Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

которому на грудь навалили целую гору, он вскрикнул:
- Это он! Да, это он!
И разразился ужасным смехом.
- Это он! - повторил пытаемый.
Его голова снова упала на землю, глаза закрылись.
- Секретарь, запишите, - сказал шериф.
До этой минуты Гуинплен, несмотря на свой испуг, кое-как владел собою.
Но крик пытаемого: "Это он!" потряс его. При словах же шерифа: "Секретарь,
запишите" - у него кровь застыла в жилах. Ему показалось, что лежащий
перед ним преступник увлекает его за собою в пропасть по причинам, о
которых он, Гуинплен, даже не догадывался, и что непонятное для него
признание этого человека железным ошейником замкнулось у него на шее. Он
представил себе, как их обоих - его самого и этого человека - прикуют
рядом к позорному столбу. Охваченный ужасом, потеряв всякую почву под
ногами, он попробовал защищаться. Глубоко взволнованный, сознавая свою
полную непричастность к какому бы то ни было преступлению, он бормотал
что-то бессвязное и, весь дрожа, утратив последнее самообладание,
выкрикивал все, что ему приходило на ум, - подсказанные смертельной
тревогой слова, напоминающие пущенные наудачу снаряды.
- Неправда! Это не я! Я не знаю этого человека! Он не может знать меня,
потому что я не знаю его! Меня ждут; у меня сегодня представление. Чего от
меня хотят? Отпустите меня на свободу! Все это ошибка! Зачем привели меня
в это подземелье? Неужели не существует никаких законов? Скажите тогда
прямо, что никаких законов не существует. Господин судья, повторяю, это не
я! Я не виновен ни в чем решительно. Я это твердо знаю. Я хочу уйти
отсюда. Это несправедливо! Между этим человеком и мною нет ничего общего.
Можете навести справки. Моя жизнь у всех на виду. Меня схватили точно
вора. Зачем меня задержали? Да разве я знаю, что это за человек? Я -
странствующий фигляр, выступающий на ярмарках и рынках. Я - "Человек,
который смеется". Немало народу перевидало меня. Мы помещаемся на
Таринзофилде. Вот уже пятнадцать лет, как я честно занимаюсь своим
ремеслом. Мне пошел двадцать пятый год. Я живу в Тедкастерской гостинице.
Меня зовут Гуинплен. Сделайте милость, господа судьи, прикажите выпустить
меня отсюда. Не надо обижать беспомощных, обездоленных людей. Сжальтесь
над человеком, который ничего дурного не сделал, у которого нет ни
покровителей, ни защитников. Перед вами бедный комедиант.
- Передо мною, - сказал шериф, - лорд Фермен Кленчарли, барон
Кленчарли-Генкервилл, маркиз Корлеоне Сицилийский, пэр Англии.
Шериф встал и, указывая Гуинплену на свое кресло, прибавил:
- Милорд, не соблаговолит ли ваше сиятельство присесть?




ЧАСТЬ ПЯТАЯ. МОРЕ И СУДЬБА ПОСЛУШНЫ ОДНИМ И ТЕМ ЖЕ ВЕТРАМ


1. ПРОЧНОСТЬ ХРУПКИХ ПРЕДМЕТОВ
Порою судьба протягивает нам чашу безумия. Из неизвестного появляется
вдруг рука и подает нам темный кубок с неведомым дурманящим напитком.
Гуинплен ничего не понял.
Он оглянулся, чтобы посмотреть, к кому обращается шериф.
Слишком высокий звук неуловим для слуха; слишком сильное волнение
непостижимо для разума. Существуют определенные границы, как для слуха,
так и для понимания.
Жезлоносец и судебный пристав приблизились к Гуинплену, взяли его под
руки, и он почувствовал, как его сажают в то кресло, с которого поднялся
шериф.
Он безропотно подчинился, не пытаясь понять, что означает все это.
Когда Гуинплен сел, судебный пристав и жезлоносец отступили на
несколько шагов и, вытянувшись, стали позади кресла.
Шериф положил свой букет на выступ каменной плиты, надел очки, которые
подал ему секретарь, извлек из-под груды дел, лежавших на столе,
пожелтелый, покрытый пятнами, позеленевший, изъеденный плесенью и местами
разорванный пергамент, исписанный с одной: стороны и хранивший на себе
следы многочисленных сгибов. Подойдя поближе к фонарю, шериф поднес
пергамент к глазам и, придав своему голосу всю торжественность, на какую
только был способен, принялся читать:
"Во имя отца и сына и святого духа,
Сего двадцать девятого января тысяча шестьсот девяностого года по
рождестве христовом,
На безлюдном побережье Портленда был злонамеренно покинут десятилетний
ребенок, обреченный тем самым на смерть от голода и холода в этом



пустынном месте.
Ребенок этот был продан в двухлетнем возрасте по повелению его
величества, всемилостивейшего короля Иакова Второго.
Ребенок этот - лорд Фермен Кленчарли, законный и единственный сын
покойного лорда Кленчарли, барона Кленчарли-Генкервилла, маркиза Корлеоне
Сицилийского, пэра Английского королевства, ныне покойного, и Анны
Бредшоу, его супруги, также покойной.
Ребенок этот - наследник всех владений и титулов своего отца. Поэтому,
в соответствии с желанием его величества, всемилостивейшего короля, его
продали, изувечили, изуродовали и объявили пропавшим бесследно.
Ребенок этот был воспитан и обучен с целью сделать из него фигляра,
выступающего на ярмарках и рыночных площадях.
Он был продан двух лет от роду, после смерти отца, причем королю было
уплачено десять фунтов стерлингов за самого ребенка, а также за различные
уступки, попущения и льготы.
Лорд Фермен Кленчарли в двухлетнем возрасте был куплен мною,
нижеподписавшимся, а изувечен и обезображен фламандцем из Фландрии, по
имени Хардкванон, которому был известен секрет доктора Конкеста.
Ребенок был нами предназначен стать маскою смеха - masca ridens.
С этой целью Хардкванон произвел над ним операцию Bucca fissa usque ad
aures [рот, разодранный до ушей (лат.)], запечатлевающую на лице выражение
вечного смеха.
Способом, известным одному только Хардкванону, ребенок был усыплен и
изуродован незаметно для него, вследствие чего он ничего не знает о
произведенной над ним операции.
Он не знает, что он лорд Кленчарли.
Он откликается на имя "Гуинплен".
Это объясняется его малолетством и недостаточным развитием памяти, ибо
он был продан и куплен, когда ему едва исполнилось два года.
Хардкванон - единственный человек, умеющий делать операцию Bucca fissa,
и это дитя - единственный в наше время ребенок, над которым она была
произведена.
Операция эта столь своеобразна и неповторима, что если бы этот ребенок
превратился в старика и волосы его из черных стали бы седыми, Хардкванон
все-таки сразу узнал бы его.
В то время, как мы пишем это, Хардкванон, которому доподлинно известны
все упомянутые события, ибо он принимал в них участие в качестве главного
действующего лица, находится в тюрьме его высочества принца Оранского,
ныне именуемого у нас королем Вильгельмом Третьим. Хардкванон был задержан
и взят под стражу по обвинению в принадлежности к шайке компрачикосов, или
чейласов. Он заточен в башню Четэмской тюрьмы.
Ребенок, согласно повелению короля, был продан и выдан нам последним
слугой покойного лорда Линнея в Швейцарии, близ Женевского озера, между
Лозанной и Веве, в том самом доме, где скончались отец и мать ребенка;
слуга умер вскоре после своих господ, так что это злодеяние в настоящее
время является тайной для всех, кроме Хардкванона, заключенного в
Четэмской тюрьме, и нас, обреченных на смерть.
Мы, нижеподписавшиеся, воспитали и держали у себя в течение восьми лет
купленного нами у короля маленького лорда, рассчитывая извлечь из него
пользу для нашего промысла.
Сегодня, покинув Англию, чтобы не разделить участи Хардкванона, мы, из
опасений и страха перед суровыми карами, установленными за подобные деяния
парламентом, с наступлением сумерек оставили одного на Портлендском берегу
упомянутого маленького Гуинплена, лорда Фермена Кленчарли.
Сохранить это дело в тайне мы поклялись королю, но не господу.
Сегодня ночью, по воле провидения, застигнутые в море сильной бурей и
находясь в совершенном отчаянии, преклонив колени перед тем, кто один в
силах спасти нам жизнь и, быть может, по милосердию своему спасет и наши
души, уже не ожидая ничего от людей, а страшась гнева господня и видя
якорь спасения и последнее прибежище в глубоком раскаянии, примирившись со
смертью и готовые радостно встретить ее, если только небесное правосудие
будет этим удовлетворено, смиренно каясь и бия себя в грудь, - мы делаем
это признание и вверяем его бушующему морю, чтобы оно воспользовалось им
во благо, согласно воле всевышнего. Да поможет нам пресвятая дева! Аминь.
В чем и подписуемся".
Шериф прервал чтение и сказал:
- Вот подписи. Все сделаны разными почерками.
И снова стал читать:
"Доктор Гернардус Геестемюнде. - Асунсион". - Крест, и рядом: "Барбара
Фермой с острова Тиррифа, что в Эбудах. - Гаиздорра, капталь. -
Джанджирате. - Жак Катурз, по прозвищу Нарбоннец. - Люк-Пьер Капгаруп, из
Магонской каторжной тюрьмы".


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 [ 87 ] 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Соломатина Татьяна - Приемный покой
Соломатина Татьяна
Приемный покой


Прозоров Александр - Пленница
Прозоров Александр
Пленница


Сертаков Виталий - Даг из клана Топоров
Сертаков Виталий
Даг из клана Топоров


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека