пещеры.
Послышались шаги, из плотного воздуха внезапно появился Томас. Увидев
Олега, просиял, а всем сидевшим вокруг костра отвесил вежливый поклон.
Остап жестом указал на место рядом с Олегом, подал прутик с нанизанными
ломтиками жареного мяса.
-- Он не знает наш язык, -- объяснил Олег.-- Он из другого племени.
На него смотрели недоверчиво. Кто-то пробовал заговорить с рыцарем,
тот виновато улыбался, разводил руками.
-- Он не понимает, -- сказал Олег снова.-- Наверху многое изменилось.
Вы спустились под землю, когда мир был юн, а все племена и народы говорили
на одном языке. Почти на одном, по крайней мере понимали друг друга. Одни
окали, другие акали, третьи говорили в нос, но понимали. Но наверху все
меняется стремительно. Тех народов, от которых вы ушли, не осталось и в
помине! Никто не помнит их имен. Зря доблестный Агафирс ковал мечи. Ему
было бы некому мстить, некого жечь на медленном огне, не с кого сдирать
шкуру.
Он начал пересказывать разговор Томасу, тот остановил жестом:
разговаривай, перескажешь на досуге.
-- Мы увидим ваше племя? -- спросил Олег.
Остап отвел глаза:
-- Если готовы остаться, то хоть сейчас... Но если жаждете вернуться
в Верхний Мир, то сперва ваши судьбы решит Совет Старших Волхвов. Если
решат отпустить, тогда ничего не увидите... каждое племя хранит свои
тайны, не обижайтесь.
-- Вся жизнь -- война, -- сказал Олег невесело.-- Когда увидим
Старших?
-- Здесь жизнь течет неторопливо, -- ответил Остап.-- Но вам повезло,
Совет соберется через три дня.
Жизнь текла, как понял Томас, без всякого разделения на день и ночь,
в вечных сумерках. На стенах живет светящийся мох, кое-где растет
светящаяся плесень, но даже для привыкших глаз света мало, потому взор
достигает лишь на десяток-другой шагов, потому кажется, что человек
бесследно исчезает или появляется из воздуха. Но есть и хорошая сторона:
стен не видно, мир кажется бескрайним.
Как он понял, земля рассыхается как глиняный шар на солнцепеке,
старые трещины углубляются, появляются новые. Пещеры огромные, к ним
добавляются новые, а старые пещеры, в которые однажды вернулись на кочевье
через три тысячи лет, оказались неузнаваемыми: втрое шире, в стенах
возникли длинные щели, что ведут в незнакомые пустоты, где плещется
невидимая вода и страшно ревут незнакомые звери.
На второй день он шепнул Олегу, косясь по сторонам:
-- Сэр калика, здесь нечисто... Эти люди -- колдуны!
-- Что стряслось?
-- Я сумел приблизиться к стене, там увидел такое, что волосы встали
дыбом! Прямо из камня вышел старик, прошел малость вдоль ручья, а потом
вслед за ручьем снова вошел в каменную стену!
-- Не почудилось? -- спросил Олег тревожно.
-- Я ж не дурак, сэр калика! Я сразу перекрестился, а потом еще и
"Отче наш" прочел... сколько помнил. Но старик не исчез. Более того, я
пощупал песок, где остались его следы, и даю голову наотрез, что старику
не больше сорока восьми лет, он чуть хромает, на левой ноге болят
суставы...
-- Верю! -- перебил Олег поспешно.-- Я забыл, сколь искусный ты воин,
сэр рыцарь. Это меняет дело... Если такое оружие Агафирс имел в виду, то
они могут быть страшными противниками. А ежели это не все?
На следующий день за ними зашел Остап, осмотрел критически, велел
следовать за собой. Они прошли вдоль стены, а остальные из младших
волхвов, как понял Олег, в это время рассредоточились впереди по дороге,
чтобы не дать простому народу увидеть пришельцев: пусть живут в счастливом
незнании другого мира.
В крохотной пещере, куда их пропустил Остап, после чего встал,
загораживая узкий проход, находилось трое в белых одеждах. Волосы



одинаково серебрились сединой, одинаково падали на плечи, и Томас не сразу
сообразил, что из троих старших волхвов лишь двое мужчин, третьей
оказалась древняя старуха. Лицо ее было в мельчайших морщинках как печеное
яблоко, такое же бесцветное, как у всех агафирсов, лишь глаза смотрели
зорко, недоброжелательно.
Двое стариков переглянулись, один жестом велел сесть, сказал дряхлым
голосом:
-- Меня зовут Борян, это мой брат Борис, а это сестра Боруня. Мы дети
Борея, внуки Бора. Мы старшие волхвы племени...
-- А где сын Агафирса? -- перебил Олег.-- Я бы хотел повидаться с
ним. Ведь это Тавр, верно?
Старики снова переглянулись, а Боруня спросила резко:
-- Откуда ты знаешь его имя?
Олег помедлил, посмотрел на поблескивающие камни в стенах пещеры:
-- Из всех сыновей Агафирса... лишь Тавр был не воином, а мыслителем.
Остальные его презирали, им бы только нестись по степи на горячем коне,
догонять оленя, а еще лучше -- сшибиться грудь в грудь с противником в
смертной схватке...
Старуха смотрела неверяще, Борис кашлянул, спросил недоверчиво:
-- Зачем тебе Тавр? Он стар, его не беспокоят. Он вместе с племенем,
а здесь лишь передовой отряд.
Они смотрели ожидающе, Томас тоже не сводил глаз с калики. Олег
улыбнулся, развел руками:
-- Мне хотелось бы с ним повидаться. Уверен он бы обрадовался!
После долгой паузы Борис произнес неуверенно:
-- Ты говоришь так, как говорил Агафирс, как говорили его сыны, как
говорит все еще Тавр. Теперь это священный язык волхвов, простой народ,
как и князья, уже говорят иначе. Откуда ты его знаешь?
Олег широко улыбнулся, глазами показал на Томаса, ответил почти
весело:
-- Пора бы уже догадаться.
На него смотрели три пары вытаращенных глаз и три распахнутых рта.
Олег махнул рукой, помрачнел, сказал невесело:
-- Вы правы, что не выходите наверх. Там льются реки крови, люди
режут друг друга с такой лютостью, что самые хищные волки и гиены выглядят
рядом с ними невинными овечками! Убивают целые племена, как на
скотобойнях. Убивают женщин и детей. Народ бьется с народом, племя с
племенем, род с родом, семья с семьей, брат с братом. Даже один человек
бьется насмерть сам с собой, не зная уже где правда, а где кривда!
Они молчали все трое, смотрели внимательно. Незнакомцы чересчур
загадочны, а волхвы умеют смотреть и слушать, оставляя поспешные решения
незрелой молодежи.
-- Возможно, -- сказал Олег совсем невесело, -- боги вас держат здесь
как семена. Вдруг люди перебьют друг друга? К тому идет. Тогда заселите
просторы земли мирным добрым народом. Ведь вы давно уже не те звери,
которые бежали в эти пещеры от других зверей, еще более лютых...
Старуха недовольно завозилась, прервала сварливо:
-- Мы никогда не были зверьми!
Олег покачал головой, глаза были сочувствующими:
-- Были. Чего стыдиться? Гордиться надо, из зверей стали людьми! Увы
чаще бывает наоборот... А вы драчливость, свойственную детям, оставили
детям.
Он покосился на Томаса, и трое волхвов последовали за его взглядом.
Томас сидел на обломке скалы надменно-гордо, сурово смотрел поверх голов
старцев. Он был мужественно красив, на голову выше волхвов, в плечах вдвое
шире, грудь широка и выпукла, а живот как у жука -- плоский, в валиках
мускулов.
Борис вздохнул, с укором посмотрел на Олега:
-- Но ты не драчливый зверь?
-- Я волхв, -- напомнил Олег.-- Однако мир не состоит из волхвов.
Они помолчали, погрузившись в раздумья. Олег с печалью рассматривал
чистые кроткие лица. Со времен Великого Исхода, о котором народ не знает,
никто не воевал друг с другом. Были стычки, были убийства, но из-за
ревности, зависти, однако агафирсы не знают кровавых сражений друг с
другом. Хватает изнурительной войны с подземными чудовищами, чтобы думать
еще и о том, как убивать друг друга. Таким нельзя наверх, их там и куры
загребут!
Внезапно Борис вздрогнул, словно его грубо разбудили, спросил
торопливо:
-- Ты хочешь вернуться наверх?
-- Должен, -- ответил Олег невесело.-- Кто-то пашет, а кому-то надо
воевать. Мир все еще жесток.
Борис покосился на Боруню, она сразу вскинулась, сверкнула очами:
-- Отпускать вас нельзя! Наверху не должны знать о нашем народе. Что,
если верхние жестокие народы ринутся сюда? Здесь погибнет все. Ты угадал,


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 [ 88 ] 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Каменистый Артем - Практикантка
Каменистый Артем
Практикантка


Аникина Наталья - Театр для теней. Книга 1
Аникина Наталья
Театр для теней. Книга 1


Злотников Роман - 2012. Точка перехода
Злотников Роман
2012. Точка перехода


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека