Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
- Нет, - честно ответил Берестин.
- А будут.
- Отчете же?
- Вам приказано!
- Нам ничего не приказано. И не может быть приказано, потому что
здесь ресторан, а не Лубянка. Это к слову. Нас попросили. Мы не снизошли.
Что дальше?
Чекист, похоже, обалдел от невиданной наглости. И, возможно, даже в
чем-то усомнился. Но поскольку к тонким душевным движениям не привык, то
быстро взял себя в руки.
- Предъявите документы!
- Знаете, лейтенант, не мешайте нам. Идите, займитесь делом. -
Берестин отвернулся от него и взял за ножку бокал.
Очевидно, чекист попал в ситуацию, выходящую за пределы его
компетенции. И убыл - за консультацией или подкреплением.
- Может, не стоит, товарищ командарм? - осторожно спросил Рычагов.
- Ничего, сиди и не вмешивайся.
События развивались. Вновь появился давешний старлейт - в
сопровождении капитана того же ведомства и еще какого-то штатского.
- Вот, - торжественно сообщил старлейт, указывая на Берестина.
Капитан был моложе, но строже. И либеральничать не намеревался.
- Встать! Вы задержаны!
- 01 Это интересно. Ваши полномочия?
Капитан положил руку на кобуру.
- Остальное - у меня в купе. Прошу!
Под конвоем Берестин с Рычаговым вышли в коридор, через гремящую
площадку перешли в соседний вагон, и капитан довольно грубо втолкнул
Алексея в полуоткрытую дверь.
- А теперь - документы!
Алексей спокойно протянул удостоверение. И с удовольствием смотрел,
как капитан его раскрывает. Челюсть у него не отвисла, но глаза
округлились.
- Товарищ командарм...
- Всем выйти! - резко сказал Берестин. Никто ничего не понял, но и
тон его, и вид капитана словно вымел остальных из купе.
- Товарищ командующий... Я не знал, меня не предупредили...
- Фамилия, должность?
- Капитан Лавров, старший уполномоченный при протокольном отделе
НКИД.
- Ну и что? Что за цирк вы устроили?
- В поезде едет немецкая военная делегация. По программе у них ужин.
- Сколько их?
- Четыре человека.
- И ради этого вы позволили себе?!..
- Товарищ командующий, я не знал... Мне приказано обеспечить условия
и не допустить...
- Для этого надо выгнать из ресторана больше двадцати советских
людей? В том числе двух генералов, четырех полковников? Да и остальные,
наверное, не менее уважаемые товарищи!
- Я не знал... - тупо повторил капитан.
- Вы - кретин. Это даже не оскорбление, а диагноз. И должность
участкового в Верхоянске - самое лучшее, на что вам следует рассчитывать.
Причем с вашей точки зрения, я непростительно гуманен. Учтите это. Если у
меня будет время, я о вас не забуду. Можете кормить своих немцев на общих
основаниях. Или в купе им подавайте. Сам, раз такой заботливый! О нашем
разговоре доложите по команде. И если вы еще не в курсе, знайте, что с
завтрашнего дня ваше ведомство распускается. Кончилась лафа с бериевскими
цацками, - Берестин показал на полковничьи знаки различия капитана и
нашивки на рукавах. - У меня все.
Он вышел в коридор, оставив окаменевшего капитана в купе. Рычагова до
сих пор блокировали два сотрудника, хотя руками и не трогали.
- Пошли, товарищ генерал, - благодушно сказа Берестин. - А то у нас
кофе остынет. Если уже остыл - потребуем свежего за их счет...
В ресторане было пусто. Только минут через двадцать пришедшие в себя
нкидовцы и их кураторы привели наконец своих немцев, скромно усадили их в
дальний угол вагона, не забывая время от времени пугливо озираться.


5
Белостокский выступ, образовавшийся в результате Освободительного
похода 1939 года, представлял чрезвычайно удобную позицию, если бы с
началом войны Красная Армия решила провести восточно-прусскую
наступательную операцию по образцу августовского наступления 1914 года.



Ударом на северо-запад отрезалась вся группа армий "Север" и при удачном
развитии событий выход к Балтике и захват Данцига сломали бы все
стратегические планы гитлеровского командования.
Но на такой вариант Берестин в силу известных обстоятельств
рассчитывать никак не мог.
В прошлый раз этот треклятый выступ стал, пожалуй, главной причиной
разгрома Западного фронта. Почти двадцать стрелковых и механизированных
дивизий оказались отрезаны танковыми клиньями немцев, под Волковыском и
Новогрудском схвачены тугой петлей окружения и через две недели
героических и безнадежных боев - вслепую, без знания обстановки, без связи
с высшим командованием, а на пятый день войны уже и без боеприпасов,
горючего и продовольствия - эти двадцать дивизий, почти триста тысяч
вооруженных людей, перестали существовать. В других условиях они могли бы
совершить многое.
...Под крыльями Р-5 долго тянулись сплошные массивы леса, кое-где
прорезанные нитками дорог. Беловежская пуща. Берестин смотрел сейчас на
великолепно-дикий вид внизу не как турист (хотя и посещал эти места
туристом), а как и положено командующему, рекогносцируя незнакомый театр в
предвидении грядущих сражений.
Весь этот огромный район - почти тридцать тысяч квадратных километров
- пересекают всего три мощенные булыжником дороги, и их мощно намертво
блокировать незначительными силами, все остальные оттянув для действий на
флангах фронта, там, где вторая и третья танковые группы немцев нанесут
главные удары. Если бы это в свое время понял Павлов... А он вытянул
дивизии в нитку вдоль границы, и две армии, третья и десятая, сразу же
оказались в глубоком вражеском тылу, и уже им пришлось отступать по трем
узким дорогам в безнадежной попытке выскочить из захлопнувшейся мышеловки.
Пешком, под непрерывными атаками с воздуха...
В небо прямо по курсу воткнулись шпили двух гигантских костелов,
красного и белого, форпостов католичества на границе православного мира, и
самолет покатился по траве аэродрома. Здесь Маркова по протоколу встречали
командарм-10 генерал-майор Голубев с чинами штаба.
Город с тех пор, как его видел Берестин в семьдесят девятом,
изменился мало. Не было, конечно, новых зданий, зато он увидел много
старинных, не сохранившихся после войны и придававших городу особую
прелесть. Белый костел, построенный совсем недавно, в тридцать восьмом,
сверкал свежей штукатуркой. А центральная улица, Липовая, была совсем
такая же, и на месте стоял отель "Кристалл". Алексей подумал, что его
поселят в нем, лучшего в городе не было, но кортеж проскочил дальше,
свернул за угол и через глубокие арки с филигранными чугунными воротами
въехал во двор "Восточного Версаля" - дворца графов Браницких. Здесь
помещался штаб десятой армии.
Многое во дворце осталось так, как было при поспешно сбежавших
хозяевах, по крайней мере, в тех помещениях, которые Берестин успел
увидеть. Ему отвели две богато обставленные комнаты на втором этаже, с
окнами в парк и огромным балконом.
Приказав собрать на двадцать часов старших командиров и
политработников армии, Алексей остался один. Вышел на балкон. Да, к концу
века от всего дворцового великолепия действительно оставалась жалкая тень.
Нрав был экскурсовод. Парк, запущенный, конечно, за два года, выглядел
прелестно со своими прудами, искусственными водопадами и гротами, с
аллеями, посыпанными желтым песком и толченым кирпичом, шпалерами деревьев
и кустарников, подстриженных самым причудливым образом, с яркой, совсем
еще свежей майской зеленью, первыми цветами на клумбах. Здесь бы
действительно отдыхать и наслаждаться жизнью, а не воевать.
Берестин вынес из комнат позолоченное кресло с выгнутой спинкой,
поставил его так, чтобы склоняющееся к закату солнце не било в глаза, и
раскрыл большой блокнот с именной бумагой, подбирая в уме слова, с которых
начнет совещание. За кустами довольно мерзко кричали бывшие графские, а
ныне рабоче-крестьянские павлины.
У Алексея выработалась уже довольно стройная и эффективная техника
взаимодействия с личностью Маркова. Сейчас ему надо расслабиться, почти
забыть о себе самом, посмотреть вокруг чужими главами, будто впервые
увидев окружающий мир, представить себя Марковым и только им, и начинать
писать. Рука сама изложит все, что должен сказать командующий, и в той
именно форме, что принята сейчас. А потом нужно будет снова переключиться,
чтобы пройтись по готовому тексту уже только своей рукой.
В нижнем беломраморном зале с мозаичным паркетом и лепными плафонами
на потолке собралось больше полусотни человек. Генералы, полковники,
полковые и бригадные комиссары.
Опять все - бывшие уже раз покойниками. К этому Берестин привыкнуть
так и не смог. Пусть он был свободен от любых предрассудков, почти усвоил
теорию прямых, обратных и многослойных временных потоков, не душой понять,
как давно умершие люди могут жить рядом с ним, он не сумел до сих пор.
Относиться ко всему происходящему, как к прокручиваемой второй раз


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 [ 84 ] 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Корнев Павел - Ликвидаторы
Корнев Павел
Ликвидаторы


Афанасьев Роман - Вторжение
Афанасьев Роман
Вторжение


Шилова Юлия - Интриганка, или Бойтесь женщину с вечной улыбкой
Шилова Юлия
Интриганка, или Бойтесь женщину с вечной улыбкой


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека