Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
______________
* Здравствуйте, друзья мои (фр.).
- Мы желаем вам благополучия и поздравляем вас с праздником именин, -
сказала мадемуазель Зели, произведя себя в председатели собрания; и, пройдя
к кафедре с ужимками, необходимыми ей для успешного передвижения, она
положила перед ним свой разорительный букет. Он поклонился.
Засим последовала процедура подношений; воспитанницы, стремительно
проходя скользящей иноземной походкой, оставляли свои презенты. Они так
ловко складывали подарки, что когда последний букет лег на кафедру, он
завершил цветочную пирамиду, которая до того быстро росла ввысь и вширь, что
скоро закрыла собою самого именинника. Церемония окончилась, все снова
расселись по местам, и в ожидании речи воцарилась гробовая тишина.
Прошло минут пять, десять - ни звука.
Тут многие, естественно, начали спрашивать себя, чего же мосье ждет; и
не случайно. Безгласен и невидим, недвижим и безмолвен, он все стоял за
цветочной грудой.
Наконец оттуда донесся глухой голос, как из ущелья:
- Est-ce la tout?*
______________
* Это все? (фр.)
Мадемуазель Зели поглядела вокруг.
- Все вручили букеты? - осведомилась она.
Да, все отдали цветы, от старших до самых юных, от самых рослых до
самых маленьких. Так отвечала старшая надзирательница.
- Est-ce la tout? - раздалось опять, причем, если и прежде голос был
низкий, теперь он еще опустился на несколько октав.
- Мосье, - сказала мадемуазель Сен-Пьер, на сей раз со свойственной ей
приятной улыбкой, - я имею честь сообщить вам, что весь класс, за одним
исключением, подарил букеты. Что же до мисс Люси, то пусть мосье ее извинит;
будучи иностранкой, она, вероятно, не знает наших обычаев или не считает
нужным им следовать; мисс Люси считает церемонию не настолько значительной,
чтобы удостоивать ее вниманием.
- Славно! - процедила я сквозь зубы. - Вы, однако, недурной оратор,
Зели.
За речью мадемуазель Сен-Пьер последовал взмах рукой из-за пирамиды.
Взмах означал, по-видимому, несогласие со сказанным и призывал к тишине.
Наконец, вслед за рукою показалось и тело. Мосье вышел из укрытия и
предстал на краю эстрады; глядя прямо и неотрывно на огромную mappe-monde*,
закрывавшую противную стену, он в третий раз вопросил, теперь уже совсем
трагическим голосом:
______________
* Карту мира (фр.).
- Est-ce la tout?
Еще можно было все поправить, выйдя и вручив ему красную шкатулку,
которую я сжимала в руках. Я так и хотела сделать, но меня удержала
комическая сторона его поведения и вдобавок вмешательство жеманной
мадемуазель Сен-Пьер. Читатель до сих пор не имел оснований считать характер
мисс Сноу хотя бы отдаленным приближением к совершенству и едва ли удивится,
узнав, что она не нашла в себе достаточно кротости, чтобы защищаться от
нападок парижанки, да и потом мосье Поль выглядел так трагично, так серьезно
отнесся он к моей небрежности, что мне вздумалось его подразнить. Я почла за
благо сохранить и шкатулку и самообладание и осталась невозмутима, как
камень.
- Ну, что ж! - обронил наконец мосье Поль, и тень сильного чувства -
волна гнева, презрения, решимости - осенила его лоб, исказила губы,
избороздила щеки. Проглотив желание еще что-то сказать, он, по обычаю,
приступил к "discours"*.
______________
* Речи (фр.).
Совершенно не помню содержания "discours". Я не слушала: то, как он
вдруг пересилил обиду и раздражение, почти извиняло в моих глазах все его
смехотворные "Est-ce la tout?".
К концу речи я опять очень мило развлеклась.
Из-за одного пустякового события (я уронила на пол наперсток, а когда
поднимала, ударилась макушкой о край стола; каковые случайности - если для
кого и огорчительные, то только для меня - произвели некоторый шум) мосье
Поль взорвался и, отбросив деланное равнодушие, махнув рукою на сдержанность
и достоинство, которыми он никогда долго себя не обременял, дал, наконец,
волю природной своей стихии.
Уж не знаю, когда он в продолжение "discours" успел пересечь пролив и
высадиться на британском берегу, но именно там я застала его, когда



вслушалась.
Меча по комнате быстрые беззастенчивые взоры - уничтожающие, а вернее,
желавшие уничтожить меня, когда они на мне останавливались, - он с
неистовством набросился на "les Anglaises"*.
______________
* Англичанок (фр.).
Никто никогда при мне так не честил англичанок, как мосье Поль в то
утро: он ничего не пощадил: ни ума, ни поведения, ни манер, ни наружности.
Мне особенно запомнилось, как он бранил высокий рост, длинные шеи, худые
руки, неряшливость в одежде, педантическое воспитание, нечестивый
скептицизм, несносную гордыню, показную добродетель; тут он зловеще
заскрежетал зубами, словно хотел сказать что-то совсем ужасное, но не
решился. Ох! Он был злобен, язвителен, дик - и, следственно, отвратительно
безобразен.
"Вот злюка! - думала я. - И с какой стати мне заботиться о том, чтобы
ненароком не огорчить, не задеть тебя? Ну, нет - теперь ты решительно мне
безразличен, как самый жалкий букет в твоей пирамиде".
С грустью признаюсь, что мне не удалось стойко держаться до конца.
Сперва я слушала поношение Англии и англичан вполне невозмутимо; минут
пятнадцать я переносила его стоически; но шипящий василиск просто не мог не
ужалить, и наконец он так набросился не только на наших женщин, но и на
величайшие наши имена и лучших мужей, так пятнал Британский щит и марал
королевский флаг - что меня проняло. С злобным наслаждением он вытащил на
свет самые пошлые исторические выдумки континента - ничего более
оскорбительного нельзя и придумать. Зели и весь класс сияли одной общей
ухмылкой мстительного удовольствия; забавно, до чего лабаскурские жеманницы
втайне ненавидят Англию. В конце концов я с силой хватила по столу, открыла
рот и издала такой вопль:
- Vive l'Angleterre, l'Histoire et les Heros. A bas la France, la
Fiction et les Faquins!*
______________
* Да здравствует Англия, ее история и ее герои! Долой Францию, ее
выдумки и ее фатов! (фр.)
Класс был совершенно сражен. Наверное, они решили, что я спятила.
Профессор поднес к лицу носовой платок и спрятал в его складках сатанинскую
усмешку. Чудовище! Злючка! Небось он торжествовал победу, раз ему удалось
меня рассердить. Тотчас он сделался благодушен. Чрезвычайно ласково он
перешел на цветы; поэтически и аллегорически заговорил он об их нежности,
аромате, чистоте и прочее, на французский лад сравнив "jeunes filles"* с
лежавшими перед ним нежными букетами; наградил мадемуазель Сен-Пьер за ее
превосходный букет пышным комплиментом и в заключение объявил, что в первый
же погожий, тихий и ясный весенний день он пригласит весь класс за город на
пикник. Во всяком случае, тех, добавил он со значением, кого он может
считать своими друзьями.
______________
* Девушек (фр.).
- Donc je n'y serai pas*, - невольно выпалила я.
______________
* Меня, стало быть, там не будет (фр.).
- Soit!* - был ответ, и, собрав цветы, он вылетел из класса, а я,
швырнув в стол работу, ножницы, наперсток и непонадобившуюся шкатулку,
помчалась наверх. Не знаю, рассердился ли он, но я была вне себя.
______________
* И пусть! (фр.)
Но, как ни странно, гнев мой испарялся; я присела на край постели,
припоминая его взгляды, движенья, слова, и уже через час я не могла думать
обо всем происшедшем без улыбки. Немного досадно, что я так и не отдала
шкатулки. Мне же хотелось ему угодить. Судьба судила иное.
Вспомнив днем, что классный стол вовсе не надежное хранилище и что
шкатулку надо бы перепрятать, ведь на крышке ее выгравированы инициалы
П.К.Д.Э., то есть Поль Карл (или Карлос) Давид Эманюель (полное его имя: у
этих чужеземцев всегда вереница крестных имен), я спустилась в классы.
Тут было по-праздничному сонно. Те, кто занимается утром, разошлись по
домам, пансионерки отправились на прогулку, воспитательницы, кроме дежурных,
делали в городе визиты и покупки; в комнатах было пусто; пустовала и большая
зала, там только висел внушительный глобус, стояла пара ветвистых
канделябров, а рояль - закрытый, безмолвный - наслаждался неурочной субботой
посреди недели. Я слегка удивилась, что дверь первой комнаты приотворена,
этот класс обыкновенно запирали, и он был недоступен никому, кроме мадам Бек
и меня, - у меня имелся второй ключ. Еще больше удивилась я, когда,


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 [ 86 ] 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Шилова Юлия - Слишком редкая, чтобы жить, или Слишком сильная, чтобы умереть
Шилова Юлия
Слишком редкая, чтобы жить, или Слишком сильная, чтобы умереть


Шилова Юлия - Знакомство по Интернету, или Жду, ищу, охочусь
Шилова Юлия
Знакомство по Интернету, или Жду, ищу, охочусь


Шилова Юлия - Служебный роман, или Как я влюбилась в начальника
Шилова Юлия
Служебный роман, или Как я влюбилась в начальника


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека