Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

царя к нему, пусть разберется, царь или не царь. Его вопрос: он же сам
помирает, как хочет стать царем Иудейским. Как папаша... Нет, к Антипе, к
Антипе, - повторил Пилат и сел, спустив на камни ноги в золотых высоких
сандалиях. - А этих - распять. Вопросы есть?
Вопросы были.
Кайафа явно растерялся. Он никак не ожидал столь атакующе грубой реакции
на действо, которое эллин Доментиус должен был сам подробно оговорить с
прокуратором. Он же, эллин этот хитрый, еще сегодня ночью клялся: с Пилатом все
в порядке, поводов для беспокойства - никаких. И вот - на тебе.
Петр, все отлично слышащий и видящий, внутренне ликовал, но-с долей
волнения. Пилат оказался способным актером и понятливым учеником, но как бы не
переиграть, не пережать. Двадцать два - уже не "очко". Перебор.
И толпа попритихла: что-то непонятное творилось. Может, и не виновен ни в
чем назаретянин? Может, и вправду он - Машиах?..
- Подожди, гегемон. При чем здесь тетрарх Ирод Антипа? Свое преступление
нацеретянин совершил на земле Иудеи, здесь, в Иершалаиме. К тому, что он творил
в Галили, у нас, конечно, есть вопросы, но там он всего лишь проповедовал, а
это не преступление. Зато в Иершалаиме он всерьез прилюдно обещал разрушить
Храм, поносил коэнов, грозился их извести и, повторяю, называл себя Царем
Иудейским, что есть богохульство. Эти преступления достойны смерти, но мы не
можем по Закону проливать кровь. Это твое право и твоя обязанность. Так давно
договорено...
Пилат поскреб затылок, машинально стряхнул что-то ладонью с плеч: перхоть,
что ли, его замучила?.. Сказал раздраженно, обращаясь к Иешуа:
- Подойди сюда, человек.
Воины расступились, и Иешуа подошел к Пилату. Стоял спокойно, никакого
страха не выказывал, даже почтения особого не выказал: его назвали человеком,
так он и стоит перед человеком.
- Ты что, смелый, что ли? - лениво поинтересовался Пилат.
- Тебя ли мне бояться? - спросил Иешуа.
- А кого ж еще? - удивился Пилат. - Вот прикажу тебя распять, что будешь
делать? Иешуа улыбнулся:
- Прикажи. Только делать тогда - не мне, делать - воинам твоим, А мне -
всего лишь умирать, это - не дело.
- А что ж это?
- Это судьба. Как и рождение. Начало и конец. На все - воля Божья.
- Конец-то можно отдалить...
- Это не в наших силах.
- Твой Бог решает?
- Напрасно усмехаешься. Ты веришь в своих богов, они близки тебе и
понятны. Они существуют в человеческом облике и мыслят, как люди... -
Поправился: - Как мыслили бы люди, будь они богами. Что человек сумеет
представить себе как чудо, на что его фантазии хватит, то твои боги и творят. А
мой Бог этот мир из ничего создал. Сказано в Законе: "Сначала Бог сотворил небо
и землю..." Понимаешь, гегемон, ничего вообще не было. Ни тебя, ни меня. Ни
Рима, ни Иершалаима. Пустота. И в этой пустоте - Бог. Какой он, как выглядит,
как имя его и есть ли у него имя - разве возможно представить или понять нам,
им созданным в самый последний день его шестидневного озарения?
- Постой, - спокойно и всерьез сказал Пилат. - А как же он сотворил людей
по своему образу и подобию?
- Не понимай эти термины буквально, поднимись над ними. Видишь, я творю
этот цветок но своему образу...- Он протянул руку к Пилату, и над ладонью
выросло страннйе, не существующее, по твердому знанию Петра, на планете Земля
создание. Иешуа назвал его цветком. Его право. Длинные, разноцветные, постоянно
меняющие цвет, горящие изнутри холодным огнем длинные щупальца вырастали из
ладони, извивались, переплетались, сбрасывали на камни мостовой ослепительные
искры, и искры эти какие-то мгновения не гасли, жили. С таким же успехом
создание могло оказаться живым существом, этаким инопланетянином из
фантастической книжки далекого будущего литературы, только овеществленное
знакомыми Петру гипнотическими возможностями Иешуа. Как храм на ладонях перед
фарисеем на дворе язычников, позавчера это было, а кажется - сто лет назад... -
Не бойся, это всего лишь фантом. - Иешуа сжал кулак, и "цветок-инопланетянин"
исчез. По мертво молчащей толпе прошелестел то ли вздох, то ли шепот. Петр
ощутил горячую волну ужаса. - Но я создал его по своему образу, то есть по тому
образу, который представил, придумал и воплотил я сам. И подобие цветка моему
образу - абсолютное. Но это совсем не значит, что он похож на меня. Как и мы -
на Бога. Он создал нас такими, какими хотел, какими представил на созданной до
того земле. Сначала у него возник образ, а после он воплотил его подобие...
Образ и подобие - понятия в данном случае только философские, не ищи в них
конкретности, как это делают книжники и фарисеи, примитивно и плоско трактующие
многозначные слова Торы.
Странно, но Петр не услышал испуга Пилата. Как Иешуа с легкостью принял
информацию Петра, так и Пилат не упал в обморок при виде фантома. А вот интерес
в нем кипел - невероятный. И еще Петр слышал откровенную симпатию прокуратора к



стоящему перед ним осужденному. И возникла она только благодаря самому Иешуа, а
не потому, что Петр-Доментиус уговаривал гегемона сделать вид, что поверил
назаретянину.
- Как ты это делаешь? - спросил Пилат.
- Не знаю, - улыбнулся Иешуа. - Делаю и - все. Видимо, Бог наделил меня
разными способностями. И такой тоже не обнес.
- Поэтому ты считаешь себя избранным Богом?
И опять Иешуа ответил стандартно:
- Ты так сказал. Я сам ничего о себе не утверждаю.
- А то, что ты Царем себя называешь?..
- Тоже не я. Люди. Им виднее.
- А Храм грозился разрушить?
- Зачем? - это спросил уже новый Иешуа, прошедший испытание ночной
неудачей. - Вот что я точно говорил - там нет Бога. Храм пуст. Он - только дом
кознов, левитов, торговцев. Если я и хочу разрушить Храм, то лишь тот лживый
образ его, который коэны вот уже многие годы насаждают в душах правоверных. Их
Храм - это дом грязного ритуала. Мой Храм - это дом истинной, чистой Веры и
молитвы. Ритуал привязан к определенному месту. К стенам. К жертвеннику. К
огню. А для моего Храма не нужны стены. Молиться каждый правоверный может
везде, где его настигнет желание. А для Веры вообще не может быть определено
место. Никем. Она или есть в душе, или нет ее.
И все-таки Пилат должен был задать последний-- официальный! - вопрос:
- Не поднимал ли ты людей на бунт против Империи?
- Что мне Империя? - удивился Иешуа. - Она далеко. И не мне, Сыну
Человеческому, решать за Господа. Если он захочет, то и в Риме прозвучит его
слово. А он обязательно захочет. Только извини, гегемон, это произойдет не при
нашей с тобой жизни.
- Ты умеешь смотреть в будущее?
Иешуа ответил не сразу. Помолчал, огляделся по сторонам, увидел воинов,
мертво застывших перед толпой, саму толпу, получившую в подарок только немое
зрелище - разговор прокуратора с осужденным велся на незнаемой людом латыни,
лишь коэны да Петр с Иоанном все понимали, - поймал взгляд Петра, и Петр
услышал совсем неожидаемую им сейчас мимолетную благодарность.
- Учусь, - ответил Пилату Иешуа.
Пилат подошел к нему, положил ему руки на плечи, приблизил лицо к лицу и
что-то прошептал на ухо. Иешуа улыбнулся, это было видно, и, что-то шепнув в
ответ, отрицательно покачал головой. Странно, но Петр не услышал ни вопроса, ни
ответа. Он взглянул на Иоанна, стоящего обок, и тот тоже недоуменно разве
руками. Блок у Пилата? Или Иешуа заблокировал обоих? Но зачем? И от кого?..
Пилат легонько оттолкнул Иешуа и повернулся к ожидающим вердикта коэнам.
- Мое мнение таково, - заявил он громогласно. - Вы ошиблись. Нацеретянин
невиновен. То, в чем вы его обвиняете, - чушь и хреновина. Но я не стану
опровергать ваши дурацкие выводы: в конце концов, какое мне дело до того, кого
вы хотите или не хотите казнить? Но вот ведь какая штука, коэны: мне симпатичен
этот человек. Он умен и остроумен, а его ответы на прямые вопросы мне нравятся.
У вас праздник, верно?.. Вот я и решил - в порядке исключения, конечно, только
по причине хорошей погоды и добрых видов на урожай - ввести разок для себя
право праздничного помилования. Я милую нацеретянина, отпустите его с миром, а
этих двоих ублюдков - распять. Они пошли против Рима... - И элегантно улегся
обратно на роскошное свое "кресло правосудия".
Вот вам ответ на сомнения Клэр! Прокуратор сочинил - или нечаянно
предвидел его, как будет угодно! - закон, который появится в Риме только через
три с половиной столетия; об амнистировании в дни празднования христианской
Пасхи заключенных, сначала только не бунтовавших против Императора, а чуть
позже - и вообще всех.
И христиан еще нет, и Пасха их еще не придумана, а Пилат уже рискует
миловать.
Пока все текло по задуманному и договоренному плану, считал Петр. Тем
более - суд идет на латыни. Народ безмолвствует, просто ничего не понимая.
Кайафа рискнул подойти ближе к "селле".
- Прости за прямоту, гегемон, но ты не прав. - Смелым он был все же
человеком, осторожным, нерешительным, но - не трусом. Если уж он в чем-то себя
убедил, отличник, - не свернешь его даже на ходу сочиненным новым римским
правом. Пусть даже "в порядке исключения". - Я признаю твою власть. Но давай
спросим народ. В Римском праве есть формула: "глас народа - глас Божий".
- И не подумаю, - ухмыльнулся Пилат. - Ты меня Римским правом не дави. Это
не ваша Тора, я его читал и знаю. Там есть и другая формула; "пустой глас
народа да не будет услышан". Да и молчит твой народ, как будто языки всем
повырывали... Все, Кайафа, проехали.
- Хорошо, ты не видишь его вины в подстрекательстве людей к бунту против
нашей Религии. - Кайафа не сдавался, продолжал настаивать, отрабатывал
заданное. - Но он же тебе прямо сказал, что его Бог рано или поздно придет в
Рим. А что это, если не прямой вызов имперской религии и имперскому
правопорядку? Еще раз прости меня, гегемон, но я вынужден буду написать Цезарю
Тиберию петицию о том, что ты, не таясь, в открытую поощряешь бунтовщиков


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 [ 83 ] 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Посняков Андрей - Рулиарий
Посняков Андрей
Рулиарий


Шилова Юлия - Сладости ада, или Роман обманутой женщины
Шилова Юлия
Сладости ада, или Роман обманутой женщины


Шилова Юлия - Хочу богатого, или Кто не спрятался я не виновата!
Шилова Юлия
Хочу богатого, или Кто не спрятался я не виновата!


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека