Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
- Все готово, пан сотник! Волов запрягли, две пали выстругали
- из осины. Хорошие пали. Пану Юдке и пану Рио удобно будет!
Сотник стиснул зубы.
По-хорошему, не надо бы так торопиться. Да только жжет душа,
душно. И панихиду по Яринке служить не хотят. И до Мацапуры, чорта,
волчьего выкормыша, не дотянуться. Так хоть этих на палю надеть!
- Хорошо, Ондрий. Собирай народ!
Есаул поклонился и вышел; сотник с удивлением посмотрел на
собственную руку. Вроде убирал он медальон за пояс? А вот он, лежит,
золотенький, и неведомо, что в нем за сила.
Неохотно поддалась золотая крышечка. И верно, вражья цацка:
на золотой подушечке, гляди-ка - оса!..
Свет дрогнул перед глазами Логина. Вроде дымом потянуло...
нет, цветами. Густым осенним запахом, чернобривцами.
И вроде застонал кто-то. Яринка?!
Сгинь, бесовское наваждение! К кузнецу! Сегодня же-к кузнецу!
Рио, странствующий герой
Подвал, где нас держали, не был предназначен специально для
узников. Когда-то здесь хранили, по-видимому, овощи; пахло гнилью и
мышами, и кто-то деловито шуршал в темноте, не обращая на нас ни
малейшего внимания.
Юдка не видел моего лица, а я не видел Юдку. Я только слушал
его Монотонный, без интонаций, голос, и все сильнее хотелось взяться
руками за голову - но не было такой возможности, потому что руки,
скрученные за спиной, уже как бы перестали быть. Что с руками, что без
рук!..
Юдка говорил, а мне мерещилась горечь дыма. Попеременно запах
горящих магнолий - и смрад обугливающейся плоти. Брат сидел передо
Мной, такой же Заклятый, такой же двоедушец, вот только запрет ему
положен другой. Мне - не убивать, ему - не миловать.
Я думал - нет ничего страшнее, чем то, что случилось со мной
в двенадцать лет. Разрушенный дом, замученные родные; собственное
бессилие и неумение защитить... Но когда душегубы под
предводительством какого-то Железного с людоедской жестокостью
перебили взрослых Юдкиных родичей, когда взялись жарить на огне
Юдкиных братьев и его самого, двенадцатилетнего, а рядом умирали под
насильниками сестры...
Тогда и он воззвал к Неведомому - и получил такой же дар, как
у меня. Превратился в боевую крепость с замурованным в стене детским
скелетиком.
Впрочем, нет. Вторая - точнее, первая! - душа Юдки жива, как
и моя, еле дышит, но все-таки жива.
- Прошу прощения, пан Юдка... Кто они были, эти изверги?
Политический заказ?
Неприятная, не до конца понятная мне улыбка:
- То у вас, пан Рио, политические заказы. А здесь простые
нравы - богатому пану маеток подпалить, онучей из китайки надрать,
католика пилой перепилить, жида поджарить...
Я ничего не понял, но смолчал.
Он рассказывал дальше - как встретились Двойник, Смерть и
Пленник; первым был я, второй - Ирина Логиновна, третьим - тот, за кем
меня послали, младенец, спасенный нами от обезумевшей толпы. Эти трое
сошлись - в ту нашу первую, холодную встречу, и Юдке было
предначертано вскоре умереть, но он почему-то не умер.
Он говорил, и многие миры, по которым так заманчиво, так
интересно было бы путешествовать, оборачивались для меня одним-
единственным миром, разделенным Рубежами, а сами Рубежи из волшебных
граней неведомого превращались в ремни и шнурки, то там, то здесь
перетянувшие живое тело, удерживающие в узде гной и яды, но и кровь
удерживающие тоже.
...Сале? Ах да, Сале, наш Проводник! Она была в сговоре с
Рубежными Малахами, она, а не я, получила самый настоящий Большой
Заказ! И она его выполнила: странный ребенок, брат чумака Гриня,
оказался по ту сторону Рубежа, в моем мире, который Юдка почему-то
именует Сосудом.
Чужие игры!
Уже сметены с доски третьестепенные фигуры - мои подельщики,
Хостик и к'Рамоль - и подходит черед второстепенных, то есть наш с
Юдкой черед. Я не спрашиваю, что нас ждет; что-то очень скверное, и я
понимаю этих людей, наших тюремщиков!
- Пан Юдка! Мы с вами хорошо сражались, и вы сполна выполнили
наш... уговор. Нас многое... роднит. И все-таки я не могу не спросить.
Те люди, что пришли тогда на свадьбу... и многие другие, нашедшие
смерть от вашей руки, иногда нескорую, почти всегда - страшную... чем
они провинились перед вами, перед вашим заклятием?


Мой собеседник молчал.
- Эти люди - слабые, иногда трусливые, иногда подлые... но
тем не менее...
- Ах ты, герой, - с непонятным выражением сказал Юдка. -
Странствующий герой!..
Я вспомнил, как он бил Ирину - каблуком по голове. Я
вспомнил, и по моему затекшему телу прошла судорога.
Если бы Ирина не кинулась за Мацапурой в пролом! Это было
невозможно, она же не могла ходить! Она бросилась на четвереньках,
едва ли не ползком. Раньше я думал, что только любовь способна на
такие подвиги. Оказывается, ненависть не менее жертвенна, и даже
скорее наоборот.
И Сале тоже успела уйти. А страшный Мацапура полагает, и не
без основания, что по ту сторону Рубежа ему будет привольнее, чем на
родине... Но все-таки, если бы Ирина осталась здесь, и осталась жива -
моя судьба сложилась бы иначе? Или?..
Над нашими головами загрохотали шаги. В углах притихли мыши,
с потолка посыпался мелкий мусор; свет, пробившийся в щель
приоткрытого люка, показался нестерпимо ярким.
- Живые, Панове? - осведомился молодой, но до хрипа сорванный
голос. - То попрошу, Панове, на добрую палю!
Люди стояли тесно - площадь была невелика, а пространства для
предстоящего действа требовалось немало. Я поначалу и не понял, что
здесь готовят, - два огромных круторогих быка, сложная система упряжи,
скамейка...
Потом стало ясно, что такое "паля". Это длинный заостренный
кол, тупым концом упирающийся в край земляной лунки. И механизм казни
стал понятен как-то сам собой, а в животе сделалось тяжело и холодно,
как будто я по ошибке проглотил покрытый инеем камень.
Что это? Страх смерти? Давно забытое чувство... Вернее, и
вовсе не знакомое; до того, как воззвать к Неведомому, я смерти не
боялся, а уж после - и подавно! Страх такой смерти?
Пожалуй. Я узнал сотника Логина - для него мы были
виновниками гибели его дочери, хотя на самом деле девица Ирина, скорее
всего, жива... Я узнал писарчука Федора - тот стоял между двумя
здоровенными воинами, и все трое были неуловимо похожи друг на друга -
не иначе братья. Писарчук стоял без очков, и от этого мне почему-то
сделалось легче. Парень хоть и пришел посмотреть, как нас насадят на
кол, - но подробностей видеть не желает.
Я узнал еще несколько знакомых лиц - молодые ребята, из
которых госпожа Ирина пыталась в свое время сколотить войско. Мало же
их осталось, ох как мало!..
Взгляд невольно остановился на единственном улыбающемся лице.
Красивая, по-кукольному румяная девушка. И где-то я ее уже видел...
Кажется, это невеста чумака Гриня. Как ее, Оксана? Да. Ей, похоже, нет
дела до готовящейся казни - разглядывает толпу, будто высматривает
кого, будто ждет, что вот-вот объявится ненаглядный женишок!.. А
женишок тем временем перевалился на ту сторону Рубежа, где-то там, в
моем мире, вместе с госпожой Ириной, паном Мацапурой, проводником
Сале...
Да, теперь я точно вспомнил. Это Оксана, это у нее на свадьбе
так славно погуляли Юдка с сердюками.
Я оглянулся на того, с кем придется разделить позорную казнь.
Оглянулся, надо сказать, с омерзением; Юдка на меня не смотрел.
Вперился глазами в толпу, а кого там разглядел, кого увидел - уже не
имело значения.
Обвинительное заключение читать не стали. Ограничились
кратеньким информационным объявлением - мы обрекались смерти как
пособники душегуба Мацапуры-Коложанского, чортовы прихвостни, изуверы,
нехристи и убийцы. Последнее обвинение показалось мне забавным -
потому что я так и не нарушил запрета. Не спустил смерть со своего
клинка, и в этом мне немало помог умелый пан Юдка.
...В тот день Юдка взял на себя роль палача. Ту роль, которую
так долго и верно исполнял мой Хоста, друг, спутник, поделыцик,
оставшийся в снегу на лесной дороге, но так и не нашедший покоя. Чем
Хоста был при мне? Да убийцей же и был, но почему-то я и руку ему
подавал, и ел с ним из одного котелка. А на Юдку мне не хочется
смотреть. Хоть он и брат мне, брат по заклятию, и кому, как не мне,
понимать...
- ...А теперь, любезные, решите меж собой, кого из вас первым
натягивать?
Распоряжался немолодой воин, кажется, его звали Есаул,
кажется, мы с ним встречались там, на лестнице, среди жадного до крови
железа.
Его взгляд был, как прикосновение бича.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 [ 81 ] 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Свержин Владимир - Лицо отмщения
Свержин Владимир
Лицо отмщения


Бажанов Олег - Пришедшие отцы
Бажанов Олег
Пришедшие отцы


Орлов Алекс - Сила главного калибра
Орлов Алекс
Сила главного калибра


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека