Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
* Сами знаете, что нет. Это вы устроили. Я тут ни при чем (фр.).
И он приступил к чтению.
На свою беду, он выбрал французский перевод того, что он назвал "un
drame de William Shakespeare; le faux dieu, - продолжал он, - de ces sots
paiens, les Anglais"*. Едва ли мне следует объяснять, как изменилась бы его
оценка, будь он в духе.
______________
* Драмой Вильяма Шекспира, ложного кумира глупых язычников, англичан
(фр.).
Разумеется, французский перевод никуда не годился, а я и не пыталась
скрыть презрения, которое вызывали иные жалкие пассажи. Я не собиралась
высказываться, но ведь можно выразить отношение и без слов. Навострив свои
"lunettes", мосье ловил каждый мой взгляд; кажется, он ни одного не
прозевал; в конце концов глаза его отбросили свое укрытие, чтобы ничто не
мешало им метать молнии, и уже он распалялся в добровольном изгнании на
северном полюсе, горячей - судя по атмосфере в комнате, - чем уместно б
распаляться под прямыми лучами Рака.
Когда чтение окончилось, трудно было предсказать, даст ли он выход
своему раздражению или уйдет сдержавшись.
Сдержанность была ему несвойственна; но какой же дала я ему повод для
прямого неудовольствия? Я не произнесла ни звука и, по справедливости, не
заслуживала осуждения или кары за то одно, что дала мускулам у глаз и рта
несколько больше вольности, чем обыкновенно.
Внесли ужин, состоявший из хлеба и молока, разбавленного теплой
водичкой. Булочки и стаканы стояли на столе, и из уважения к профессору их
не раздавали.
- Ужинайте, сударыни, - сказал он, будто бы поглощенный пометами на
своем Шекспире. Все повиновались. Я тоже взяла стакан и булку, но тут мне
сильнее прежнего захотелось кончить работу, и я принялась за нее, не покидая
места ссылки, жуя хлеб и отхлебывая из стакана с совершенным sangfroid*, с
несвойственным мне самообладанием, самое меня приятно удивлявшим. Верно,
беспокойный, раздражительный, колючий мосье Поль как магнит собирал вокруг
себя все возбуждение и напряжение, и мне не оставалось ничего, кроме
безмятежности.
______________
* Хладнокровием (фр.).
Он поднялся. Неужто так и уйдет, не произнеся ни слова? Да, вот уж он
поворотился к дверям.
Нет: возвращается; но, быть может, затем лишь, чтобы взять карандашный
футляр, забытый на столе?
Взял - вложил карандаш, выхватил, сломал грифель, очинил, сунул в
карман и... быстро подошел ко мне.
Девушки и наставницы, сидевшие за другим столом, разговаривали без
стесненья; они всегда беседовали за едой и, привыкши говорить быстро и
громко, теперь не церемонились.
Мосье Поль подошел и стал позади меня. Он спросил, чем я занята, и я
отвечала, что делаю цепочку для часов.
Он спросил, для кого, и я сказала, что "для одного моего друга".
Мосье Поль наклонился и (как пишут в романах, но сейчас эта метафора
буквально соответствовала истине) "прошипел" мне на ухо несколько колкостей.
Он говорил, что из всех известных ему женщин я самая неприятная; что со
мною немыслимо быть в дружеских отношениях. Что у меня "caractere
intraitable"* и упрямый до невозможности. Он сам не знает, что на меня
находит; но с какими бы мирными и дружественными намерениями ко мне ни
подойти, глядь - и я обращаю согласие в раздор, а доброжелательство во
враждебность. Он смеет заверить меня, что он, мосье Поль, желает мне добра;
он никогда умышленно не огорчал меня и мог бы, кажется, по крайней мере
рассчитывать на то, что к нему станут относиться хотя бы как к доброму
знакомому; и что же? как я с ним обращаюсь! Сколько язвительной бойкости,
что за страсть перечить и "fougue"** несправедливости!
______________
* Характер невыносимый (фр.).
** Жар (фр.).
- Бойкость? Страсть? Fougue? я и не знала...
- Chut! a l'instant!* Вот, вот вы опять за свое! - vive comme la
poudre**. - Жаль, очень жаль; он сожалеет об этой моей несчастной
особенности. "Emportement"*** и "chaleur"****, быть может, и великодушные, и
все же он боится, как бы они мне не повредили. А жаль: в глубине души он
полагает, что я не вовсе лишена добродетелей, и если бы только я
прислушалась к доводам рассудка и держалась бы сдержанней, скромней, не была
бы "en l'air", такой "coquette"*****, не рисовалась бы, не придавала бы



такого значения наружному блеску, который и нужен-то лишь затем, чтобы
привлекать внимание людей, замечательных главным образом своим ростом, "des
couleurs de poupee", "un nez plus ou moins bien fait"****** и неслыханной
глупостью, - мой характер можно бы еще назвать сносным, а то и образцовым.
Но так... И здесь он запнулся.
______________
* Замолчите! Сейчас же! (фр.)
** Настоящий порох (фр.).
*** Вспыльчивость (фр.).
**** Горячность (фр.).
***** Суетной, кокеткой (фр.).
****** Кукольной окраской и более или менее изящным носом (фр.).
Мне стоило только посмотреть на него, или протянуть руку, или сказать
что-нибудь примирительное; но я испугалась, а когда я пугаюсь, я либо
смеюсь, либо плачу; во всем этом трогательное как-то странно мешалось со
вздором.
Я думала, он кончил, но нет: он сел, чтобы продолжать со всем
удобством.
Раз уж он, мосье Поль, коснулся этого болезненного предмета, то он
осмелится ради моего же блага навлечь на себя мой гнев и остановиться на
перемене, которую он заметил в моем наряде. Он без колебаний признает, что,
когда он впервые меня заметил - или, вернее, стал время от времени мимоходом
меня замечать, - он был доволен мною: основательность, строгая простота, в
этих стенах особенно приятная, внушали ему на мой счет лучшие надежды. Чье
роковое влияние заставило меня вдруг прикалывать к шляпе цветы, надевать
"des cols brodes"*, a однажды даже появиться в алом платье? Он, конечно,
догадывается, но не скажет этого вслух.
______________
* Вышитые воротнички (фр.).
Я снова прервала его, но на сей раз с возмущением.
- Алое, мосье Поль? Вовсе оно не алое. Розовое, и притом
бледно-розовое, да еще с черными кружевами.
- Розовое или алое, барежевое или желтое, палевое или лазоревое - мне
все равно: щегольские, легкомысленные цвета; что же до кружев, то это просто
"colifichet de plus"*. - И он вздохнул, сожалея о моем падении. Он вынужден
с грустью признать, что не может рассмотреть эту тему подробно, как ему бы
того хотелось: не зная в точности названий этих "babioles"**, он рискует
напутать и неизбежно стать мишенью моих насмешек и раздражить мой
неуравновешенный и порывистый нрав. Он только хочет сказать - и уж здесь-то
не боится ошибиться, - что в последнее время мои наряды приобрели "des
facons mondaines"***, и ему больно это видеть.
______________
* Лишние безделки (фр.).
** Глупостей (фр.).
*** Легкомысленный вид (фр.).
Признаюсь, мне трудно было понять, что за "facons mondaines" усмотрел
он в моем зимнем мериносе с простым белым воротником: когда я задала ему
этот вопрос, он сказал, что все вместе выглядит вызывающе - и вдобавок
"шейный бант"...
- Но если вы не позволяете носить ленты женщине, мосье, то вы уж,
верно, и у мужчин не одобряете ничего такого? - и я показала ему свою
цепочку из шелка и золота. В ответ он только застонал - очевидно, из-за
моего легкомыслия.
Он помолчал немного, наблюдая за моей как никогда усердной работой,
потом спросил, стану ли я ненавидеть его после того, что он сейчас
наговорил.
Не помню в точности, что я ему отвечала; кажется, промолчала вообще;
знаю только, что мы сумели расстаться дружески и уже от дверей мосье Поль
вернулся объяснить, что не следует думать, будто он решительно против моего
алого платья ("Розового! Розового!" - не утерпела я); он не станет отрицать,
что оно, вообще говоря, выглядит красиво (на самом-то деле, мосье Эманюель
определенно предпочитал яркие цвета); он только хотел посоветовать мне,
надевая его, держаться так, словно оно шито из "bure" цвета "gris de
poussiere"*.
______________
* Грубой шерсти, серой, как пыль (фр.).
- А как же цветы на шляпе, мосье? - осведомилась я. - Они ведь такие
маленькие...
- Бог с ними, - сказал он. - Только не давайте им распускаться.
- А бант, мосье, хотя бы ленточка?..
- Va pour le ruban!* - был милостивый ответ.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 [ 84 ] 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Шилова Юлия - Никогда не бывшая твоей
Шилова Юлия
Никогда не бывшая твоей


Орлов Алекс - Экзамен для героев
Орлов Алекс
Экзамен для героев


Зыков Виталий - Владыка Сардуора
Зыков Виталий
Владыка Сардуора


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека