Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

pro normannis [служители меча - из хартии Людовика Восьмого о норманнах
(лат.)]. Servientes spathae по мере приближения вульгарной латыни к
современному разговорному языку превратились в sergentes spadae [сержанты
шпаги (лат.)].
Безмолвные аресты были противоположностью крику "Держи его" и указывали
на то, что надлежит соблюдать молчание, покуда не будут выяснены некоторые
обстоятельства.
Они были предупреждением: никаких вопросов!
Когда полиция производила такие аресты, это указывало, что они
производились по государственным соображениям.
К арестам этого рода прилагался правовой термин private, то есть "при
закрытых дверях".
Именно таким образом, по свидетельству некоторых историков, Эдуард III
подверг Мортимера задержанию в постели своей матери Изабеллы Французской.
Впрочем, этот факт отнюдь не бесспорен, ибо есть сведения, что Мортимер
выдержал в своем городе целую осаду, прежде чем его захватили.
Уорик, "делатель королей", охотно пользовался этим способом
"привлечения людей к суду".
Кромвель тоже применял его, особенно в Коннауте: именно так, соблюдая
молчание, был арестован в Кильмеко родственник графа Ормонда -
Трейли-Аркло.
Личное задержание по молчаливому знаку представителя правосудия
являлось скорее вызовом в суд, нежели арестом.
Иногда оно было всего-навсего способом производства дознания, и в самом
молчании, налагаемом на всех присутствующих, проявлялось стремление
оградить в какой-то мере интересы арестованного.
Однако народу, плохо разбиравшемуся в таких тонкостях, эти безмолвные
аресты представлялись особенно страшными.
Не следует забывать, что в 1705 году, и даже значительно позднее,
Англия была не та, что теперь. Весь ее внутренний уклад был крайне
сумбурен и порою чрезвычайно тягостен для населения. В одном из своих
произведений Даниэль Дефо, который на собственном опыте узнал, что такое
позорный столб, характеризует общественный строй Англии словами: "железные
руки закона". Страшен был не только закон, страшен был произвол. Вспомним
хотя бы Стиля, изгнанного из парламента; Локка, прогнанного с кафедры;
Гоббоа и Гиббона, вынужденных спасаться бегством, подвергшихся
преследованиям Чарльза Черчилля, Юма и Пристли; посаженного в Тауэр Джона
Уилкса. Если начать перечислять все жертвы статута seditious libel [о
крамольных пасквилях (англ.)], список окажется длинным. Инквизиция
проникла во все углы Европы; ее приемы сыска стали школой для многих. В
Англии было возможно самое чудовищное посягательство на основные права ее
обитателей; пусть вспомнят хотя бы о "газетчике в панцире". В середине
восемнадцатого века, по приказу Людовика XV, на Пикадилли хватали
неугодных ему писателей. Правда, и Георг III арестовал во Франции в зале
Оперы претендента на престол. Это были две чрезвычайно длинные руки: рука
французского короля дотягивалась до Лондона, а рука английского короля -
до Парижа. Такова была свобода.
Прибавим, что власть охотно прибегала к казням в стенах тюрьмы; к казни
примешивался обман. То был омерзительнейший способ действий, к которому
Англия возвращается в наши дни, являя тем самым всему миру чрезвычайно
странное зрелище: в поисках лучшего эта великая держава избирает худшее и,
стоя перед выбором между прошлым, с одной стороны, и прогрессом, с другой,
- допускает жестокую ошибку, принимая ночь за день.



4. УРСУС ВЫСЛЕЖИВАЕТ ПОЛИЦИЮ
Как мы уже говорили, по суровым законам того времени обращенное к
кому-либо требование следовать за жезлоносцем являлось для всех
присутствующих при этом приказанием не двигаться с места.
Тем не менее кое-кто из любопытных этому требованию не подчинился и
издали сопровождал группу полицейских, уводивших Гуинплена. В числе их был
и Урсус.
В первое мгновение он окаменел, как только может окаменеть человек. Но
столько раз уже приходилось ему сталкиваться со случайностями бродячей
жизни, со всякими неожиданными злоключениями, что, подобно военному судну,
на котором в минуту тревоги вызывается к боевым постам весь экипаж, он
объявил сам себе аврал, призвав на помощь весь свой разум.
Он поспешил сбросить с себя оцепенение и стал размышлять. В беде нельзя
поддаваться панике, беде надо смотреть прямо в лицо; это долг каждого,
если только он не дурак.
Не доискиваться долго смысла события, но действовать. Действовать
немедленно. Урсус задал себе вопрос; "Что делать?"
Теперь, когда Гуинплена увели, перед Урсусом встал трудный выбор: страх



за судьбу Гуинплена гнал его за ним, страх за самого себя подсказывал
решение не трогаться с места.
Урсус обладал отвагой мухи и стойкостью мимозы. Его объял неописуемый
трепет. Однако он героически поборол все колебания и решил, вопреки
закону, пойти за жезлоносцем, - до такой степени он был встревожен тем,
что могло произойти с Гуинпленом. Видно, он очень перепугался, если
проявил такое мужество. На какие только отважные поступки не толкает порою
зайца смертельный страх! Испуганная серна способна перескочить через
пропасть. Полное забвение осторожности - одна из форм страха.
Гуинплена скорее похитили, чем арестовали. Полиция действовала так
быстро, что на ярмарочной площади, еще малолюдной в этот ранний час, арест
Гуинплена прошел незаметно. В балаганах Таринзофилда почти никто и не знал
о том, что жезлоносец приходил за "Человеком, который смеется". Вот почему
кучка людей, сопровождавших шествие, была очень невелика.
Благодаря плащу и войлочной шляпе, закрывавшим все лицо Гуинплена,
кроме глаз, прохожие не узнавали его.
Прежде чем пойти за Гуинпленом, Урсус принял меры предосторожности.
Отозвав в сторону Никлса, Говикема, Фиби и Винос, он строго-настрого
приказал им хранить обо всем полное молчание при Дее, которая так ни о чем
и не подозревала; ни единым словом не проговориться при ней о случившемся
и для того, чтобы она ни о чем не догадалась, объяснить отсутствие
Гуинплена и Урсуса хлопотами по театральным делам; скоро наступит час ее
предобеденного сна, и, прежде чем она проснется, Урсус возвратится вместе
с Гуинпленом, ибо все это сплошное недоразумение, mistake, как говорится в
Англии; им обоим, ему и Гуинплену, без малейшего труда удастся все
разъяснить суду и полиции, они докажут властям их ошибку, и оба вскоре
вернутся домой.
Урсусу удалось следовать за Гуинпленом совсем незаметно, ибо он
старался держаться как можно дальше от него; и все же он умудрился не
потерять его из виду. Смелое подглядывание - храбрость робких.
В конце концов, несмотря на всю торжественность, с которой арестовали
Гуинплена, быть может его вызвали в полицию из-за какого-нибудь
маловажного проступка. Урсус успокаивал себя, что вопрос может быть
разрешен без проволочки.
Кое-что выяснится тут же в зависимости от того, в какую сторону
направится отряд полицейских, когда дойдет до конца Таринзофилда и вступит
в один из переулков Литтл-стренда.
Если он повернет налево, то это значит, что Гуинплена ведут в
Саутворкскую ратушу. В этом случае опасаться чего-либо серьезного не
приходится: какое-нибудь пустячное нарушение городских постановлений;
выговор судьи, два-три шиллинга штрафа. Гуинплена отпустят, и
представление "Побежденного хаоса" состоится в тот же вечер в обычное
время. Никто ничего не заметит.
Если же отряд повернет направо - дело серьезное; в этом направлении
находились грозные места.
Когда жезлоносец, возглавлявший двойную шеренгу полицейских,
конвоировавших Гуинплена, дошел до Литтл-стренда, Урсус, затаив дыхание,
впился в него главами. Бывают моменты, когда все силы человека
сосредоточиваются в его взгляде.
Куда же они повернут?
Отряд повернул направо.
Урсус зашатался от ужаса и прислонился к стене, чтобы не упасть.
Нет ничего лицемернее слов, с которыми в иные минуты человек обращается
к самому себе: "Надо узнать, в чем дело". В глубине души он совсем этого
не желает. В нем говорит один лишь страх. К тревоге присоединяется еще и
смутное опасение сделать какие-либо выводы. Человек сам себе в этом не
сознается, но он уже охотно попятился бы обратно и, ступив шаг вперед, уже
упрекает себя в этом.
Так было и с Урсусом. Он с трепетом подумал: "Дело принимает дурной
оборот. Я всегда успел бы узнать об этом. Зачем я пошел за Гуинпленом?"
Придя к такому заключению, он - ибо всякий человек соткан из
противоречий - ускорил шаг и, преодолевая страх, поспешил нагнать
полицейских, чтобы в лабиринте саутворкских улиц не разорвалась нить,
соединявшая его с Гуинпленом.
Полицейский отряд не мог двигаться быстрее из-за торжественности
шествия.
Шествие открывалось жезлоносцем.
Оно замыкалось судебным приставом.
Все это требовало известной медлительности.
Все величие, какое только способно воплощать в себе должностное лицо,
сказывалось в наружности этого замыкавшего шествие судебного пристава. Его
костюм представлял собой нечто среднее между роскошным одеянием
оксфордского доктора музыки и скромным черным платьем кембриджского
доктора богословия. Из-под длинного годберга, то есть мантии, подбитой
мехом норвежского зайца, выглядывал камзол дворянина. Внешность у этого


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 [ 81 ] 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Белогорский Евгений - Во славу Отечества!
Белогорский Евгений
Во славу Отечества!


Сертаков Виталий - Кузнец из преисподней
Сертаков Виталий
Кузнец из преисподней


Шилова Юлия - Запасная жена
Шилова Юлия
Запасная жена


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека