Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

которые я находила у себя в столе, я забыла упомянуть бездну шоколадных
конфектов. Тут сказывался южный вкус, а по-нашему, ребячество. Часто он
вместо обеда съедал бриош, да и тот делил с какой-нибудь крошкой из младшего
класса.
- A present c'est un fait accompli*, - сказал он, застегивая сюртучок;
тема была исчерпана. Проглядев принесенные книги и вырезав несколько страниц
перочинным ножом (он урезал книги, прежде чем давал их читать, особенно
романы, и строгость цензуры раздражала меня, если сокращения прерывали ход
рассказа), он встал, учтиво коснулся фески и любезно откланялся.
______________
* Ну вот и все (фр.).
"Ну вот мы и друзья, - подумала я, - покуда снова не рассоримся".
Мы чуть не повздорили в тот же вечер, но, как ни странно, не
использовали подвернувшуюся возможность.
Мосье Поль, против всех ожиданий, пришел в час приготовления уроков.
Наглядевшись на него утром, мы теперь не ждали его общества. Но не успели мы
сесть за уроки, как он явился. Признаться, я обрадовалась при виде его, до
того обрадовалась, что не удержалась от улыбки; и пока он пробирался к тому
месту, из-за которого в прошлый раз произошло недоразуменье, я не стала
отодвигаться; он ревниво, искоса следил, не отстранюсь ли я, но я не
шелохнулась, хотя мне было довольно тесно. У меня постепенно исчезало былое
желание отстраняться от мосье Поля. Я привыкла к сюртучку и к феске, и
соседство их стало мне приятно. Теперь я сидела возле него без напряжения,
не "asphyxiee"* (по его выражению); я шевелилась, когда мне хотелось
пошевелиться, кашляла, когда было нужно, даже зевала, когда чувствовала
утомление, - словом, делала что хотела, слепо доверяясь его
снисходительности. И моя дерзость в этот вечер не была наказана, хоть, быть
может, того и заслуживала; он был снисходителен и добродушен; он не метал
косых взглядов, с его уст не сорвалось ни единого резкого слова. Правда, он
ни разу не обратился ко мне, но почему-то я догадывалась, что он преисполнен
самых дружеских чувств. Бывает разное молчание, и о разном оно говорит;
никакие слова не доставили б мне большего удовольствия, чем безмолвное
присутствие мосье Поля. Когда внесли поднос с ужином и началась обычная
суета, он только пожелал мне на прощанье доброй ночи и приятных снов; и в
самом деле, ночь была добрая, а сны приятны.
______________
* Задушенная (фр.).

Глава XXX
"МОСЬЕ ПОЛЬ"
Советую читателю, однако ж, не торопиться с добрыми умозаключениями,
легковерно полагая, будто с того самого дня мосье Поль вдруг переменился,
сделался приятен в обращении и перестал сеять раздоры и тревогу.
Нет; разумеется, нрав его по-прежнему был труден. Переутомясь (а это с
ним случалось, и нередко), он становился нестерпимо раздражителен; к тому же
кровь его была отравлена горькой примесью ревности. Я говорю не только про
нежную ревность сердца, но и про то чувство, более сильное и мучительное,
которого обиталище - голова.
Глядя, как мосье Поль морщит лоб и топырит нижнюю губу во время
какого-нибудь моего упражнения, содержащего недостаточно ошибок, чтобы его
потешить (гроздь моих ошибок была для него слаще кулька конфектов), я,
бывало, находила в нем сходство с Наполеоном Бонапартом. Я по-прежнему его
нахожу.
Бессовестно пренебрегая великодушием, он напоминал великого императора.
Мосье Поль мог рассориться сразу с дюжиной ученых женщин, мог извести
мелочными уколами и пререканьями любой их кружок, нимало не боясь тем
уронить свое достоинство. Он отправил бы в изгнанье целых пятьдесят мадам де
Сталь, буде они утомили, оскорбили, переспорили или задели бы его.
Помню, как он повздорил с некоей Панаш, госпожою, которую мадам Бек
пригласила на время читать курс истории. Она была умна, то есть много знала
и к тому же обладала искусством выказать сразу все свои познанья. Язык у нее
был хорошо подвешен, уверенности не занимать, и собою она была отнюдь не
дурна, я даже думаю, иные сочли бы ее прелестной. Но что-то в изобильных и
сочных ее прелестях, что-то в шумной и суетливой ее повадке не могло
удовлетворить прихотливому, капризному вкусу мосье Поля. Звук ее голоса,
эхом разносившийся по carre, внушал ему необъяснимое беспокойство, а быстрый
бодрый шаг, почти топот по коридору повергал его в немедленное бегство.
Однажды он злонамеренно ворвался к ней в класс и с быстротою молнии
проник секреты ее преподаванья, столь отличные от собственных его тонких
приемов. Нимало не церемонясь и еще менее стесняясь, он указал ей на то, что
определил как ее ошибки. Не знаю, ждал ли он вниманья и согласья, но



встретил ожесточенный отпор, сдобренный упреками за поистине неизвинительное
вторженье.
Вместо того чтоб хоть тут-то достойно отступить, он в ответ, вызывая на
открытый бой, бросил ей перчатку. Воинственная, как Пентесилея{346}, она
тотчас ее подняла. Она окатила обидчика градом насмешек, лавиной слов. Мосье
Поль был красноречив; мадам же Панаш - велеречива. Оба ожесточились. Вместо
того чтоб потихоньку посмеяться над прелестной противницей, над ее
уязвленным самолюбием и громкой самозащитой, мосье Поль серьезнейшим образом
выказал ей свое презренье; он удостоил ее самой истовой своей ярости. Он
преследовал ее, неутомимо и мстительно, отказавшись от радостей мирного сна,
от приятностей пищи и даже наслажденья хорошей сигарой, покуда ее не изгонят
из стен заведенья. Профессор победил, но не знаю, достойно ли украсили его
чело лавры такой победы. Однажды я осмелилась ему на это намекнуть. Каково
же было мое изумленье, когда он со мною согласился, однако заметил, что,
соприкасаясь с людьми грубыми и, подобно мадам Панаш, самодовольными, он
всякий раз теряет власть над собою. Невыразимая неприязнь и вынудила его
вести эту истребительную войну.
Три месяца спустя, прослышав, что побежденная противница его
столкнулась с превратностями судьбы, не нашла работы и стоит на пороге
нищеты, он позабыл свою ненависть и, равно неугомонный в злом и добром, лез
из кожи вон, покуда не приискал ей место. Когда же она явилась к нему, чтоб
положить конец былым распрям и благодарить за недавнюю помощь, прежний голос
ее - чересчур громкий - и прежние повадки - чересчур бойкие - так на него
подействовали, что уже через десять минут он выскочил за дверь в порыве
раздраженья.
Словом, продолжу мою дерзкую параллель - любовью к власти, стремлением
главенствовать мосье Эманюель походил на Бонапарта. Не следовало вечно ему
потакать. Иногда полезно было ему воспротивиться: посмотреть ему прямо в
глаза и объявить, что требовательность его чрезмерна и непримиримость
граничит с тиранством.
Проблески, первые признаки таланта, им замеченные, всегда странно
волновали, даже тревожили его. Нахмурившись, следил он за муками родов и
отстранял свою руку, как бы говоря: "Рождайся сам, коли найдешь в себе
силы".
Когда же страх и боль минуют, когда с уст сорвется первое дыханье,
начнут сокращаться и распрямляться легкие, биться сердце, он и тогда не
бросался пестовать народившееся дарованье.
"Докажи, что ты истинно, и я буду тебя холить" - таков был его устав, и
как трудно было ему следовать! Какие тернии, шипы, какие кремни бросал он
под непривычные к трудному пути ноги. Без слез, без жалости смотрел он, как
преодолеваются им назначенные испытанья. Он изучал следы, порой окрашенные
кровью, он строжайше надзирал за бедным путником и, когда наконец разрешал
ему отдохнуть, собственной рукой размыкал веки, которые смежала дрема, и
глубоко заглядывал сквозь зрачок в мозг, в сердце, чтоб удостовериться, не
осело ли там каких остатков Суетности, Гордости, Фальши. Если ж затем он
даровал новообращенному отраду сна, так и то спустя мгновенье будил его для
новых проверок, гонял по томительным порученьям; проверял нрав, ум,
здоровье. И лишь когда кончалась самая строгая проверка, когда самая едкая
кислота не мрачила благородного металла, лишь тогда признавал он его
подлинным и ставил на нем свое тавро.
Мне пришлось на себе во всем этом убедиться.
До того самого дня, каким заключаются события последней главы, мосье
Поль не был моим наставником, он не давал мне уроков. Но вот он случайно
услышал, как я жалуюсь на неосведомленность в какой-то отрасли познаний
(кажется, в арифметике), по справедливому замечанию мосье Поля,
непростительную и для ученика приходской школы. Тотчас он занялся мною,
сперва проэкзаменовал и, разумеется, найдя совершенно неподготовленной,
надавал мне книг и заданий.
На первых порах эта опека доставляла ему радость, он чуть не ликовал и
снизошел даже объявить, что я "bonne et pas trop faible" (иными словами, не
вовсе лишена способностей), но, верно, по вине несчастливых обстоятельств,
покуда стою на плачевно низкой ступени развития.
В самом деле, во всех начинаниях моих я с первых шагов всегда выказываю
глупость довольно редкую. Вступая в новое знакомство, я теряю даже самую
обыкновенную понятливость. Всякую новую страницу в книге жизни я всегда
переворачиваю с большим трудом.
Покуда длился этот труд, мосье Поль был очень снисходителен; он видел
мои муки, понимал, как терзает меня мысль о собственной бездарности; уж не
знаю, какими словами описать всю его заботливость и нежность. Когда глаза
мои от стыда наполнялись слезами, увлажнялся и его взор; перегруженный
работой, он урывал для меня время от своего недолгого отдыха.
Однако - вот беда! Когда серый утренний сумрак начал рассеиваться перед
ясным светом дня, когда способности мои высвободились и настало время
свершенья, когда я доброй волей стала удваивать, утраивать, учетверять
задания, в надежде его порадовать, - доброта его обратилась строгостью.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 [ 88 ] 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Сертаков Виталий - Братство креста
Сертаков Виталий
Братство креста


Шилова Юлия - Встреча с мечтой, или Осторожно: разочарованная женщина!
Шилова Юлия
Встреча с мечтой, или Осторожно: разочарованная женщина!


Головачев Василий - По ту сторону огня
Головачев Василий
По ту сторону огня


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека