Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

мученическую смерть человек, который был избран Богом для самой великой и
одновременно удивительно ясной, даже простой цели: открыть миру и людям
возможность жить с верой в то, что есть способ сделать жизнь лучше, самому
стать чище, детей воспитать в добре... Если и спустя две тысячи лет, когда
точное понятие "знаю" в любой области человеческого существования вытеснило
зыбкое "верю", вера эта, подаренная Христом, по-прежнему сильна и
могущественна. Сруби ветку - и я там, подними камень - и ты найдешь меня под
ним... Почему я, думал Петр, должен молиться Христу, изображенному на золотом
распятии, украшенном драгоценными камнями, стоящем в богатом храме среди икон в
золотых ризах? Он был - нет, пока точнее слово "будет" - распят на свалке,
посреди людского, шумного моря, среди нищих и убогих, отчаявшихся и
уверовавших, среди тех, ради которых он жил, служил и пошел на смерть.
Высокопарно, но - факт. Он жил среди грешников и умер, провожаемый ими. На
грешном месте, ибо что есть свалка?.. И очень не любил праведный Храм за то,
что тот велик, богат и надменен.
Парадоксально, но с приходом христианства ничего не изменилось. Во имя
Христа понастроили великие, богатые и надменные храмы. То, что он не принимал
всем существом своим. Интересно, если бы он увидел наяву то, о чем только начал
рассказывать ему Петр, какова была бы реакция?..
Теоретический вопрос. Опустим его...
"Ты слышишь меня, Иешуа?" - спросил мысленно Петр.
И почувствовал ответ:
"Слышу, Кифа".
"Не ставь блок. Я хочу говорить с тобой. Ты не против?"
"Нет, Кифа. Говори. Мне будет легче..."
"Тебе тяжело ?"
"Я не крест имею в виду. Я чувствую себя предателем..."
Петр предполагал это.
"Кого ты предал? Тех, кто верил и верит в тебя? Они не остановятся...
Знаешь, как. будет называться новая Религия, которую начал ты?.. Христианство.
От греческого "Христос".
"То есть Машиах?.. Ты говорил, что все будет освящено моим именем..."
"Прости мне высокий стиль, но сейчас ты идешь путем к бессмертию. И
своему, и нашей Веры".
"Ты всегда был склонен к высокому стилю... Странное сочетание: умереть,
чтобы стать бессмертным... Я останусь жить?"
"Иешуа, ты меня спрашиваешь?.. Это в твоих силах. Умри для всех - это дело
техники".
"Да, я смогу".
"И отключи боль".
"Это совсем просто".
"Один вопрос, если можно... Что тебе шепнул Пилат?"
"Он нормальный мужик, только - раб обстоятельств. Он сказал, что не может
спасти меня, но очень хочет. Я ему ответил, что не в обиде на него и не держу
зла. Ион успокоился. Ему, как и многим, хватило слов..."
"Человеку нужны слова... Ты сам говорил: кто-то ищет в них отражение
жизни, кто-то - ее глубинный смысл".
"Я говорил иначе".
"Суть та же. Вера, которую ты принес и которую назовут христианством,
основана всего на четырех коротких историях твоей жизни, на четырех
евангелиях..."
"С греческого-"благая весть"?"
"Правильно. Их создателями назовут четырех твоих учеников. Они принесут в
мир благую весть о Христе".
"Кого именно и почему только назовут?"
"Иешуа, тебе не тяжело нести крест? Ты же весь изранен..."
"Кифа, не отвлекайся. Ты же знаешь, что я умею убирать боль, а крест не
так и тяжел..."
"Между прочим, по евангелиям римляне забрали у тебя крест, потому что ты
ослаб и не мог его нести, и отдали некоему крестьянину Шимону Киринеянину,
шедшему с поля".
"Так не будет! Что за глупость! Мой крест - мне и нести. Каждый должен сам
нести свой крест".
"Хорошие слова! Они станут крылатыми для будущих христиан".
"Ты так думаешь?"
"Я знаю это. Они уже стали крылатыми":
"Их же никто не слышал, кроме тебя..."
"Значит, услышат. Или от меня, или от тебя - если ты не забудешь к месту
сказать их после своего Воскресения".
"Воскресение - это по евангелиям ? Ты не ответил: кого назовут их
создателями? И почему моя простенькая мысль о своей ноше так противоречит
содержанию евангелий ? Я об этом Шимоне:.."
"Кто создатели?.. Очень трудный вопрос. По моему разумению; двоих мы
знаем. Это наш брат Йоханан и бывший мытарь Левин, прозванный Матфеем. Во
всяким случае, их имена стоят во главе текстов, а они ли написали или с их



слов... Даст Бог - узнаем... Еще одно будет приписано Марку, племяннику
Йошиягу, левита, который нас третьего дня впустил в Храм через Овечьи ворота.
Он войдет в число твоих ближайших учеников, апостолов, под именем Варнава. А
четвертое припишут некоему Луке. Кто он -пока не знаю. Но именно у него в
тексте есть ключ к тому, как будут созданы эти четыре твоих жизнеописания. "Как
передали нам то бывшие с самого начала очевидцами и служителями Слова, то и
рассудилось мне, по тщательному исследованию всего с начала, по порядку
описать..."
"Сначала было Слово?.."
"Как всегда. И как всегда, слово было - Бог".
"Хорошо, Лука не был очевидцем, я не знаю никого под этим именем. Но
Йоханан и Матфей - вон они идут..."
"Не знаю, Иешуа, честно - не знаю. Йоханан говорил мне, когда еще был
Крестителем, что делает какие-то записи. Я их не читал. Возможно, он напишет
сам. Возможно, кто-то - с его слов... Матфей - человек грамотный, бывший
мытарь, тоже может сам написать. Но так ли будет -не ведаю... Поживем -
увидим..."
"Поживем, Кифа?"
"Иного не мыслю..."
Он даже не пытался блокироваться потому что и вправду иного не мыслил,
нечего было скрывать от собеседника.
Тот шел легко, улыбаясь мысленной беседе, и люди, бежавшие впереди и сзади
процессии, передавали друг другу: он улыбается. Он улыбается - значит, он
что-то задумал, как всегда, как обычно. Еще не конец, надейтесь, люди... Хотя
были и те, кто не знал о Машиахе, а если знал, то не верила него, кто швырял
вслед процессии гнилые фрукты и даже камни, что заставляло солдат - поскольку
фрукты и камни не выбирали цели - замахиваться на толпу копьями, больно бить
щитами подвернувшихся под бок неловких любопытных. Ну и крики, конечно:
"Машиах, мы верим тебе!" - с одной стороны, а с другой - "Кого ты можешь
спасти, самозванец, если не спас себя?" Что-то в этом роде, Петр особенно не
прислушивался...
Петр и остальные ученики шли позади солдат, поэтому Петр только чувствовал
улыбку Иешуа, но не видел лица. Путь оказался не столько длинным, сколько
медленным - из-за того, что и солдаты не спешили, и осужденные еле-еле ноги
передвигали - это о Варавве и его напарнике, они же не владели способностями
Иешуа управлять своим организмом, - да и пока шли на север по отнюдь не
широкому Терапийону, очень мешала толпа. Но как только выбрались за городскую
стену, повернули к югу, к Иродовым башням, дело пошло быстрее. В два часа шесть
минут пополудни были на месте.
Место оказалось - полностью из представлений о нем Петра. Сам он ни разу
не гулял, естественно, по свалкам, но имел о них более-менее четкое
представление хотя бы по старательно загаженным ближним окрестностям жилья
бедноты за городскими стенами. По этим пристеночньм полупещерным муравейникам,
где никто не удосуживался отнести пищевые отходы, прочий мусор, экскременты
даже пусть на полкилометра от места сна и еды, чтоб не смердило. Чтоб детишки
не болели... Грязное все же животное - человек, и так - во все времена. В
современных Петру мегаполисах тоже были свои бидонвилли, куда нормальные люди
старались не попадать. Тот же север Гарлема в Нью-Йорке - ничего там за
минувшие двести лет не изменилось! Бедность и грязь - сводные сестры...
Вокруг невеликого по размерам, зато обильно загаженного и зловонного
холма, что позже назовут Голгофой, тоже теснились пещерки, сложенные из
неотесанных кусков известняка, откуда, при виде процессии с крестами,
немедленно выползли любознательные обитатели. Еще бы: зрелище грядет! Кто-то
узнал Машиаха, кто-то не знал его, поэтому реакция местной публики на явление
казнимых оказалась той же, что и внутри города. Кто-то вопил славу Учителю,
кто-то - хулу. Все это пролетало мимо Иешуа, он не слышал ни славы, ни хулы, он
был сосредоточен, как богомол, даже от Петра на время отключился, поскольку
предстояла самая страшная - и зрелищная для малопочтенной публики! - церемония:
распятие.
Осужденные свалили кресты на землю. Трое солдат начали сноровисто копать
ямы для них. Процесс шел легко, земля была податлива, видимо, копана-перекопана
не раз, вон - Петр заметил - неподалеку валялись еще не разграбленные, не
пошедшие в огонь остатки прежних крестов. Место казни не выбирали - оно
существовало и ранее. Как существовали подобные, видал Петр, и на других
близких пригородных пустырях. Солдат во все времена понапрасну далеко не ходит
и глубоко не роет...
Иешуа позвал Петра:
"Кифа, пусть будет, как должно быть. Ты же читал, знаешь..."
"Мало ли что я читал!.. Как будет, так и будет, а что написано, то еще не
скоро напишут. Успеют придумать..."
"Придумать ?"
"А как ты надеялся? Евангелия о тебе - это притчи, в которых есть,
конечно, реальные факты, но подробности этих фактов, во-первых, в разных
текстах поданы по-разному, во-вторых, где-то они есть, а где-то их нет. Это


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 [ 85 ] 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Акунин Борис - Ф.М. (том1)
Акунин Борис
Ф.М. (том1)


Земляной Андрей - Шагнуть за горизонт
Земляной Андрей
Шагнуть за горизонт


Посняков Андрей - Сын ярла
Посняков Андрей
Сын ярла


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека