Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

расположением.
- Но и не страдала от вашей жестокости.
- Еще бы, и сам Нерон не стал бы мучить существо, скромное как тень.
Я улыбнулась; но подавила стон. Ах, только бы он оставил меня в покое,
перестал говорить обо мне. Я не желала слышать этих эпитетов, этих
характеристик. Я оставляла на его совести "тихоню Люси Сноу" и "скромную
тень"; я не оскорбилась, я только ужасно устала; его слова давили меня
свинцовой холодностью; не смеет он так меня обременять. К счастью, скоро он
переменил разговор.
- А в каких отношениях были мы с "Полли"? Если память мне не изменяет,
мы не враждовали...
- Вы выражаетесь слишком туманно. Не думаете ли вы, что у "Полли" такая
же слабая память?
- О, к чему теперь толковать про "Полли"; скажите лучше - мисс де
Бассомпьер; и уж, конечно, сия важная особа не помнит Бреттон. Взгляните в
эти глазищи, Люси: могут ли они прочесть хоть слово на странице памяти?
Неужто их заставлял я глядеть в букварь? Она и не подозревает, что я учил ее
чтенью.
- По Библии воскресными вечерами?
- Теперь у ней безмятежный, тонкий, милый профиль, а тогда какое у нее
бывало беспокойное, встревоженное личико? Что за блажь - детская
привязанность! Верите ли? эта дама была в меня влюблена!
- Да, она была к вам привязана, - отвечала я сдержанно.
- О, так вы, значит, помните? Я и сам забыл, но теперь вспомнил. Я
больше всего в Бреттоне ей нравился.
- Так вам казалось.
- Я прекрасно все помню. Мне бы хотелось рассказать ей об этом; или
лучше бы кто-нибудь, хоть вы, например, нашептывал все это ей на ушко, а я
бы следил - вот с этого самого места - за выражением ее лица. Послушайте,
Люси, не согласитесь ли вы разодолжить меня по гроб жизни?
- Разодолжить вас по гроб жизни? Нет, не могу. - Я крепко сжала
дрожащие пальцы и вдруг осмелела. Я вовсе не собиралась доставлять доктору
Джону такое удовольствие. Я уже не без торжества поняла, как ошибается он на
мой счет. Он всегда отводил мне роль, мне несвойственную. Сама природа моя
ему воспротивилась. Он не подозревал моих чувств; он не умел читать в моих
глазах, лице, жестах, хотя, уж верно, они были красноречивы. Просительно
склонившись ко мне, он вкрадчиво проговорил: "Ну, я прошу вас, Люси".
Еще немного, и я просветила бы его, я научила бы его не ждать от меня
вперед услуг расторопной субретки из любовной драмы; но тут, почти
одновременно с его нежным, настойчивым, умоляющим "Ну, прошу вас, Люси!"
другого моего уха коснулся резкий шепот.
- Ptite chatte, doucerette, coquette, - зашипел подкравшийся
боа-констриктор. - Vous avez l'air bien triste, soumis, reveur, mais vous ne
l'etes pas: c'est moi qui vous le dis: sauvage. La flamme a l'ame, l'eclair
aux yuex!*
______________
* Кошечка, кокетка, вид задумчивый, печальный, но вы вовсе не такая,
нет уж, я вам говорю, душа горит и взор сверкает!
- Oui, j'ai la flamme a l'ame, et je dois l'avoir!* - отвечала я и
обернулась в совершенной ярости, но профессор Эманюель, прошипев свою
дерзость, был таков.
______________
* Да, у меня горит душа, и должна гореть! (фр.)
Всего хуже то, что доктор Бреттон, обладавший, как я сказала, тонким и
острым слухом, расслышал каждое слово этой тирады; он прижал к лицу платок и
затрясся от смеха.
- Грандиозно, Люси, - восклицал он, - бесподобно! Petite chatte, petite
coquette!* Ох, надо рассказать маме! А это правда, Люси, хотя бы отчасти?
Думаю, правда: вы красны, как платье мисс Фэншо. Позвольте - теперь я вижу:
ведь он же еще так свирепо обошелся с вами в концерте: ну да, он самый, и
сейчас он в бешенстве оттого, что видит, как я смеюсь. О, надо его
подразнить.
______________
* Кошечка, кокетка! (фр.)
И Грэм, уступая своей любви к озорству, хохотал, острил и шептал, пока
я не выдержала и на глаза не навернулись слезы.
Вдруг он пришел в себя; около мисс де Бассомпьер освободилось место;
толпа, ее окружавшая, несколько поредела. Его взгляд, бдительный, даже в
смехе, тотчас все подметил; он встал, собрался с духом, пересек комнату и
воспользовался случаем. Доктор Джон во всю свою жизнь был счастлив - и
удачлив. А отчего? Оттого, что зоркие глаза его высматривали благоприятную
возможность, оттого, что сердце в нужную минуту побуждало его к действию и у



него были крепкие нервы. Его ничем было не сбить с пути; не мешали ни
восторги, ни слабости. Как хорош был он в ту минуту! Вот Полина подняла
голову, и взор ее тотчас встретился с его взором - взволнованным, но
скромным; вот он заговорил с нею, и лицо его залилось краской. Он стоял
перед нею, отважный и робкий, смиренный и ненавязчивый, но полный решимости
и поглощенный единой целью. Я поняла это тотчас и не стала смотреть дальше -
если б мне и хотелось смотреть, то просто времени не оставалось; уж было
поздно; мы с Джиневрой собрались на улицу Фоссет. Я поднялась и распрощалась
с крестной и с мосье де Бассомпьером.
То ли профессор Эманюель заметил, что я не поощряла веселости доктора
Бреттона, то ли догадался, что мне горько и что вообще для легкомысленной
мадемуазель Люси, охотницы до развлечений, вечер оказался не таким уж
праздником, но когда я покидала залу, он встал и спросил, провожает ли меня
кто-нибудь до улицы Фоссет. Теперь-то профессор говорил вежливо и даже
почтительно и смотрел виновато; но я не могла сразу поверить его любезности
и, не задумываясь, принять его раскаянье. Никогда прежде не случалось мне
серьезно обижаться на его дерзости или леденеть от его горячности; нынешняя
выходка его показалась мне непростительной. Я решила показать, что очень им
недовольна, и произнесла только: "Меня проводят".
Нас с Джиневрой, и точно, отвозили домой в карете; и я прошла мимо
него, поклонившись бочком, как обыкновенно кланялись ему воспитанницы,
выходя на эстраду.
Я вышла в прихожую за накидкой. Мосье Эманюель, кажется, меня поджидал.
Он заметил, что погода прекрасная.
- Да? - сказала я, сама довольная сухостью и холодностью своего тона.
Мне так редко удается оставаться спокойной и холодной, когда мне горько и
досадно, что в ту минуту я почти гордилась собой. Это "да?" прозвучало у
меня именно так, как его произносят иные. Сколько раз слышала я, как это
словцо, жеманное, кургузое, сухое, слетает с поджатых коралловых уст
холодных, самонадеянных мисс и мадемуазелей. Я знала, что мосье Поль долго
не вынесет подобного диалога; но он, конечно, заслужил мою сухость.
Наверное, он и сам так думал, ибо покорно проглотил пилюлю. Он посмотрел на
мою накидку и заметил, что она слишком легка. Я решительно отвечала, что она
вполне соответствует моим требованьям. Немного отступив, я прислонилась к
перилам лестницы, закуталась в накидку и принялась разглядывать мрачную
религиозную живопись, темневшую на стене.
Джиневра все не шла; я досадовала, что она мешкает. Мосье Поль не
уходил; я ожидала, что он вот-вот рассердится. Он приблизился. "Сейчас опять
зашипит!" - подумала я; я бы просто зажала уши, если бы не боялась
показаться чересчур невежливой. Ожидания наши никогда не сбываются: ждешь
шепота и воркованья, а слышишь мучительный вопль; ждешь пронзительного крика
- к тебе обратятся тихим, приветливым, добрым голосом. Мосье Поль заговорил
мягко: "Друзья, - сказал он, - не ссорятся из-за пустяков. Скажите, кто из
нас - я или ce grand fat d'Anglais* (так скромно означил он доктора
Бреттона) - виноват в том, что еще теперь у вас мокрые глаза и горят щеки?"
______________
* Верзила, английский фат (фр.).
- Не думаю, мосье, чтобы из-за вас или кого бы то ни было другого со
мной могло произойти нечто подобное, - отвечала я, и я опять превзошла себя,
намеренно и холодно солгав.
- Ну что я такого сказал? - продолжал он. - Скажите мне; я вспылил; я
все позабыл - напомните мне мои слова.
- Нет уж, лучше их забыть! - сказала я, по-прежнему спокойно и холодно.
- Значит, все-таки мои слова вас ранили? Забудьте их; с вашего
позволения, я беру их обратно; примите мои извинения.
- Я не сержусь, мосье.
- Тогда еще хуже - вы огорчены. Простите мне мои слова, мисс Люси.
- Я вас прощаю, мосье Эманюель.
- Нет, скажите обычным вашим, а не этим чужим тоном - "Mon ami, je vous
pardonne"*.
______________
* Друг мой, я вам прощаю (фр.).
Я не могла сдержать улыбки. Кто бы не улыбнулся при виде этой печали,
этого простодушия, этой серьезности?
- Bon! - вскричал он. - Voila que le jour va poindre! Dites donc - "mon
ami"*.
______________
* Ну вот, наконец-то! Скажите же "мой друг" (фр.).
- Monsieur Paul, je vous pardonne*.
______________
* Мосье Поль, я вам прощаю (фр.).


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 [ 81 ] 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Верещагин Олег - Воля павших
Верещагин Олег
Воля павших


Лукин Евгений - Благие намерения
Лукин Евгений
Благие намерения


Сертаков Виталий - Братство креста
Сертаков Виталий
Братство креста


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека