Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

Махайра нежился в ласковых отсветах и громко рассказывал о том, как он,
Волчья Метла, Шипастый Молчун и эспадон Гвениль были тенью ускользающего
Мэйланьского Единорога.
Оказывается, мои друзья-преследователи задержались у Шешеза
Абу-Салима и покинули Кабир почти на день позже нас. По дороге они
останавливались в тех же караван-сараях, знакомились со слухами и
сплетнями, и двигались дальше, не нагоняя нас, но и не слишком отставая.
Ничего особенного в пути с ними не происходило (как, впрочем, и с
нами, если не считать возникшего между нами общения) и опять же через день
после нас вся эта погоня благополучно прибыла в Мэйлань.
Где и приглядывали за нами в меру возможностей, стараясь не
появляться на виду...
- Да уж, приглядели, спасибо за заботу, - не вытерпел Обломок. -
Грозный Бхимабхата Швета, что огнем в ночи пылает, съел Семи Небес ворота
и "драконовкой" закушал... Благодетели!
Гердан и Гвениль недоуменно переглянулись. Ну да, конечно - ведь ни
они, ни Волчья Метла, ни даже Махайра о "Джире о Чэне и так далее" ничего
не знают! Это ведь чисто человеческая выдумка - Диомед наболтал кучу
глупостей сказителю, старый дурак насочинял с три короба, Чэн слушал, я
узнал от Чэна, Обломок и прочие - от меня...
Этого мне только сейчас не хватало! Снова начинать объяснять, что
Придатки - не Придатки, Блистающие - не Блистающие, и что вот рука
аль-Мутанабби, вот Чэн, а вот я... а потом вот Чэн-Я или Я-Чэн...
Небось, всю историю эмирата пересказывать придется!
Обойдутся... как-нибудь в другой раз, благо времени у нас навалом.
Тем более что к словам Обломка никто особого интереса не проявил, сочтя их
очередной выходкой Дзюттэ.
А если чего-то и не поняли - так кто ж признается, что он глупей
шута?!
Я покосился на Волчью Метлу и с радостью отметил, что на меня она,
похоже, больше не злится. У Чэна с Чин дела обстояли несколько сложнее, но
тоже налаживались. На всякий случай я прислушался к разговору людей -
правда, опасаясь испортить себе умиротворенное и расслабленное настроение.
Придатки - они не такие отходчивые, как мы... их Творец спросонья
ковал.
- Ну вы и начудили в Мэйлане! - ухмылялся Кос, поминутно хватаясь за
перевязанный бок.
Ему было больно смеяться, но не смеяться он не мог.
- Это надо же - ворота утащили, "драконовку" выпили, книгу родовую
уволокли, один джир чего стоит!.. Да, кстати, ничего, что я вот так
запросто, без церемоний? Андхака с Амбаришей не обидятся?
- Какие церемонии, Кос, - отзывалась Чин. - Наши церемонии в
Кабирском переулке остались...
- А "драконовку", положим, и не всю вовсе выпили, - смущенно гудел
кузнец, дергая себя за бороду. - Кое-что с собой прихватили... - и он
глянул в сторону небольшого бурдюка, который после боя все время таскал с
собой, никому не доверяя.
- Ну а здесь, здесь-то вы как оказались?!
- Как, как... - перебил собравшегося было отвечать кузнеца Диомед. -
Вы ведь исчезли! Мы ночь пробегали - и во дворец...
Я успокоился за людей и стал слушать Махайру, за которым, надо
признаться, порядком соскучился.
- ...и во дворец! А там у спиц Мэйлань-го как раз заседание Совета
Высших! Ну, мы ведь тоже почти все Высшие - пустили нас, знакомьтесь,
говорят, это вот секира Юэ Сач-Камал, глава здешних Тусклых! После этого
мы уже ничему не удивлялись... Проводника они нам дали. Местный, Охотничий
нож Ла. Вон он лежит, с теми Блистающими, что мы из плена отбили. У
Придатка его лошадь плохая была, он отстал сперва, когда мы с холма-то...
а потом... Ну, в общем, испортили у ножа Ла Придатка. Совсем. А нам еще
перед самым отъездом из Мэйланя этот Тусклый, Юэ Сач-Камал, через Придатка
своего старого тыкву-горлянку передал. Пусть, говорит, ваши Придатки перед
боем оттуда по четыре капли отопьют. Больше не надо, а по четыре - в самый
раз. Проще, говорит, им тогда будет... Только не успели они - не то что
выпить, даже вынуть не успели. Некогда было... Так что теперь мы все -
Тусклые. Все как есть. И искать тебе, Единорог, некого. Вот они мы,
рядышком! Лови - не хочу!
- А как же... - начал было я, но Махайра так и не дал мне задать
вопрос до конца.
- У нас по пути деревня одна случилась, - пробормотал он и
заворочался, словно неуютно ему стало. - И даже не деревня, а так... А в
деревне - колодец. А в колодце...
И не договорил.
- После того колодца, - глухо закончил Шипастый Молчун, - нам все
легко было.
- Значит, из людей убиты шестеро, - после долгой паузы заговорил



Чэн-Я. - Пятеро батинитов и проводник, мир их праху... И ранены - все. Кто
в живых остался. Один я вроде бы цел, спасибо Кобланову сундуку да доспеху
аль-Мутанабби! Да уж, по-Беседовали...
- На бабке еще ни царапины, - шепнул подсевший ближе ан-Танья. - Тоже
спасибо сундуку?
Зря это он... тем более, что слух у Матушки Ци был острей меня, равно
как язык - длинней и заковыристей Волчьей Метлы.
- Ни царапины на бабке, - забубнила она, непонятно зачем кланяясь на
каждом втором слове, - ни царапины на старой, а все почему, а все потому,
потому-поэтому, да и зачем же шулмусикам старуху-то обижать, я же им
ничего плохого, ни-ни, пальцем не тронула, ни на вот столечко - а что
лошадкам ихним ноги портила, так лошадки у них злющие, хвостами машут,
копытами топочут, зубками клацают, едут на старушку и едут, едут и едут, я
отмахиваюсь, а они едут, я отмахиваюсь, а они едут, а потом не едут,
умаялись лошадки, да и я умаялась, старушечка...
"И впрямь умаялась, старушечка! - подумал Чэн-Я. - Полтабуна умаяла,
бедная!.."
- Ты б лучше языком отбивалась, Матушка, - буркнул Кос, - а мы пока в
сторонке полежали бы, в холодке... глядишь, целее были бы!
- А Коблан сильнее всех пострадал, - заметил Диомед. - Шишку на лбу
видите? Фальгрим, вон головня, посвети-ка!.. Ну и шишка! Выше Белых гор!
Чин прыснула в рукав.
- Да это шулмус один, - застеснялся кузнец, пряча лицо в тень. - Все,
подлец, норовил в бурдюк топором сунуть! Я бурдюк убрал-то, от греха
подальше, так он меня обухом и зацепил! Ну и я его тоже... зацепил
немного...
- Врет! - уверенно вмешался Диомед. - Об его лоб любой обух
раскололся бы! Небось, сам себе герданом сгоряча и треснул, пока бурдюк
спасал!
- Да не вру я... - начал было оправдываться кузнец, но его перебил
Беловолосый.
- А ну, покажи мне свой гердан!
Коблан протянул руку, уцепил Шипастого Молчуна и сунул его Фальгриму,
чуть не съездив Диомеда по макушке.
- Вот! - победно сообщил Беловолосый. - Одного шипа не хватает! И
шишка на лбу. Все сходится! Ты, Железнолапый, теперь вместо гердана прямо
лбом бей - и проще, и надежней...
...Все еще некоторое время подтрунивали над огромным кузнецом, а
потом вдруг застонала Ниру - у нее открылась рана - и смех мгновенно
смолк, Чин и Матушка Ци бросились к знахарке, а молчавшие пятеро батинитов
сказали, что пусть все ложатся спать, а они будут караулить пленных - но
Чэн-Я подумал, что им просто хочется побыть наедине с собой, истиной Батин
и душами убитых братьев, и...
Завтра.
Завтра, завтра, завтра...
Когда долго повторяешь одно и то же слово, оно теряет смысл, и ты
дергаешь бессмысленный пузырь за ниточку, погружаясь в дрему; и так легче
забыть то, что было, легче не думать о том, что будет; легче, легче,
легче...

...легче легкого.
Мне было хорошо. Я лежал на палисандровой подставке и лениво
оглядывался вокруг. А вокруг меня был зал, зал Посвящения в загородном
доме Абу-Салимов, и напротив меня на своей подставке лежал ятаган Фархад
иль-Рахш фарр-ла-Кабир.
А между нами была колыбель. Даже можно сказать так - нас разделяла
колыбель. Я находился в ногах, а Фархад - в головах. Наверное... потому
что колыбель была покрыта тканью, и я не видел новорожденного Придатка, а
потому не знал, где у него голова, а где - ноги.
- Здравствуй, Фархад, - сказал я.
- Здравствуй, - ответил старый ятаган. - Только я - не Фархад. Я -
Дикое Лезвие. Ты не боишься?
- Нет. Я тоже Дикое лезвие. Чего мне бояться?
- Времени. Когда слишком долго Беседуешь со временем, оно начинает
притворяться рекой. Ты плывешь по нему и думаешь о прошлом, а оно
становится настоящим; ты думаешь о будущем, а оно тоже становится
настоящим или вообще не наступает никогда, и ты плывешь сперва как Дикое
Лезвие, потом как ятаган Фархад, потом ты плывешь большой-большой, как
ятаган Фархад иль-Рахш фарр-ла-Кабир, а после, неожиданно, время перестает
притворяться, и ты пропускаешь удар, и отныне ты - никто, и можешь стать
кем угодно...
Я молчал.
- Мы теперь с тобой больше, чем братья, Единорог... нас сжимала одна
и та же рука. Я помню его, Придатка Абу-т-Тайиба аль-Мутанабби, я помню


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 [ 81 ] 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Шилова Юлия - Мужчинам не понять, или Танцующая в одиночестве
Шилова Юлия
Мужчинам не понять, или Танцующая в одиночестве


Афанасьев Роман - Оборотень
Афанасьев Роман
Оборотень


Злотников Роман - Леннар. Книга Бездн
Злотников Роман
Леннар. Книга Бездн


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека