Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

его, несмотря на то, что время убаюкивает меня... Я помню те дни, когда
мы, Дикие Лезвия, становились Блистающими. Это были хорошие дни, это были
плохие дни, и бой превращался в искусство, а истина Батин была брошена под
ноги Прошлым богам, и Дзюттэ тогда не звался Обломком - нет, те клинки,
что упрямо не хотели забывать вкус крови, звали его Кабирским Палачом,
потому что не один из них хрустнул в его объятиях... а шутом он стал
позже, гораздо позже, когда уже можно было шутить.
Я молчал.
- Сейчас мы простимся, Единорог. Время подобно реке, время подобно
сну, а твой сон сейчас закончится, и скоро, очень скоро ты окажешься
клинком к клинку с Шулмой, с началом, с прошлым, пробравшимся в
настоящее... не забывай, Единорог, что прошлые дни - это плохие дни, но
это и хорошие дни, а время подобно не только реке и сну, оно еще подобно
Блистающему...
Порыв ветра, пахнущего гарью, сбросил покрывало с колыбели, и я
увидел Кабир, Мэйлань, Харзу, желтую Сузу, Белые горы Сафед-Кух, пески
Кулхан, перевал Фурраш, дорогу Барра... я увидел младенца, ожидающего
невесть чего, я увидел спящего младенца, над которым лежали двое
Блистающих, два меча - старый ятаган Фархад и я, Мэйланьский Единорог...
А на ждущий мир падала тень, словно сверху над колыбелью была
распростерта рука в латной перчатке.
- Ильхан мохасту Мунир-суи ояд-хаме! - прозвенел Фархад иль-Рахш.
- Во имя клинков Мунира зову руку аль-Мутанабби! - отозвался я.
И рука над миром-младенцем сжалась в кулак.


21
...Я-Чэн вышел вперед и замер перед напряженно ожидавшей Шулмой.
Шулмусы-люди, десятка три с небольшим, половина из них серьезно
ранена, но руки связаны у всех, и лица нарочито бесстрастны, слишком
бесстрастны, чтобы это было правдой, а в темно-карих глазах - и вовсе не
черных, и не таких узких, как показалось вначале - проступало сперва
любопытство, после стояли гордость и стремление, что называется, сохранить
лицо, а уже потом из-за плеча гордости стыдливо выглядывал страх.
Злоба? Ненависть?
Нет. Этого, как ни странно, не было.
И Дикие Лезвия Шулмы - добрая сотня ножей, сабель, копий, коротких
угрюмых топоров и булав, два прямых меча, отчетливо узких и обоюдоострых
("Родня!" - усмешливо подумал я), и все они еле слышно перешептывались
между собой, искоса разглядывая меня и других Блистающих.
- Кто ж этакое добро-то ковал? - послышался сзади приглушенный рык
Железнолапого. - Руки б тому умельцу повыдергать... а потом вставить куда
надо, да не туда, где было!..
Гердан Шипастый Молчун только гулко ударил оземь, показывая, что
сделал бы он с тем незадачливым Повитухой, попадись он ему.
Лишь сейчас я со всей ясностью увидел, что разница между Чэном и
рыжеусым пленником-шулмусом невелика, но разница между любым Блистающим и
Диким Лезвием, порождением степных кузниц...
Это даже трудно было назвать разницей. Да, они неплохо годились для
того, чтобы портить Придатков, но за Блистающими стоял многовековой опыт
мастеров-Повитух эмирата, их отточенное кузнечное мастерство, и в этом
гордый Масуд и мудрый Мунир были едины.
Любой Блистающий, невесть какими путями попавший в Шулму, должен был
казаться тамошним Диким Лезвиям чуть ли не божеством, родным сыном
Небесного Молота, питомцем Нюринги или как там они это называли! Не его
Придаток, чудом выбравшийся из Кулхана - несчастное, изможденное существо,
еле держащееся на ногах и умоляющее о глотке воды - а именно Блистающий,
которому нипочем переход через любые, пусть даже очень плохие пески!
А ведь так оно, пожалуй, и было, Единорог... так оно и было, и
заблудший Блистающий был ожившим стихом аль-Мутанабби, и восхищенные Дикие
Лезвия помещали пришельца в племенной шатер, их гордость и славу, клали
его на почетную кошму в обществе себе подобных, как святыню на алтарь... и
выпускали в круг не когда-нибудь, а во время большого тоя! Что равнозначно
турниру в Кабире! Ну а когда божественный гость неожиданно для всех
демонстрировал свое неумение пролить кровь...
"Чэн, - беззвучно воззвал я, - как назовут люди кого-то, кто выдает
себя за божество... ну, к примеру, за божество Грома, не умея при этом
вызвать грозу?"
"Лжецом, - пришел неслышный ответ. - Самозванцем."
"А если этот кто-то во всем остальном подобен божеству, и люди не
бывают столь могучими и прекрасными?!"
"Тогда - демоном-лжецом. Демоном, принявшим облик божества."
"Ты понял, что я хочу сказать?"


"Да. Я понял."
...Да. Он понял. Чэн-Я понял, что для Диких Лезвий Шулмы любой
Блистающий, не умеющий убивать - как для людей человек, не умеющий дышать,
но тем не менее живой - был демоном-лжецом, оборотнем, Тусклым, кошмаром,
неестественной нежитью... Сломать его! Утопить его! В священный водоем
его, под опеку Желтого бога Мо!..
А вот если пришлое божество пусть не с первой попытки, но все-таки
доказывало свою божественность, и, надо полагать, доказывало с успехом -
небось, Но-дачи снимал головы так, как опытным Диким Лезвиям и не снилось!
- то возлагали его на пунцовую кошму, и ночью напролет "выли над ним
по-праздничному", и в круг выносили редко, и вообще старались лишний раз
не докучать посланцу небес! Молились на него, должно быть, жертвы
приносили, гимны посвящали... в набегах старались из чужих шатров выкрасть
живые святыни, пускай ценой жизней шулмусских! Что ценней для Дикого
Лезвия - жизнь шулмуса, не ставшего еще даже Придатком, или приход в племя
нового божества?!.
Ах, Шулма, Шулма... Кабир, Мэйлань, Харза, Оразм, Хаффа - почти
тысячелетие назад!
- Эй, Но, - через гарду бросил я, - ты их речь понимаешь?
- Какая там речь, - брякнул Но-дачи. - Разве это речь...
- Понимаешь или нет?!
- Плохо, - помолчав, ответил он, - почти что нет.
- Асахиро, - спросил Чэн-Я, - ты их язык знаешь?
- Конечно, - удивился Асахиро. - Я ж тебе говорил, это ориджиты, они
всегда неподалеку от нас, хурулов, кочевали... в смысле от того племени,
куда я с Фаризой принят был. У ориджитов речь шипит, как змея в траве, а
так все то же...
Вот вам и Придаток! Пока божество с другими собратьями по
божественному несчастью в шатре валялось... ладно, не время сейчас шутки
шутить.
А время понимать, что в каждом Диком Лезвии до поры скрыт зародыш
Блистающего, что дети они - буйные, жестокие, неразумные, любопытные, но
дети, чего не понял оскорбленный Но-Дачи и отлично поняли взрослые
Чинкуэда, Змея Шэн, и Джамуха Восьмирукий!..
Поняли, что на детей просто надо прикрикнуть!
- Переводи, - приказал Чэн-Я Асахиро, а Я-Чэн подумал: "Будем
надеяться, что Дикие Лезвия поймут и без перевода... есть такие доводы,
что всем понятны."
Были у нас такие доводы?
А Желтый бог Мо их знает!
Главное - не забывать, что дети долго и связно Беседовать не умеют,
почти сразу сбиваясь на спор и крик.
Да, Наставник?.. ах, до чего ж обидно, больно и обидно, что ты - это
уже прошлое!
- Спроси у них, кто послал их в эти земли?!
Асахиро спросил. Чэн восхищенно прицокнул языком и подумал, что чем
такое говорить - лучше рой пчел во рту поселить. Пчелы хоть мед дают...
Шулмусы некоторое время переглядывались, пока все взгляды не сошлись
на рыжеусом - не зря мы его ловили, нет, не зря! - и тот с некоторым
трудом встал, вызывающе повернувшись в нашу сторону.
- Он говорит, - Асахиро без труда успевал переводить
неторопливо-высокомерную речь знатного шулмуса, - что он - нойон вольного
племени детей Ориджа, отважный и мудрый Джелмэ-багатур, убивший врагов
больше, чем... так, это можно опустить... короче, больше, чем мы все,
вместе взятые, и что скрывать ему нечего.
- Вот пусть и не скрывает, - кивнул Чэн-Я.
- Он говорит, - продолжал Асахиро, - что дети Шулмы неисчислимы, как
звезды в небе, как волоски в хвостах коней его табунов, как... короче,
много их и... и очень много.
- Понял, - поспешно согласился Чэн-Я.
- ...и их послал великий гурхан Джамуха Восьмирукий, любимый внук
Желтого бога Мо...
- Пересчитавший все волоски в хвостах коней его табунов, - не
удержался Чэн-Я.
Добросовестный Асахиро немедленно перевел, часть шулмусов помоложе,
не удержавшись, хмыкнула и сразу же замолчала, а рыжеусый Джелмэ закусил
губу и рявкнул что-то сперва своим ориджитам, а после...
А после и нам.
- Он спрашивает, знаем ли мы, над кем смеемся?
"Дети, дети... наш - значит, самый сильный, самый грозный,
самый-самый... бойтесь, другие дети!"
- Скажи - знаем, - прищурился Чэн, а я покинул ножны и завертелся в
руке аль-Мутанабби, превратившись в сверкающее колесо. - И спроси, знают
ли они в свой черед, кто перед ними?
Дикие Лезвия притихли, вслушиваясь в мой уверенный свист, а от толпы


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 [ 82 ] 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Бажанов Олег - Времени нет
Бажанов Олег
Времени нет


Шилова Юлия - Предсмертное желание, или Поворот судьбы
Шилова Юлия
Предсмертное желание, или Поворот судьбы


Шилова Юлия - Отрекаются любя. Я подарю тебе небо в алмазах
Шилова Юлия
Отрекаются любя. Я подарю тебе небо в алмазах


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека