Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

опасная вещь. Если государство играет с огнем, как ребенок, оно, как
ребенок, и обожжется.
Тогда Даттам повернулся к монаху.
- И вы обо всем знали, - спросил он, - еще до того, как продали нам
зерно, содрав за опасность впятеро против обыкновенного?
Настоятель удивился:
- Никакого мы зерна не продавали... В благодарственном манифесте
экзарха как раз отмечено, что монастырь прислал в Анхель рис даром, в дни
народного бедствия...
Помолчал и прибавил:
- Между прочим, наш дар окупился сторицей - господин экзарх пожаловал
нам земли по Левому Орху.
Даттам уронил голову в скованные руки и прошептал:
- Значит, мы даже не могли выиграть. Великий Вей - вождь повстанцев -
провокатор правительства!
И расхохотался. Потом умолк и спросил:
- Ну а мне-то вы зачем все это рассказываете? Перед виселицей? Я-то
милости недостоин, я провокатором не был...
Арфарра молчал.
- Не скрою, - сказал Харсома, - ваши преступления велики, господин
Даттам. Пролиты реки крови, пепел от рисовых хранилищ достигает локтя
толщиной, матери варят младшего брата на ужин старшему... Кто-то же должен
за все это отвечать?
- Тот, кто нанимал провокаторов, - заорал Даттам, вскакивая на ноги.
- Сядь, - негромко сказал Харсома.
- Нет не сяду! Мы сожгли половину провинции и продавали варварам
другую, - и все затем только, чтобы ты сел на место этого мерзавца
Падашны?
Но тут Даттама, от слабости, зашатало на ногах, и он действительно
сел в кресло, чтобы не упасть в ноги Харсоме. Потом он повернулся к
настоятелю храма Шакуника и спросил:
- А что вы сделали с теми сорока тысячами золотых, которые я заплатил
вам за зерно?
- Я уже ответил вам, - сказал настоятель, - что никакого зерна храм
бунтовщикам не продавал, но если вы так настаиваете, я могу сказать, что
эти деньги мы ссудили правительству на определенном условии.
- Каком?
- На условии, что вас отдадут нам.
Даттам поднял брови.
- Вы слишком хороший делец и изобретатель, господин Даттам, чтобы
скормить вам речным угрям. Мы хотим, чтоб вы трудились на благо храма
Шакуника.
- Но я вовсе не собираюсь становиться монахом! - запротестовал
молодой бунтовщик.
- Вам придется выбирать между рясой и плахой, Даттам, - вмешался
Харсома, - никто, кроме храма Шакуника, не может защитить вас. Баршарг
требует отдать тебя ему, за то, что ты повесил его брата. Твой дядя,
наместник провинции, тоже не хотел бы оставлять тебя в живых, а если
собрать имена всех, кто казнен тобой и выпустить из тебя всю кровь, то на
каждое из имен не придется и по половинки капли...
- Говорило сито иголке - у тебя на спине дырка, - презрительно
пробормотал Даттам.
Но, конечно, ему ничего не оставалось, как принять предложение.

Вскоре в столицу доложили: наместник Харсома вынул стрелу беды из
тела государства, провел народ по мосту милосердия в сад изобилия. Бывший
первый министр от досады помер.
Мятежник Бажар, правда, еще бесчинствовал: нашел где-то золотоглазого
оборванца и обул его в государевы сандалии. Наконец, сдался Даттаму и
Арфарре. Наследник и ему обещал жизнь. Господин Арфарра, однако, обманул
доверие экзарха, молвил: "Когда тушат пожар, не смотрят, чиста-ли вода", -
и приказал зарубить вора.
Через четыре месяца в провинции отмечали Государев День. Расцвели на
улицах золотые гранаты, реки наполнились молоком и медом; и бродили по
улицам боги, которые есть не что иное, как слова мудрых указов.
Было, однако, невиданное: по всей провинции ходил корабль на
деревянных гусеницах - золотые борта, серебряные весла. Слова при корабле
были такие: Государь - корабль, народ - море. Хочет - несет, хочет -
опрокинет... А секретарь Арфарра ухитрился даже небо раскрасить надписями:
это тогда в Варнарайне впервые стали пускать шутихи и ракеты.
Экзарху же доложили: "В древности Золотой Государь взошел на Голубую
Гору, обозрел мир, и от этого государство процвело".
Экзарх Харсома отправился к горам. Отказался от казенного паланкина,
проделал весь путь на лошади, как простой чиновник, чтобы народ всегда



имел к нему доступ.
Накануне молебна наследник изволил спуститься в заброшенные шахты.
Долго стоял, будто ждал Золотого Государя, потом со слезами на глазах
молвил:
- Увы! Народ Великого Света после мятежа - как неоперившийся
жаворонок. Надобно его жалеть, - ибо, бывает, и жаворонок в неразумии
клюет кречета... Разве стал бы государь Амар преемником Золотых Государей,
если бы не помощь рудознатца Шехеда.
Помолчал и спросил у Даттама:
- А правда ли, что в стране варваров еще много легкого железа?
На следующий день взошли на гору, исполнили обряды. Наследник сказал:
- Нынче все наши мысли - о достижении мира и спокойствия. Когда в
государстве царит мир и спокойствие, человек думает о том, как преумножить
собственное добро. Когда же в государстве царим смута и бунт, человек
думает о том, как завладеть добром ближнего. Поистине цель государя -
добиться, чтобы простые люди сохраняли нажитое и старались приумножить
его. Ибо чем больше в государстве богатых людей, тем богаче само
государство.
Секретарь Арфарра молвил, указывая по ту сторону Голубых Гор:
- Некогда ойкумена доходила до самого океана, а ныне океаном называют
маленькое озеро в государевом дворце! Государство расколото, и трещина
проходит через сердце наследника! Пока не восстановим целостность
государства, в нем будут непременно случаться беды, бунты и неурожаи!
Вечером, наедине, экзарх спросил Даттама:
- А вы что скажете о целостности государства?
Тот поклонился, оправил шелковый монаший паллий и ответил:
- Увы! Варвары кормятся с копья, мочатся с седла... Прежде надо
научить их жить не для войны, а для мира... Разрешите храму торговать с
королевством, - мы научим их уважать мирную выгоду, и они сами отдадут нам
земли.
Надобно сказать, что храм и раньше нарушал торговую монополию, но
тайком.
- А потом, - прибавил, поколебавшись, Даттам, - не все у варваров
достойно осуждения. Например, крестьяне их пребывают в бедности,
немыслимой для жителя ойкумены, однако ж не жалуются и не бунтуют.
- Почему? - быстро спросил экзарх.
- Потому что над ними - не чиновник с печатью, а сеньор с мечом.
Потому что нет, увы, государя, которому подают жалобы, и потому что нет
людей мудрых, учащих народ стоять за свои права... И поэтому, - сказал
Даттам, - хотя железо в стране варваров спрятано так же глубоко, как и
здесь, добыть его легче.
Долго смотрел наследник на далекие горы, еще пребывающие во мраке, и,
вздохнув, молвил:
- День сменяет ночь, и ночь сменяет день, и изо лжи рождается
истина... День, однако, сменяет ночь - чтобы на полях росли колосья.
Что-то же растет и в истории?
Вздохнул и вынул из рукава золотого государя.
- Говорят, - сказал наследник, - деньги - те же знаки собранного
урожая. Почему же тогда не размножаются они, как зерна? Говорят: в
древности государев лик рисовали на монетах, и деньги размножались сами
собой. Говорят: золото ближе по свойствам к зерну, чем бумага.
Засмеялся и добавил:
- Что ж, - пусть храм торгует с королевством.

В этот год случилось чудо: у подошвы Голубой горы стала оживать
мертвая половина старого ясеня, пустила клейкий листок. А одному ярыжке
было видение: зашкворчали яшмовые вереи, расскочились засовы, камни
Золотой Горы перекинулись Золотым Городом...
Гадальщики и прочие чародеи остались только те, что приписаны к
цехам.


13
Минуло три недели с тех пор, как в Ламассу пришло первое письмо от
Бредшо, и неделя с тех пор, как явился он сам.
Ранним утром накануне Весеннего Совета королевский советник Клайд
Ванвейлен навестил свой городской дом.
Ванвейлен никогда теперь не носил передатчика, а дни и ночи проводил
во дворце. Земляне узнали о том, что советник проехал через городские
ворота, от толпы просителей, внезапно заполонивших двор. По распоряжению
советника ворота всегда держали открытыми, а на кухне двое поварят варили
каши и похлебки.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 [ 81 ] 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Посняков Андрей - Рулиарий
Посняков Андрей
Рулиарий


Орловский Гай Юлий - Ричард Длинные руки - маркграф
Орловский Гай Юлий
Ричард Длинные руки - маркграф


Прозоров Александр - Пленница
Прозоров Александр
Пленница


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека