Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

обрушивалось одно нежданное событие за другим. Его поддерживало только
терзавшее его волнение: не будь урагана, парус висел бы тряпкой. Он
чувствовал себя именно таким беспомощным лоскутом, который ветер напрягает
до тех пор, пока не превратит в лохмотья. Он чувствовал, что силы покидают
его. Неужели он упадет без сознания на эти каменные плиты? Обморок -
средство защиты для женщин и позор для мужчины. Он старался взять себя в
руки, и все-таки дрожал.
Он испытывал ощущение человека, у которого почва уходит из-под ног.



8. СТОН
Процессия тронулась.
Пошли по коридору.
Никаких предварительных опросов. Никакой канцелярии, никакой
регистрации. Тюремное начальство того времени не занималось излишним
бумагомаранием. Оно ограничивалось тем, что захлопывало за человеком
двери, нередко даже не зная, за что его заточили. Тюрьма вполне
довольствовалась тем, что она тюрьма и что у нее есть узники.
Коридор был узким, и шествию пришлось растянуться. Шли почти гуськом:
впереди жезлоносец, за ним Гуинплен, за Гуинпленом судебный пристав, за
судебным приставом полицейские, двигавшиеся вереницей вдоль всего
коридора. Проход сужался все больше и больше: теперь Гуинплен уже касался
локтями обеих стен; в своде, сооруженном из залитого цементом мелкого
камня, на равном расстоянии один от другого были гранитные выступы, и
здесь потолок нависал еще ниже; приходилось наклоняться, чтобы пройти;
бежать по коридору было невозможно. Даже тот, кто вздумал бы спастись
бегством, был бы вынужден двигаться тут шагом; узкий коридор извивался,
как кишка; внутренность тюрьмы так же извилиста, как и внутренности
человека. Местами, то направо, то налево, чернели четырехугольные проемы,
защищенные толстыми решетками, за которыми виднелись лестницы - одни
поднимались вверх, другие спускались вниз. Дошли до запертой двери, она
отворилась, переступили через порог, и она снова закрылась; затем
встретилась еще одна дверь, тоже пропустившая шествие, потом третья, также
повернувшаяся на петлях. Двери открывались и закрывались как бы сами
собой. По мере того как коридор сужался, свод нависал все ниже и ниже, так
что можно было двигаться, только согнув спину. На стенах выступала
сырость; со свода капала вода, каменные плиты, которыми был выложен
коридор, были покрыты липкой слизью, точно кишки. Какой-то бледный,
рассеянный сумрак заменял свет; уже не хватало воздуха. Но всего страшнее
было то, что галерея шла вниз.
Впрочем, заметить это можно было, только внимательно приглядевшись.
Отлогий скат в темноте становился чем-то зловещим. Нет ничего чудовищнее
неизвестности, которой идешь навстречу, спускаясь по едва заметному
склону.
Спуск - это вход в ужасное царство неведомого.
Сколько времени шли они таким образом? Гуинплен не мог бы сказать
этого.
Тревожное ожидание, словно прокатный вал, удлиняет каждую минуту до
бесконечности.
Вдруг шествие остановилось.
Кругом был непроглядный мрак.
Коридор тут немного расширился.
Гуинплен услышал рядом с собой звук, похожий на звон китайского гонга,
- как будто удар в диафрагму бездны.
Это жезлоносец ударил жезлом в железную плиту.
Плита оказалась дверью.
Дверь не поворачивалась на петлях, а поднималась и опускалась наподобие
подъемной решетки.
Раздался резкий скрип в пазах, и глазам Гуинплена внезапно предстал
четырехугольный просвет.
Это скользнула кверху и ушла в щель, проделанную в своде, железная
плита, точь-в-точь как поднимается дверца мышеловки.
Открылся пролет.
Свет, проникавший оттуда, не был дневным светом, а тусклым мерцанием.
Но для расширенных зрачков Гуинплена эти слабые лучи были ярче внезапной
вспышки молнии.
Некоторое время он ничего не видел; различить что-нибудь в
ослепительном сиянии так же трудно, как и во мраке.
Затем мало-помалу его зрачки приспособились к свету, также как ранее
они приспособились к темноте; и Гуинплен стал постепенно различать то, что
его окружало: свет, показавшийся ему вначале таким ярким, постепенно
ослабел и перешел в полумрак; Гуинплен отважился взглянуть в зиявший перед
ним пролет, и то, что он увидел, было ужасно.


У самых ног его почти отвесно спускалось в глубокое подземелье десятка
два крутых, узких и стершихся ступеней, образуя нечто вроде лестницы без
перил, высеченной в каменной стене. Ступени шли до самого низа.
Подземелье было круглое, со стрельчатым покатым сводом, покоившимся на
осевших устоях неравной высоты, как это обычно бывает в подвалах,
устроенных под слишком массивными зданиями.
Отверстие, служившее входом и обнаружившееся, только когда поднялась
кверху железная плита, было пробито в каменном своде в том месте, где
начиналась лестница, так что с этой высоты взор погружался в подземелье,
точно в колодец.
Подземелье занимало большое пространство, и если оно когда-то служило
дном колодца, то колодец этот был циклопических размеров. Старинное
выражение "яма" могло быть применено к этому каменному мешку, только если
представить его себе в виде рва для львов или тигров.
Подземелье не было вымощено ни плитами, ни булыжником. Полом служила
сырая, холодная земля, какой она бывает в глубоких погребах.
Посредине подземелья четыре низкие уродливые колонны поддерживали
каменный стрельчатый навес, четыре ребра которого сходились в одной точке,
образуя нечто, напоминавшее митру епископа. Этот навес, вроде тех
балдахинов, под которыми некогда ставились саркофаги, упирался вершиной в
самый свод, образуя в подземелье как бы отдельный покой, если можно
назвать покоем помещение, открытое со всех сторон и имеющее вместо четырех
стен четыре столба.
К замочному камню навеса был подвешен круглый медный фонарь, защищенный
решеткой, словно тюремное окно. Фонарь отбрасывал на столбы, на своды, на
круглую стену, смутно видневшуюся за столбами, тусклый свет, пересеченный
полосами тени.
Это и был тот свет, который в первую минуту ослепил Гуинплена. Теперь
он казался ему мерцающим красноватым огоньком.
Другого освещения в подземелье не было. Ни окна, ни двери, ни отдушины.
Между четырьмя столбами, как раз под фонарем, на месте, освещенном ярче
всего, лежала на земле какая-то белая, страшная фигура.
Она была простерта на спине. Можно было ясно разглядеть лицо с
закрытыми глазами; туловище исчезало под какой-то бесформенной грудой;
руки и ноги, растянутые в виде креста, были привязаны четырьмя цепями к
четырем столбам, а цепи прикреплены к железным кольцам у подножия каждой
колонны. Человеческая фигура, неподвижно застывшая в ужасной позе
четвертуемого, синевато-бледным цветом кожи походила на труп. Это было
обнаженное тело мужчины.
Окаменев, Гуинплен стоял на верхней ступени лестницы.
Вдруг он услыхал хрип.
Значит, это был не труп. Это был живой человек.
Немного поодаль от этого страшного существа, под одной из стрельчатых
арок навеса, по обе стороны, большого кресла, водруженного на широком
каменном подножия, стояло двое людей в длинных черных хламидах, а в кресле
сидел одетый в красную мантию бледный неподвижный старик со зловещим
лицом, держа в руке букет роз.
Человек более сведущий, чем Гуинплен, взглянув на букет, сразу
сообразил бы, в чем дело. Право судить, держа в руке пучок цветов,
принадлежало чиновнику, представлявшему одновременно и королевскую и
муниципальную власть. Лорд-мэр города Лондона и поныне отправляет
судейские функции с букетом в руке. Назначением первых весенних роз было
помогать судьям творить суд и расправу.
Старик, сидевший в кресле, был шериф Серрейского графства.
Он застыл в величественной позе, напоминая собою римлянина, облеченного
верховной властью.
Кроме кресла, в подземелье не было других сидений.
Рядом с креслом стоял стол, заваленный бумагами и книгами; на нем лежал
длинный белый жезл шерифа.
Люди, недвижимо стоявшие по обе стороны кресла, были доктора: один -
доктор медицины, другой - доктор права; последнего можно было узнать по
шапочке, надетой на парик. Оба были в черных мантиях. Представители обеих
этих профессий носят траур по тем, кого они отправляют на тот свет.
Позади шерифа, на выступе каменной плиты, служившей подножием, сидел с
пером в руке и, видимо, собирался писать секретарь в круглом парике; на
коленях у него лежала папка с бумагами, а на ней лист пергамента; подле
него на плите стояла чернильница.
Чиновник этот принадлежал к числу так называемых "мешкохранителей", на
что указывала сумка, лежавшая у его ног. Такая сумка, некогда бывшая
непременным атрибутом судебного процесса, называлась "мешком правосудия".
Прислонившись к одному из столбов, со скрещенными на груди руками,
стоял человек в кожаной одежде. Это был помощник палача.
Все эти люди, замершие в мрачных позах вокруг закованного в цепи
человека, казались зачарованными. Ни один не двигался; никто не произносил
ни слова.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 [ 84 ] 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Орловский Гай Юлий - Ричард Длинные руки - фрейграф
Орловский Гай Юлий
Ричард Длинные руки - фрейграф


Сертаков Виталий - По следам большой смерти
Сертаков Виталий
По следам большой смерти


Головачев Василий - Кто мы? Зачем мы? Опыт трансперсонального восприятия
Головачев Василий
Кто мы? Зачем мы? Опыт трансперсонального восприятия


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека