Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

следовать за собой. Они вышли из шатра. Коксу-Сабрак провел его в пустую
юрту, сипло спросил:
- Ну, что у тебя?
- Нойоны сдавали курень за куренем. Пришлось бежать.
- Эх, ты...- Коксу-Сабрак сел, подпер руками голову.
- А что я? Не надо было уводить воинов.
- Не надо было...- печально согласился Коксу-Сабрак.- Да что
сделаешь... Эх... Подвел нас великий хан.
В юрту вошел Буюрук.
- Эрхе-Хара опять выгнали,- сказал ему Коксу-Сабрак.- И меркитов побил
Тэмуджин. Этот маленький хан становится опасным.
- Плохо. Все плохо...
Буюрук ходил по юрте, подергивая крутыми плечами, взмахом головы
отбрасывал распущенные волосы, но они тут же наползали на лицо.
Коксу-Сабрак тоже поднялся, заложил руки за горбатую спину, поворачивал
голову вслед Буюруку - узкая, похожая на хвост жеребенка, борода елозила
по немощной груди.
- Все плохо,- повторил Буюрук.- Отец еще не испустил последнего
вздоха, а брат уже примеряет ханскую шапку.
- Пропадет государство,- вздохнул Коксу-Сабрак.- Не по его голове
ханская шапка. Без стыда липнет к отцовской наложнице у его смертного
ложа. Как может править народом человек, не умеющий управлять собой?
- Она, распутная, ему голову заморочила!- крикнул Буюрук, косоротясь.-
Властвовать хочет!
У юрты, послышалось Эрхе-Хара, прошумели и стихли легкие шаги. Он
встревожился. Неизвестно, чем кончится ссора братьев. Ему лучше держаться
подальше от того и другого...
- Я пойду,- сказал он.
- Погоди,- остановил его Буюрук.- Может быть, нам позвать сюда брата и
все ему высказать? Неужели он не одумается?
- Я уже говорил с ним.- Коксу-Сабрак безнадежно махнул рукой.- Не
слушает.
- Надо прикончить змею тангутку. Велю ее задушить! Тогда некому будет
нашептывать...
Полог юрты откинулся. В нее вошли Гурбесу и Кучулук. Остановились у
порога. В тени от накидки горящими углями мерцали глаза Гурбесу. Сын
Таян-хана нагнул голову, сжал костяную рукоять ножа. У Эрхе-Хара вспотели
ладони - худы его дела, ох, и худы!
- Ты очень громко говоришь, Буюрук,- усмехнулась Гурбесу.- Мы все
слышали.
- А почему я должен говорить тихо? Я дома, и мне нечего опасаться.
Бойся ты, тангутское отродье, привезенная в мешке!
- Завидуешь брату? Хочешь убить меня, а потом и до него добраться?
Кучулук, они собираются извести твоего отца.
- Заговорщики!- ломким голосом крикнул Кучулук, его лицо с мягким
пушком на щеках залила краска.- Мой отец прикажет казнить вас!
- Ну, змея...- удивился Буюрук.- Успела отравить и этого.
- Поди-ка сюда, сынок,- позвал Кучулука Коксу-Сабрак.- Послушай меня,
старого человека.
- Я не желаю слушать шептунов!- Кучулук выскочил из юрты.
За ним неторопливо вышла Гурбесу. Все подавленно молчали. Коксу-Сабрак
сокрушенно качал головой.
- Что теперь делать?- спросил Буюрук.
- Уносить ноги.
- Таян-хан не посмеет поднять на нас руку.
- Э-э, Буюрук... Ты спроси у Эрхе-Хара, что способен сделать человек с
единокровными братьями, если заподозрит, что они покушаются на его власть
и на жизнь любимой им женщины. Собирайтесь, пока не поздно. Многие нойоны
пойдут с нами...
Они скрытно покинули ханский курень. По дороге к ним пристали нойоны с
воинами. Таян-хан послал погоню. Но нукеры Инанча-хана, чтившие
Коксу-Сабрака, тоже присоединились к нему. Тогда Таян-хан выступил сам. Но
он опоздал. К этому времени под рукой Буюрука и Коксу-Сабрака оказалось
достаточно воинов, чтобы противостоять Таян-хану.
Два войска остановились друг перед другом. В небе над ними кружились
стервятники. Они хорошо знали, что если в степи собирается много всадников
и они идут друг на друга, быть богатому пиршеству. Но Таян-хан не решался
нападать на младшего брата и прославленного Коксу-Сабрака. Чего-то
выжидал. Буюрук и Коксу-Сабрак вызвали его на переговоры. Съехались между
рядами воинов. Таян-хана сопровождали Кучулук и Гурбесу. Она красовалась в
золоченых латах и шлеме с пышным султаном. Глянув на нее, Буюрук побледнел
от ненависти.
- Что же вы делаете, брат мой Буюрук и ты, Коксу-Сабрак, любимый воин
моего отца?- с обидой и недоумением спросил Таян-хан.- Чем я вас
прогневил? Почему ощетинились оружием, будто перед врагом? Возвращайтесь,



и я все вам прощу.
- Мы возвратимся,- сказал Буюрук,-- если ты здесь, сейчас снесешь
голову этой распутнице.
- Что она такого сделала, чтобы сносить ей голову? Ты не в своем уме,
Буюрук!
- Я-то в своем уме... А вот о тебе этого не скажешь! Сластолюбивая
тангутка оседлала тебя, сделала своим рабом. Ты опозорил наш род!
- Ты лжешь, Буюрук! Черная зависть лишила тебя разума!
Коксу-Сабрак поднял руку.
- Сыновья великого Инанча-хана! Вы сегодня ни о чем не договоритесь.
Но именем вашего отца заклинаю: не решайте спор оружием, не затевайте
братоубийственную войну. Поворачивай, Таян-хан, назад. Оставь нас.
До вечера воины так и стояли друг перед другом. А ночью Таян-хан тихо
снялся и ушел.
Государство найманское раскололось надвое. Но тогда мало кто знал, что
этот день станет началом гибели ханства, что людям, так легко решившим
судьбу наследия Инанча-хана, жить осталось не очень долго.
VI
За годы затишья Джамуха-сэчен свел дружбу с нойонами многих племен. Его
большая юрта всегда была полна гостей. Состязались в острословии улигэрчи,
звенели хуры... Это была жизнь, которую он любил, которую отстаивал, и ему
казалось, что в степь вернулись старые времена, воспетые в сказаниях, а
его анда Тэмуджин со своими властолюбивыми устремлениями иссохнет сам по
себе, как болячка, вскочившая на здоровом, но ослабленном временной
болезнью теле. Будущее сулило Джамухе добро, и он жил светло и открыто.
И вдруг началось... Найманы прогнали Ван-хана. Тэмуджин разбил меркитов
и прогнал Эрхе-Хара. Умер Инанча-хан, и поссорились его сыновья. Едва
дошла до Джамухи эта весть, как за ней новая: Тэмуджин и Ван-хан пошли на
Буюрука. Ринулись, словно коршуны на раненого детеныша сайги. Если они
разобьют Буюрука, Тэмуджин вспомнит об ущелье Дзеренов и направит коней на
его улус.
В юрте умолкли голоса улигэрчей и звуки хуров и веселящий смех женщин.
Притихли друзья нойоны. Трезвые и озабоченные, они судили-рядили о будущем.
Только худоумный не мог бы предвидеть, что будет со всеми ими, если
Ван-хан и Тэмуджин обессилят распавшийся улус найманов,- как деревья над
травой, как сопки над равниной, возвысятся ханы над вольными племенами в
самом сердце великой степи. Но, согласные в этом, нойоны, как и в недавние
смутные времена, не желали искать совместного пути спасения. Одни
подумывали откочевать к Тохто-беки, другие - к Таян-хану. Лишь немногие
робко заикнулись, что надо бы, пока Тэмуджин в походе, напасть на его
курени, захватить людей и скот. Джамуха молчал. В душе он презирал тех,
кто надумал спрятаться за спину Тохто-беки и Таян-хана. Не хотел
поддерживать и тех, кто желал показать свою доблесть в захвате беззащитных
куреней анды. Захватить их легко, но удержать за собой... Возвратятся из
похода Ван-хан и Тэмуджин - всем голову снимут. И возвысятся еще больше.
Нет, тут нужно что-то иное.
Но как ни мучил себя Джамуха, ничего придумать не мог. Слишком давно он
не видел ни анду, ни хана-отца, слишком мало знал, что на уме у того и у
другого. И он принял решение, которое нойоны сочли за шутку:
- Я тоже пойду на Буюрука. Помогу хану-отцу и своему анде.
Ему было опасно появляться в стане Тэмуджина. Но он рассудил, что анде
сейчас выгодно будет не вспоминать старое, кроме того, Ван-хан вряд ли
захочет поддержать прежние распри. Ван-хана всегда огорчала эта вражда...
Во всем остальном он полагался на волю неба, на свою умудренность, на
свое умение вдвигать клинья в трещины, разъединяющие людей.
Собрав воинов, Джамуха-сэчен устремился навстречу своей судьбе.
Буюрук со своим войском перевалил через Алтайские горы, двинулся вниз
по реке Ургуну. Тэмуджин и Ван-хан преследовали его по пятам. А за ними
шел Джамуха.
За горами Алтая, покрытыми тенистыми лесами, лежала широкая равнина.
Вся земля была усыпана острым щебнем, кое-где торчали кустики чахлой
травы, и равнина была похожа на грязно-черный всклоченный войлок. Часто
попадались овраги, промытые дождевыми потоками. Иногда гладь равнины,
утомительно однообразную, чуть оживляли пологие увалы, в низинах дольше
сохранялась влага, и там торчали саксаульные кусты-уродцы, зеленели листья
ревеня и перья лука.
Течение реки Ургуну за тысячелетия глубоко врезалось в пустыню, берега
падали крутыми скатами или головокружительными обрывами. Внизу, у воды,
узкой полоской тянулись заросли смородины, шиповника, высились серебристые
тополя, темнели корявые стволы осокорей, зеленели лужайки. Джамуха,
оставив на берегах дозоры, повел воинов возле воды. Воздух тут был
затхлый, застойный, как в наглухо закрытой юрте. Над всадниками звенели
надоедливые оводы, из-под копыт, пугая коней треском крыльев, взлетали


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 [ 9 ] 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Мичурин Артем - Еда и патроны
Мичурин Артем
Еда и патроны


Елманов Валерий - Последний Рюрикович
Елманов Валерий
Последний Рюрикович


Роллинс Джеймс - Амазония
Роллинс Джеймс
Амазония


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека