Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

пока Шулма не вспоминает, что она - Шулма, а я не уверен, что ей так уж
хочется это вспоминать...
- ...зову руку...
...летят ножи, сверкающие клювастые птицы, три ножа и еще одно копье,
короткое, легкое, юное - и мы встречаем их, кружим в стремительном танце,
не давая упасть на землю, и вот они уже снова летят, летят над головами,
падая у коновязи под издевательский шелест ножей Бао-Гунь, а знахарка Ниру
лежа хлопает в ладоши...
- ...аль-Мутанабби!
...тишина.
Странная, непривычная, неуместная...
Я уже слышал такую тишину - молчание судьбы, неожиданно ставшей
серьезной.
Они стояли и смотрели - но выражение лица кименца Диомеда ничем не
отличалось от выражения лица любого шулмуса, а застывший на плече
Фальгрима Гвениль был подобен замершей на полувзмахе сабле рыжеусого; и
круги Кабира и Шулмы перемешались.
Чэн медленно обвел взглядом изваяния, миг назад бывшие вихрем
движения, потом повернул голову - и я услышал, как сдавленно охнул
Обломок, и увидел правую руку Чэна.
Увидел ЕГО глазами. Глазами Чэна Анкора.
Чэна-в-Перчатке.
Шальной удар случайно рассек ремень, которым наруч доспеха крепился у
запястья, и теперь сам наруч болтался на оставшемся ремешке, а рукав кабы,
которую Чэн надевал под доспех, вообще оказался напрочь оторванным, - и
рука аль-Мутанабби была обнажена.
Те ремешки и застежки - особая гордость Коблана - с помощью которых
рука аль-Мутанабби когда-то, в ставшем чуть ли не нереальным прошлом,
пристегивалась к культе, куда-то исчезли, как не бывало...
Рука не держалась ни на чем. Она просто - была.
Ее теперь нельзя было снять.
Разве что отрубив заново.
И кожа Чэна от края бывшей латной перчатки до локтя была
серо-чешуйчатой, словно металлические кольца вросли в живую плоть,
превращая ее в себя, плавно переходя от смерти к жизни, от невозможного к
возможному, от правды к неправде, от прошлого к настоящему...
От Блистающего к человеку?
- Асмохат-та! - выдохнула Шулма.
- Клянусь Нюрингой... - пробормотали Кабир и Мэйлань.
"Да что ж это такое?!" - в смятении подумал Чэн-Я; а Обломок молча
вернулся за пояс, ничего не сказав.
И одинокий гневный голос:
- Мангус! Кара-мангус!.. хурр, вас-са Оридж!..
Все-таки он был храбрым Придатком - нет, он был храбрым человеком,
упрямый нойон Джелмэ, пылинка в подоле гурхана Джамухи.
Моего с Чэном любимого внука, надо полагать?!

Шулмусы не двигались с места.
- Хурр, вас-са Оридж!
Медленно, один за другим, они опускались на колени, клали перед собой
оружие - Дикие Лезвия ложились беззвучно и покорно - потом ориджиты
садились на пятки и утыкались лбом в свои клинки, склонившись перед чудом,
превращаясь в недвижные маленькие холмики.
- Хурр!..
Нет.
Казалось, эти холмы ничто не могло заставить шевельнуться.
Даже землетрясение.
И Мне-Чэну почудилось, что некоторые из моего отряда еле
сдерживаются, чтобы не присоединиться к шулмусам. Что их удерживало?
Восемь веков, отделяющих Кабир от Шулмы? Время, притворяющееся рекой?..
- Хурр!..
Нет.
Нойон Джелмэ покачнулся и с ненавистью глянул на Чэна-Меня.
- Мангус! - прошипел он, кривя рот в гримасе не то ярости, не то
плача. - Уй-юй, мангус-сы!.. ылджаз уруй...
Он шагнул к нам, обреченно поднимая саблю - и ему наперерез кинулся
тот самый круглолицый ориджит, который первым сказал: "Асмохат-та!"
Меч круглолицего так и остался лежать на земле, а сам ориджит что-то
выкрикивал, захлебываясь словами и слезами... они упали, покатились в
пыли, тела их переплелись, превратившись в орущий и дергающийся клубок, и
лишь я видел, как рвущийся к ненавистному мангусу Джелмэ перехватывает
саблю лезвием к себе и коротким рывком полосует руку круглолицего,
вцепившуюся ему в ворот, и красный браслет проступает чуть повыше
запястья...


Руку.
Правую.
Руку.
Руку!..
И огонь ударил мне в клинок.
Никто не заметил, как умер гордый нойон Джелмэ. Да он и сам не успел
ничего понять, почувствовать или хотя бы испугаться. Просто я вдруг стал
длинным, очень длинным, на всю длину полного выпада, и вот я уже короткий,
такой, как прежде, вот я уже вынырнул из случайного просвета между двумя
сплетенными телами, а круглолицый не знает, что борется с мертвецом, и
кровь из рассеченной яремной жилы Джелмэ заливает ему лицо, одежду...
Чэн, не вытирая, бросил меня в ножны, левой рукой подобрал саблю
нойона, долго смотрел на нее - что видел он в тот миг? - и наконец
выхватил из-за пояса Дзюттэ.
Шут обнял саблю, и та умерла легко и быстро.
Дикие Лезвия отозвались протяжным стоном.
Чэн держал Дзю в руке аль-Мутанабби, в страшной руке, в нашей общей
руке, в сросшемся воедино умении дарить жизнь и отнимать жизнь, и я не
ревновал Обломка к руке Чэна-в-Перчатке.
Я думал о дне, когда Чэна не станет, когда его правая рука умрет во
второй раз, и о том, что в тот день я...
...я...
Что будет со мной в тот Судный день?!
Круглолицый ориджит поднял голову - Я-Чэн вздрогнул, увидев его лицо
- и заговорил хриплым срывающимся голосом.
Взяв Дзюттэ в левую руку, Чэн опустил руку аль-Мутанабби на мою
рукоять.
- Он говорит, - сказал подошедший к нам Асахиро, единственный, кто
смотрел на живую латную перчатку без содрогания; нет, не единственный -
еще Коблан.
- Он говорит, что Асмохат-та добр. Асмохат-та не хотел убивать глупых
детей Ориджа. Он, младший брат Джелмэ-багатура, Кулай-мэрген, видел это.
Джелмэ-багатур не хотел прозреть. Джелмэ-багатур уплатил цену слепоты. Он,
Кулай-мэрген, говорит: Асмохат-та добр. Добр и справедлив. Он,
Кулай-мэрген, вкладывает поводья своей судьбы в правую руку Асмохат-та и
просит его больше не указывать стальным пальцем на оставшихся детей
Ориджа. Это слово Кулай-мэргена.
Ближний ко Мне-Чэну шулмус поднял голову. Седые космы падали ему на
глаза, и весь он напоминал побитого пса.
Встать он не осмелился.
Выкрикнул что-то и вновь ткнулся лбом в древко своего копья.
- Он сказал, - перевел Асахиро, - что слово Кулай-нойона - это слово
всех детей Ориджа. И что не надо больше указывать пальцем. Ни на кого.
Но-дачи на плече Асахиро шевельнулся.
- Ты знаешь, Единорог, - негромко сказал Но, - по-моему, если мне и
есть чем гордиться в этой жизни, так это тем, что я случайно отрубил руку
твоему Придатку. Не знаю, было ли у меня еще что-нибудь, чем стоило бы
гордиться, кроме этого... и не знаю, будет ли.
Я не ответил.
Я смотрел на окровавленного Кулая, баюкавшего на коленях тело убитого
брата; и обломки погибшей сабли подле них были подобны обломкам Детского
Учителя на кабирской мостовой.
И день был подобен ночи.


ПОСТСКРИПТУМ
...Небо. Оно, словно отсыревшее полотнище, провисало над огромным
валуном, у которого сидел одинокий человек в старинном доспехе; небо
грозило прорваться яростным, коротким и совершенно бесполезным ливнем,
столь обычным для середины осени на окраине Мэйланя, северной границы
эмирата, черте песков Кулхан.
Беззвучно полыхнула синяя ветвистая молния.
Грома не было.
Совсем.
И воздух ощутимо давил на плечи.
Судьба лениво лежала поверх валуна, свернувшись в скользкое
чешуйчатое кольцо вокруг прямого и узкого меча с кистями на рукояти; рядом
с мечом, похожим на рог сказочного зверя Цилинь, лежал тяжелый
кинжал-дзюттэ с тупым граненым клинком и односторонней гардой.
Человек сидел, привалившись спиной к нагревшемуся за день камню, и
бездумно поглаживал пальцами левой руки предплечье правой. Кожа под
пальцами была твердой и чешуйчатой, подобно судьбе на валуне, но теплой.
Живой.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 [ 85 ] 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Майер Стефани - Рассвет
Майер Стефани
Рассвет


Шилова Юлия - Замуж за иностранца, или Русские жены за рубежом
Шилова Юлия
Замуж за иностранца, или Русские жены за рубежом


Шилова Юлия - Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели
Шилова Юлия
Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека