Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
Или просто это металл отдавал накопленное тепло?
Кто знает...
Потом послышались шаги, и к валуну неспешно приблизились двое.
- Я понимаю - так было надо...
Это сказал первый - стройный сухощавый мужчина лет сорока пяти,
державшийся подчеркнуто прямо; лицо мужчины было строгим и спокойным.
Замолчав, он плотно сжал тонкие губы, отчего те побелели и стали
похожи на давний шрам, вынул из ножен длинный меч-эсток с витой гардой из
четырех полос черной стали, и положил оружие на валун.
- Это было необходимо. Ты не мог иначе...
Последние слова произнес второй - невысокий крепыш, чьи глаза,
казалось, были старше их владельца лет на двадцать.
Он снял с плеча двуручный, слабо изогнутый меч с крохотным блюдцем,
отделяющим клинок от рукояти, и воткнул его в землю рядом с валуном.
Человек в доспехе молчал.
Оба пришедших еще немного постояли, ничего не говоря, затем
опустились на землю и превратились в неподвижные изваяния, похожие на те,
что часто ставят на мэйланьских кладбищах в качестве надгробий.
Когда из-за валуна вышла старуха с ритуальным посохом секты Пай-синь
в руке, никто не пошевелился.
- Я понимаю - ты не мог иначе, - сказала старуха, прислоняя к камню
свой посох.
Ответа не было.
Старуха некоторое время смотрела на человека в доспехе, словно ожидая
чего-то, потом повернулась и стала глядеть в сторону холмов.
- Коблан идет, - вдруг заявила она, - и этот... Беловолосый. Ишь,
вышагивают...
И невпопад добавила:
- Кости ломит... скорей бы уж гроза.
Подошедший кузнец - что было видно по обожженным, обманчиво корявым
рукам, сжимавшим шипастую палицу-гердан так, словно это была резная трость
для прогулок - долго откашливался и хмыкал, как если бы горло его было
забито песком.
- Я понимаю, - наконец выговорил он. - Я все понимаю... так было
надо.
- Так было надо, - твердо повторил его спутник, голубоглазый
северянин, тряхнув льняными прядями волос, падающими ему на плечи; и возле
валуна вонзился в землю меч-эспадон высотой почти в рост человека. - Ты не
мог иначе, Чэн...
- Вы что, утешать меня пришли? - спросил человек в доспехе, сжимая
железные пальцы в кулак. - Так это вы зря... лучше б следили за тем, чтоб
гонец в Мэйлань вовремя отправился.
- Гонец готов, - ответила старуха.
- Он спрашивает, что ему сказать Совету, - бросил худой мужчина, чей
эсток на камне слабо звякнул, поймав клинком порыв налетевшего ветра.
- Да или нет? Что ему сказать?
- Пусть передаст...
Человек в доспехе зажмурился, словно собираясь броситься вниз головой
в холодную и пенистую воду одного из потоков Бек-Нэша, а когда он все-таки
открыл глаза, то они были спокойны и странно безмятежны.
- Пусть передаст: "Не знаю". Два слова. Не знаю. И больше ничего.
- Не проще ли сказать: "Решайте сами?" - шевельнулся крепыш со старым
взглядом.
- Проще. Но это уже будет почти приказ - если я скажу Совету:
"Решайте сами". А так я говорю только о себе: "Не знаю". Я ведь
действительно не знаю... и не хочу притворяться, что знаю. Все, что я хочу
- это дойти до Джамухи Восьмирукого, встать напротив него с Единорогом в
руке аль-Мутанабби и спросить, знает ли он ответы на все вопросы, которые
рискнул задать - или он спрашивал, не подумав. Знает ли он, убийца не по
принуждению, а во имя мертвых истин, знает ли он, что это значит - учить
детей убивать, получая от этого удовольствие? Да или нет?! И я хочу
услышать, что он мне ответит... я очень хочу это услышать.
Из-за валуна показалась черноволосая девушка с белым обручем на лбу.
- Я понимаю, - начала она, опираясь на пику с торчащими из древка
зазубренными веточками, - я понимаю... Так было надо.
И очень удивилась, когда человек в доспехе невесело рассмеялся.
Еще одна молния рассекла небо надвое, отразившись в полировке оружия
- и показалось, что несколько Грозовых Клинков ударили в валун и в землю
около него.
Спустя некоторое время горизонт глухо зарычал, словно там, за очень
плохими песками, пробуждался от сна зверь.
Очень плохой зверь.
И очень голодный.





ЕЩЕ ОДИН ПОСТСКРИПТУМ
Круглолицый Кулай сидел на туго скатанном вьюке шагах в двадцати от
крайнего шатра, спиной к лагерю, живущему обычной вечерней жизнью, и
смотрел вдаль.
Сидел просто так и смотрел просто так.
За ним никто не следил - как, впрочем, и за любым другим ориджитом -
руки Кулая были свободны, и он был волен в своих поступках точно так же,
как полдня назад, когда пытался остановить старшего брата, не хотевшего
принять Асмохат-та; так же, как сутки и еще половину дня назад, когда
вместе со всеми детьми Ориджа несся на мягкоруких, вставших у них на пути;
так же, как месяц с лишним назад, когда племя ориджитов отправило по
приказу гурхана Джамухи всех своих воинов на поиски торных путей через
Кул-кыыз, хотя дети Ориджа и не преломляли священный прут, клянясь в
верности Восьмирукому...
Волен в поступках, как любой вольный воин вольного племени, только
воля та оказывалась на поверку ярмом и ложью.
Долго рассказывать, долго и больно вспоминать, как временное стойбище
ориджитов, где в тот день оставались лишь женщины с детьми да старики,
было окружено многочисленными воинами племен маалев и локров - первыми
признавшими власть внука Желтого бога Мо - и поникший головой
Джелмэ-багатур, вернувшись с мужчинами к опустевшему стойбищу, яростно
дергал себя за рыжий ус, а потом открыл свои уши и сердце для велений
Восьмирукого.
Ой-бой, брат мой Джелмэ!.. худо мне без тебя... хоть и с тобой не раз
бывало худо, упрямый брат мой!..
Кулай заворочался, болезненно морщась, и не заметил, как рядом
оказался Тохтар-кулу, старая лиса.
- Долгих лет Кулай-нойону! - заискивающе пробормотал Тохтар-кулу,
пятерней отбрасывая назад нечесаные седые волосы. - Да хранит нойона
вечное небо! Слышал ли Кулай-нойон, что Асмохат-та идет вместе с детьми
Ориджа в Шулму?
- Пусть всех нас хранит небо, старик, - угрюмо отозвался Кулай. -
Небу это будет совсем просто - мужчин племени скоро не останется ни
одного, а женщины будут рожать детей остроухим маалеям!
Чтобы не завыть от бессильной ярости, Кулаю пришлось вцепиться зубами
в большой палец правой руки. Акте, его жена Акте, оставшаяся дома под
властью Восьмирукого, разорви его железноклювые илбисы!..
- Я - старый человек, - растягивая слова, почти пропел Тохтар-кулу,
еле заметно улыбаясь беззубым ртом. - Но я по-прежнему способен различить
след змеи в траве весенних степей. Это хорошо знал Джелмэ-багатур, твой
брат, слишком храбрый для того, чтобы состариться самому; это знал ваш
отец, Чабу-нойон, не заставший прихода гурхана Джамухи и умерший от
счастья в объятиях девятой жены; и это знал его отец, а ваш дед,
Урхен-гумыш, с которым мы выпили не один бурдюк араки... Я - старый
человек. Я - человек, сумевший дожить до старости. И поэтому никто не
скажет, что Тохтар-кулу глуп.
Кулай удивленно слушал Тохтара, закусив губу. С чего бы это старик
разговорился?
- Мне снился сон, Кулай-нойон...
Старый Тохтар заявил это с такой невозмутимостью, что Кулай даже и не
подумал спросить: когда это старик нашел время спать, да еще видеть сон?
- Мне снился сон. Я видел то, чего уже не может быть. Я видел, как
живой Джелмэ-багатур во главе горстки выживших мужчин племени возвращается
в Шулму. Я видел, как хохочут маалеи, как хлопают себя по бедрам
желтоглазые локры, глядя на неудачливых детей Ориджа; я видел, как
хмурится великий гурхан Джамуха, выслушивая рассказ коленопреклоненного
Джелмэ о десятке-другом мягкоруких, превративших степной пожар в едва
тлеющую золу; я видел, как Восьмирукий берется за рукоять своего
волшебного меча и как живой Джелмэ-багатур опять становится мертвым.
Тохтар-кулу поморгал бесцветными ресницами, плюнул себе под ноги и
грустно уставился на собственный плевок.
- Это был плохой сон, - задумчиво сказал старик. - Это был очень
плохой сон. Я даже захотел сперва проснуться, но увидел второй сон и
раздумал просыпаться. Да. Это был хороший сон. Это был такой хороший сон,
что его можно было смотреть до конца моих дней, которых осталось совсем
мало.
Кулай выжидательно смотрел на Тохтара, а тот все не мог оторваться от
созерцания плевка у себя под ногами.
- Ай, какой хороший сон, - наконец заговорил Тохтар, - ай-яй,
хороший-хороший... как жеребячьим жиром намазанный!..
И опять замолчал.
Кулай протянул руку, уцепил старика за ворот чекменя и два раза
встряхнул. Третьего раза не понадобилось - задумчивость в хитрых глазках


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 [ 86 ] 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Шилова Юлия - Мужчинам не понять, или Танцующая в одиночестве
Шилова Юлия
Мужчинам не понять, или Танцующая в одиночестве


Березин Федор - Война 2010: Украинский фронт
Березин Федор
Война 2010: Украинский фронт


Маккарти Кормак - Дорога
Маккарти Кормак
Дорога


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека