Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
-- Кто допустил вашего психиатра к материалам следствия?
-- Я. Он случайно зашел к нам, и оказалось, что мы знакомы.
-- Я подам на вас рапорт.-- И Иенсен положил трубку. -- "Абсолютно
уверен". "Очень, очень много общего", -- повторил Иенсен себе самому.
Потом он прошел в туалет, налил воды в стакан, всыпал туда три ложечки
соды, размешал авторучкой и выпил.
Достал из кармана универсальный ключ. Ключ был длинный, плоский, и
бородка какой-то странной формы. Иенсен подержал его на ладони и мельком
взглянул на часы.
Было двадцать минут четвертого, и среда все еще не кончилась.

X
Из вестибюля Иенсен пошел налево, сел в патерностер и поехал вниз.
Непрерывная цепь кабин двигалась медленно, с лязгом и скрежетом, а Иенсен
тем временем старался увидеть по дороге все, что можно увидеть из кабины.
Сперва проплыл мимо огромный зал, где электрокары сновали по узким проходам
между штабелями увязанных в пачку свежих журналов, ниже -- люди в
комбинезонах развозили на тележках отливные формы и оглушительно грохотали
ротационные машины. Еще ниже -- душевые, туалеты, раздевалки со скамейками и
длинными рядами металлических зеленых шкафчиков. На скамейках сидели люди:
отдыхали, наверно, или у них кончилась смена. Многие вяло перелистывали
пестрые страницы свежих журналов -- только-только из-под пресса
скоропечатной машины. Но тут путешествие закончилось, и Иенсен очутился в
бумажном складе. В складе царила тишина, не полная, конечно, ибо звуки и
шумы, пронизывающие огромное здание, доносились и сюда биением мощного
пульса.
Иенсен немного проплутал в потемках среди пухлых тюков и поставленных
стоймя бумажных рулонов. Единственный человек, который встретился ему, был
щуплый паренек в белом халате. Паренек испуганно воззрился на Иенсена, зажав
в кулаке горящую сигарету.
Иенсен выбрался из склада и поехал наверх. На уровне первого этажа у
него объявился попутчик -- мужчина средних лет в сером костюме. Мужчина
вошел в ту же кабину и поднялся вместе с ним до десятого этажа, где надо
было пересаживаться на другой лифт. Всю дорогу он молчал и даже не глядел в
сторону Иенсена. После пересадки на десятом этаже Иенсен заметил, что серый
костюм прыгнул в следующую кабину патерностера.
На двадцатом этаже Иенсен пересел в третий лифт, и через четыре минуты
лифт поднял его на самый верх.
Иенсен очутился в узком бетонированном коридоре без окон, без ковров на
полу. Коридор описывал правильный четырехугольник вокруг скопления лестниц и
лифтовых механизмов, а по внешней стороне его шли белые двери. Слева от
каждой двери была укреплена металлическая табличка с одним, двумя, тремя или
четырьмя именами. Освещался коридор мертвенно-синим светом люминесцентных
ламп, укрепленных на потолке,
Из табличек явствовало, что Иенсен попал в отдел массовых изданий. Он
спустился на пять этажей, перед ним по-прежнему был отдел массовых изданий.
Коридоры были почти безлюдны, но из-за дверей доносились голоса и стук
пишущих машинок. На каждом этаже висели доски объявлений преимущественно с
сообщениями и приказами по издательству. Еще там были часы с боем и
контрольные часы для ночных вахтеров и специальное устройство на потолке,
чтобы автоматически выключать свет.
На двадцать четвертом этаже помещались четыре разные редакции. Иенсен
узнал названия журналов и припомнил, что все они довольно просты по
оформлению и содержат главным образом рассказы с цветными иллюстрациями.
Иенсен не спеша шел вниз. На каждом этаже он проходил четыре коридора:
два -- подлинней, два -- покороче, словом, четыре стороны прямоугольника. И
здесь были такие же белые двери и такие же голые стены. Если не считать
разных имен на табличках, верхние семь этажей почти ничем не отличались друг
от друга. Все было вычищено, вылизано, нигде ни малейших следов беспорядка,
всюду безукоризненная чистота. Из-за дверей доносились голоса, телефонные
звонки да изредка стук пишущих машинок.
Иенсен остановился возле доски объявлений и прочел: "Не позволяй себе
пренебрежительных высказываний о самом издательстве uли его журналax.
Запрещается прикреплять картинки uлu предметы подобного рода на
наружной стороне дверей.
Будь всегда и всюду представителем своего издательства! Даже в
нерабочее время. Помни, что тебе как представителю подобает обдуманность,
достоинство и чувство ответственности.
Пренебрегай необоснованной критикой. Помни, что "уход от
действительности" и "лживость" суть синонимы "поэзии" и "воображения".
Ни на мгновение не забывай, что ты являешься представителем своего
издательства и своего журнала. Даже в нерабочее время!
Самые "правдивые" репортажи не всегда самые хорошие. Правда -- это
такой товар, который требует от современной журналистики крайне осторожного



обращения. Не думай, что все любят ее так же, как ты.
Твоя задача -- развлекать нашего читателя, пробуждать в нем полет
мечты. В твою задачу не входит шокировать, будоражить, беспокоить, а также
"открывать ему глаза" и "воспитывать".
Висели на доске и другие инструкции примерно такого же вида и
содержания. Большинство из них было подписано руководством издательства,
дирекцией концерна и лишь некоторые -- лично издателем. Иенсен прочел все,
потом отправился вниз.
Чем ниже, тем, судя по всему, крупнее и элегантнее становились журналы.
И обстановка менялась: здесь вдоль коридоров лежали светлые ковры, стояли
кресла из металлических трубок и хромированные пепельницы.
Чем ближе к восемнадцатому этажу, тем заметнее возрастала эта холодная
элегантность, чтобы с восемнадцатого опять пойти на убыль. Дирекция занимала
четыре этажа, ниже помещался административный отдел, отдел подписки,
доставки и тому подобное. Тут снова пошли голые коридоры, громче стал
перестук машинок, и все тот же холодный, белый, режущий свет.
Комиссар Иенсен проходил этаж за этажом. Когда он добрался до
вестибюля, часы показывали уже без малого пять. Всю дорогу вниз он проделал
пешком и потому испытывал некоторую усталость в икрах и коленях.
Минуты через две по лестнице спустился мужчина в сером костюме. Иенсен
ни разу не видел его с тех пор, как час тому назад они расстались у лифта на
десятом этаже. Человек вошел в будку охранника перед главным входом. Через
стеклянную стену видно было, как он сказал что-то охраннику в форме. После
этого человек вытер пот со лба и скользнул по вестибюлю беглым равнодушным
взглядом.
Часы пробили пять, и точно через минуту открылись двери перегруженного
автоматического лифта, который первым спустился вниз.
Людской поток не иссякал примерно с полчаса, потом начал редеть.
Комиссар Иенсен стоял, заложив руки за спину, задумчиво покачивался на
носках и глядел, как люди спешат к дверям. За дверями они рассыпались в
разные стороны к своим автомобилям и исчезали в них, робкие и какие-то
сутулые.
Без четверти шесть вестибюль совершенно опустел. Застыли лифты. Люди в
белой форме заперли входные двери и тоже ушли. Только человек в сером
костюме будто присох за стеклянной перегородкой. На дворе почти стемнело.
Комиссар Иенсен вошел в алюминиевую кабину одного из лифтов и нажал
верхнюю кнопку на распределительном щите. Молниеносно, словно подхваченный
вихрем, долетел лифт до восемнадцатого этажа, створки дверей разъехались,
потом сомкнулись, и лифт понесся дальше.
Коридоры, где помещались редакции массовых изданий, были освещены ярко,
как днем, но звуки за дверями смолкли. Иенсен постоял тихо, прислушиваясь, и
секунд через тридцать услышал, как где-то поблизости, примерно этажом ниже,
остановился другой лифт. Иенсен подождал, что будет дальше, но шагов не
услышал. И вообще ничего не услышал, хотя тишина почему-то не казалась
полной. Лишь приложив ухо к бетонированной стене, он уловил пульсирующий
стук отдаленных машин. Через некоторое время стук этот стал более внятным,
назойливым и несносным, как смутное ощущение боли.
Иенсен выпрямился и проследовал по коридору. На всем пути его
сопровождал стук. Там, где лестницы обрывались, были две стальные двери,
крытые белым лаком. Одна -- побольше, другая -- поменьше, и обе без ручек.
Он достал из кармана ключ с диковинной бородкой, попробовал сперва открыть
первую, ту, что поменьше, но ключ не подошел. Зато вторая открылась сразу, и
Иенсен увидел перед собой узкую крутую лестницу, тоже бетонную. Лестница
скупо освещалась двумя небольшими матовыми плафонами. Иенсен поднялся по
этой лестнице, открыл еще какую-то дверь и очутился на крыше.
Уже совсем стемнело, задувал холодный и неприветливый ветер. По краю
плоской крыши шла кирпичная балюстрада высотой около метра. Глубоко внизу
лежал город, испещренный миллионами холодных белых огоньков. В центре крыши
стоял десяток невысоких дымовых труб. Из двух валил дым, и, несмотря на
ветер, воздух здесь был едкий, тяжелый и удушливый.
Когда он открыл верхнюю, чердачную дверь, ему показалось, будто кто-то
в это же мгновение закрыл нижнюю, но, когда он вернулся на тридцатый этаж,
там было пустынно, безлюдно и тихо. Еще раз он попытался отпереть ту дверь,
что поменьше, но дверь упрямо не поддавалась. Скорей всего, это была дверь в
какое-нибудь машинное отделение, какую-нибудь диспетчерскую лифтов или
электрораспределитель.
Он еще раз обошел замкнутый четырехугольник коридоров, по
профессиональной привычке неслышно и осторожно ступая на своих резиновых
подметках. В дальнем коротком коридоре остановился, напряг слух, и тут ему
почудились шаги где-то поблизости. Впрочем, звук шагов тотчас смолк и на
поверку мог оказаться эхом.
Иенсен опять достал из кармана ключ, отпер ближайшую дверь и оказался в
помещении какой-то редакции. Комната по своим размерам незначительно
превосходила арестантские камеры в подвале шестнадцатого участка, стены и
потолок в ней были голые, выбеленные, а пол -- светло-серый. Меблировка


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 [ 9 ] 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Соломатина Татьяна - Приемный покой
Соломатина Татьяна
Приемный покой


Шилова Юлия - Мужчинам не понять, или Танцующая в одиночестве
Шилова Юлия
Мужчинам не понять, или Танцующая в одиночестве


Сертаков Виталий - Дети сумерек
Сертаков Виталий
Дети сумерек


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека