Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

кинопленке, у него не получалось, допустить идентичность окружающих с
погибшими сорок лет назад - тоже. Принять, что это другие люди, другая
временная линия и другая история - затея теряла всякий смысл. Только
великолепная психическая и психологическая упругость спасали его от
шизофрении.
Может, из-за этих именно душевных качеств и подошел он на роль
агента-исполнителя? За краткий срок второй раз посещает прошлое,
встретился с гостями из будущего, да плюс с тремя расами разумных
инопланетян - и ничего...
Отвлекшись от своих мистических размышлений, которые со стороны
выглядели как суровая сосредоточенность полководца, Алексей взглянул на
сидящих перед ним и ждущих его слов командиров иначе. Как на безусловно
живых людей, которыми ему положено командовать в неотвратимой войне.
То, что все здесь собравшиеся уже один раз умерли за родину, делало
им честь, но не принесло славы. Многим просто не повезло или пострадали
они через чужую глупость. Но многие и сами виноваты. Будто забыли они за
последние четыре года все, чему учились всю предыдущую военную службу...
Как может военный человек, всю жизнь прослуживший в армии, уверовать в
бессмысленную до идиотизма доктрину: "Малой кровью, на чумой территории"?
Сколь бы высока ни была трибуна, с которой данная истина провозглашается!
Уверовать всего через двадцать лет после окончания первой и на втором году
второй мировой войны, имея представление, что такое германская армия,
каков немецкий солдат и немецкая техника, и зная правду о своей армии -
всю правду, а не то, что так упоительно подается на парадах показных
маневрах и в кинофильмах типа "Если завтра война".
Можно понять, когда страшно человеку оспорить высочайше утвержденную
теорию - ведь это значит пойти вслед за тысячами других в лагеря и к
стенке, умереть с клеймом врага народа. Но ведь молча, для себя, в своей
дивизии можно же и нужно делать то, что требует долг и здравый смысл? Или
уже и этого нельзя? Неужели русский человек неисправим и только
смертельная опасность, грань национальной катастрофы в состоянии пробудить
в людях героизм, талант, гражданское мужество? А во всех других случаях
ему проще и приятнее без рассуждений, без попытки сохранить в себе здравый
смысл и совесть выполнять указания любого, кто прорвался к кормилу власти,
как бы преступны или просто глупы эти указания ни были?
Разберутся ли когда-нибудь историки и психологи в этой загадке первой
половины века?
Все это приходило Берестину в голову и раньше, и по другим поводам,
но то были вполне отвлеченные мысли или пустопорожний интеллигентский треп
за рюмкой или чашкой кофе, а сейчас перед ним была реальность. Вот они -
подлинные статисты величайшей, может быть, в истории человечества
трагедии. Виновники и жертвы небывалой расплаты миллионов людей за
бессмысленную верность тирану, узурпировавшему святую идею.
Почему при проклятом, сгнившем на корню самодержавии его верные слуги
могли понять опасность, исходившую от самого помазанника божия, находили
силы спорить с государем и верховным главнокомандующим, доказывать ему его
же бездарность, грозить отставкой? Как тот же генерал Брусилов в
шестнадцатом году: "В случае же, если мое мнение не будет принято во
внимание, я буду вынужден считать мое пребывание на посту
главнокомандующего не только бесполезным, но и вредным. Прошу меня в таком
случае сменить". Такие слова говорил Брусилов дарю публично, что
зафиксировано в протоколах высочайшего совещания в Ставке 28 марта 1916
года. Или здесь дело в том, что вольности дворянства предполагали
известную независимость внутри этого круга, или насколько очевидной была
истина, что честь в любом случае дороже и положения, и самой жизни, и
только дальнейший прогресс, социальный в культурный, отмел этот
феодально-помещичий пережиток? Или, наконец, все дело в том, что четыре
года мировой и пять лет гражданской настолько повыбили всех наиболее
честных и отважных с обеих сторон, что некому стало на практике воплощать
нравственные императивы?
Под влиянием таких мыслей новый командующий в начал свое выступление
перед командным и политическим составом третьей и десятой армии.
Представившись и вкратце сообщив о себе основные сведения - где
служил и воевал, чем командовал, Берестин-Марков сразу перешел к сути.
- Генерал Павлов смещен за то, что поставил округ фактически в
катастрофическое положение. Любому из вас, если он достоин своего звания и
положения, это должно быть очевидно при первом взгляде на карту.
Независимо от того, что говорят политические деятели (все поняли, кого он
имел в виду, и содрогнулись), мы с вами люди военные. Должны исходить из
того, что война может начаться в любой день и час, и делать все каждый на
своем месте, чтобы встретить врага во всеоружии. И материально, и
морально. А к чему готовитесь вы? - Он обвел взглядом зал, остановился на
средних лет плотном генерале с наголо бритой головой. Указкой, словно
рапирой, нацелился ему а грудь. - Вот вы...
- Командир девятого армейского корпуса генерал-майор Леденев.


- Очень приятно. - Берестин знал, что девятый АК занимал
стокилометровую полосу на юго-западном фасе выступа. - Немцы делают вот
что... - Берестин двумя взмахами указки изобразил направление ударов с
севера, от Сувалков, и с юга, от Седльце, отрезающих обе армии и
смыкающихся далеко в тылу группировки, восточнее Волковыска. - Что вы
станете делать, имея в виду, что у противника и так двойное превосходство
в силах, а на направлениях главных ударов будет и десятикратное? Садитесь.
Но каждый из присутствующих может поставить себя на место генерала
Леденева. Да и на своих местах радости у вас будет мало. И пусть каждый
ответит сам себе... - Алексей почувствовал, что начал говорить слишком
возбужденно, и сбавил тон. - Я сейчас не собираюсь устраивать военную игру
или командно-штабные учения. Времени на это нет. Я хочу, чтобы все усвоили
простую мысль - если война начнется завтра, мы ее уже почти проиграли. Не
нужно путаться моих слов. Нужно осознать положение дел и не теряя дня и
часа начать действовать. Я смотрю, товарищ увлеченно меня конспектирует, -
он повернулся к полковнику с орденом Ленина. - Назовите себя, пожалуйста.
- Начальник особого отдела десятой армии полковник Лобанов. - Взгляд
у полковника был неприятный. Особенно с точки зрения Маркова.
- Если вы конспектируете, чтобы сообщить куда следует о вредных
мыслях и пораженческих настроениях командующего, то не советую. Времена
несколько изменились. Ну, честно?
Лобанов молчал, только дергался мускул на щеке.
- Не хотите отвечать - настаивать не буду. Но имейте в виду, не тем
занимаетесь. В таком качестве вы мне не нужны. Автономия ваша кончилась,
будете бороться со шпионами и диверсантами на фронте, а не выискивать их
среди своих товарищей. Вместе с начальником особого отдела третьей армии и
командирами погранотрядов завтра приказываю прибыть в Минск. В двадцать
два ноль-ноль. Садитесь.
По залу прошел легкий гул. Полковник сел - красный и потный
- Для того, чтобы избежать катастрофы, - продолжил Берестин, - мы с
вами должны сейчас забыть все, что до этого говорилось о грядущей войне.
Война будет тяжелая и долгая. Враг сегодня сильнее нас, и именно сознание
этой неприятной, но объективной истины должно мобилизовать нас на
предельное напряжение воли и решимости победить. Наступать мы сейчас,
конечно, не в состоянии. Поэтому красные пакеты в ваших сейфах немедленно
по возвращении уничтожьте. Цель у нас теперь одна - стратегическая
оборона. Но оборона не значит, что немец будет нас бить, где хочет, а мы -
"стоять насмерть". Стоять насмерть нужно только тогда, когда это диктует
обстановка или прямой приказ. А в любом другом случае нужно умно и
грамотно наносить врагу максимальный ущерб, насколько можно сберегая
собственные силы. А иначе вас раздавят, пройдут по вашим трупам и будут
бить следующих. Необходимо создать мощные группировки на главных
направлениях, встречать противника на самых выгодных рубежах, не путаться
прорывов и обходов, отсекать подвижные части от пехоты и тылов, обходящих
- обходить в свою очередь. Если немцы прервут фронт, не стараться догнать
его и снова стать "нерушимой стеной" перед острием удара, вы его танки все
равно не догоните, а войска растеряете и пехота вас добьет. В таких
случаях надо быть готовыми мгновенно организовывать фланговые удары,
перерезать коммуникации, громить тылы. Танки без горючего сами станут, и
чем глубже прервутся, тем вернее погибнут... Я говорю вам сейчас почти
прописные истины. Вы должны бы мне сказать сейчас: товарищ командующий, мы
не лейтенанты, мы все это знаем, мы подробно разобрали на картах и макетах
все операции гитлеровской армии во Франции и Польше, мы давно учли все
ошибки англичан при отходе к Дюнкерку, мы наизусть знаем приемы
Гудериана... Мы не сидели два года зря, готовясь к войне по речам товарища
Ворошилова да романам Шпанова и Павленко. И я бы с вами согласился. Но -
увы. Поэтому - приказываю... - Он начал называть номера корпусов и
дивизий, указывать им новые места дислокаций, рубежи развертываний и
прикрытий, диктовать наиболее неотложные мероприятия. Бегло, конспективно,
но четко.
Наконец, часа через полтора, он закончил. Разрешил всем курить и сам
достал папиросу. Присел на край стола, показывая, что официальная часть
закончена.
- Соответствующие приказы вы получите в установленном порядке и в
должное время, а сейчас я хотел бы, чтобы вы все уяснили нашу основную
стратегическую концепцию. Немцы во все времена очень точно и детально
разрабатывали свои планы и диспозиции. Значит, наша задача - с первого дня
сломать все их расчеты. Они привыкли и умеют вести войну регулярную они
доказывали это. И еще докажут нам не раз. Что можем предложить им мы? В
существующих условиях? Армию готовую "умереть за СССР"? Мало. Ленин писал,
что в современной войне побеждает тот, кто имеет "высочайшую организацию и
лучшие машины". Как у вас насчет "лучших машин", товарищ генерал? -
обратился Берестин к генерал-майору с танковыми эмблемами.
- Командир одиннадцатого мехкорпуса генерал Гоцеридзе, - представился
тот. - В составе корпуса девятьсот десять танков всех типов, из них Т-34


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 [ 85 ] 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Андреев Николай - Первый уровень. Кровавый рассвет
Андреев Николай
Первый уровень. Кровавый рассвет


Махров Алексей - Круг доступа ограничен
Махров Алексей
Круг доступа ограничен


Василенко Иван - Весна
Василенко Иван
Весна


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека