Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

боевому порядку большую устойчивость и послужила щитом для отражения
внезапных ударов. После короткого сопротивления город пал, подобно
десяткам иных городов, стоявших на пути сына бога Аммона. Дорога на
Вавилон открылась. Он сдался нам без единого выстрела - сказочный город, о
котором я так много слышал у себя на родине, великая столица, где около
двухсот лет назад служил наемником брат лесбосского поэта Алкея. Того
самого, который когда-то безответно любил красавицу Сафо. Ему, своему
родичу, посвятил Алкей стихи такого содержания:
"Из далеких стран ты принес домой меч с рукоятью слоновой кости,
оправленной золотом. Значит, ты храбро, с эллинской доблестью, служил
вавилонянам. Ты бился насмерть в единоборстве и сразил царского
телохранителя ростом чуть ли не в пять локтей".
Если эллины служили когда-то вавилонянам, то сейчас вавилоняне служат
эллинам, - таковы пути божеского промысла.
Здесь Александр торжественно принял титул "Царя Вавилона и четырех
частей света", повел нас дальше на юго-восток и захватил одну за другой
еще две столицы персов - Сузы и Персеполис. Так как мы добрались до гнезда
проклятых иранских царей, то Александр предал Персеполис огню и мечу,
разрушил дворцы и храмы, истребил священнослужителей, сжег древние книги
зороастрийцев. Воинам досталась богатая добыча.
В Персеполисе мы отдыхали четыре месяца. Тут стало известно, что
Дарейос Кодоман бежал после битвы при Гавгамелах в город Экбатану, столицу
народа мадай. Усилив войско пополнением из Пеллы и отрядами, составленными
из жителей покоренных областей, Александр двинулся весной на Экбатану.
Конница покрыла за пятнадцать дней почти шесть тысяч стадиев и
стремительным налетом захватила город. Последние сокровища Кодомана
перешли в руки Александра. Дарейос бежал на восток, в Гиркан [Гиркан -
страна к юго-востоку от Каспийского моря, по названию которой это море
было известно в древности также как Гирканское; в тех же местах, в Иране,
до сих пор существуют город и река Горган]. Сейчас мы преследуем его.
Войско разделилось на три части и вступило в страну по трем дорогам. Я
нахожусь в передовом отряде. Вчера миновали теснину Гирканских Ворот.
Впереди-город Рега, где укрывается Кодоман.
Уж теперь-то он от нас не уйдет!.."


КОНЕЦ ДАРИЯ КОДОМАНА
Ты помнишь повесть, как погиб Дара,
Лишился трона, славы и добра?
Мечами приближенных поражен,
Пал, благородной кровью обагрен.
Джами, "Книга мудрости Искандера"
Варахран стащил с натруженного плеча ковровую сумку, положил
ее-вернее, уронил, и сам тут же повалился на траву. Руки и ноги Варахрана
ныли от утомления, словно он с утра до темноты носил на себе тяжелый
камень. От голода кружилась голова. Язык без воды стал шершавым, будто его
посыпали крупным песком. Беглец немного отдышался и пополз к огромной
луже, блестевшей на дне озера.
Глина вокруг лужи высохла и растрескалась; края серых твердых
пластинок загибались кверху и царапали кожу ладоней. Варахран наклонился
над водой и отпрянул назад - так испугало его собственное отражение.
Неужели грязное, оборванное существо с тощим, бородатым, черным от загара
лицом - это он, Варахран? Даже в Реге, проклятой Реге, да не останется от
нее камня на камне, Варахран выглядел куда лучше.
Вспомнив о Реге, путник побледнел, точнее - стал желтым, словно лицо
его было вырезано из куска сыра. Беглец поднял голову и осмотрелся.
Слева от Варахрана, к северу, громоздились одна за другой гряды
бесплодных красноватых гор. Чем дальше, тем выше становились хребты, круче
вздымались их вершины. В широких извилистых оврагах, спускающихся сверху и
выходящих устьями на равнину, застывшими волнами лежал песок. Справа
расстилалась пустыня. Весна была ни исходе. Отцвели и засохли на дюнах
алые тюльпаны; траву, еще недавно такую густую и сочную, как бы прохватила
ржавчина. Пройдет еще месяц, и от весенних красок не останется и следа;
только мясистые листья густо разросшейся ядовитой триходесмы сохранят свой
темно-зеленый цвет.
Тишину, висевшую над горами и пустыней, не нарушали ни крики
пастухов, ни лай собак, ни даже клекот орла. Убедившись, что ему никто не
угрожает, беглец припал темными, запекшимися губами к теплой воде. Он пил
долго и жадно и оторвался от лужи лишь тогда, когда живот его распух, а к
горлу подступила тошнота. Варахран кое-как встал, добрел до сумки и съел,
медленно двигая челюстями и тяжко вздыхая, кусок плоского черствого хлеба.
Потом, подобрав сумку, забился в расселину, вымытую дождями, и тотчас же



погрузился в мутный сон.
Очнулся Варахран три часа спустя и не по своей воле. Его разбудил
странный звук, доносившийся неведомо откуда. Варахран сжался в комок и
замер в своем убежище. Звук нарастал, и чем громче он становился, тем
сильнее прижимался беглец к сухой глинистой стене расселины. Но постепенно
испуг сменился изумлением.
За безжизненными холмами, которых, казалось, даже звери избегали
из-за их неприветливого вида, кто-то весело горланил песню. Она была
несложной:
Горшок измучила тоска,
Разбился он на три куска.
Исправим - ерунда!
Но если срубят голову,
То не приставят новую.
Вот это уж беда...
- Не дух ли пустыни там тешит свое черное сердце? - пробормотал
беглец посеревшими губами.
Неизвестность томила его больше страха; осторожно, как волк,
подкрадывающийся к стаду овец, он выбрался из расселины, припал к огромной
глыбе лесса, оторванной весенним потоком от стены оврага, и высунул
голову.
Из-за холма, поросшего чахлой солянкой, выехала толпа всадников.
Удивительное зрелище представляли неведомые путники. Лица их осунулись и
потемнели. Посерели от пыли головные повязки, войлочные шапки и медные
шлемы. Из дыр и щелей рассеченных мечами и разодранными копьями золоченых
панцирей свисали обрывки узорчатых одежд. К покоробившимся серебряным
щитам присохла грязь. В боках колесниц, отделанных синим яхонтом, зияли
пробоины. Из под клочьев, оставшихся от богато расшитых черпаков и мягких
войлочных попон, выглядывали острые ребра утомленных коней.
Путники спешились. Их насчитывалось, на взгляд, до ста человек.
Половина была в круглых шапочках, туго перепоясанных хитонах и длинных
узких штанах. Сердце Варахрана радостно забилось - так одеваются согдийцы.
Кони жадно потянулись к воде, но их отогнали ударами бичей. А ведь
обычно первыми пьют кони... Только напившись сами, люди напоили животных и
пустили пастись, спутав ремешками передние ноги. Затем нарубили сухой
прошлогодней колючки и разожгли пять больших костров. Все это они делали,
не произнося ни слова. Лишь один из них все еще тянул, хотя уже не так
громко, песню о том, как бедный горшок затосковал и разбился.
Это был худощавый, немного сутулый человек среднего роста, в
диковинной, под стать его ухваткам, одежде. Голову певца укрывала мягкая
шапка из шкуры леопарда. Знак принадлежности к высшей касте. Плащ,
развевающиеся полы которого свисали почти до пят, был также сшит из
пятнистых шкур. Своим необычным нарядом певец отчетливо выделялся из всех
находящихся подле озера людей. "Наверно, мадай, - подумал Варахран. - Но
почему такой просторный плащ?" Старейшины горцев, которых он видел в Реге,
носили только по одной барсовой шкуре. Беглец старался разглядеть лицо
"пятнистого человека", но это ему не удавалось, потому что певец, как
нарочно, все время поворачивался к нему спиной.
- Замолчишь ли ты, наконец? - услышал Варахран чей-то гневный окрик.
- Отчего ты так разорался?
Вархан увидел в одной из колесниц мужчину с волосами до плеч,
обрюзгшим желтым лицом, гноящимися глазами, массивным носом и густой
курчавой бородой. Судя по одежде, это был перс. Он сделал резкое движение.
Раздался звон цепей.
- Я не ору, - поправил его веселый певец. - Я пою. А пою оттого, что
на душе моей радостно.
- Чему же ты радуешься, сын праха, когда плакать надо?
- Ты плачь, если тебе хочется. Мне-то зачем плакать? Я радуюсь тому,
что избавился от всех бед и скоро увижу родину.
- Будь ты проклят вместе с твоей родиной, - злобно проворчал тот, кто
сидел в колеснице. Он снова загремел цепями и приподнялся. - Эй, помогите
мне сойти!
Никто не сдвинулся с места. Тогда какой-то человечек в долгополой
персидской одежде, боязливо оглянувшись на окружающих, бочком приблизился
к повозке и подал желтолицему руку. Громыхая оковами, пленник спрыгнул на
землю и со стоном схватился за колено.
- Да покарает вас Анхраман, дети навозных червей!
Услышав это, один из путников, тоже в персидских шароварах, выхватил
нож и бросился на пленника:
- Замолчи, шакал, или я отрублю твой поганый язык!
Пленник испуганно выставил перед собой ладони и попятился. Певец
удержал нападающего за рукав:
- Успокойся, Бесс!


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 [ 9 ] 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Земляной Андрей - Один на миллион
Земляной Андрей
Один на миллион


Андреев Николай - Четвертый уровень. Предательство
Андреев Николай
Четвертый уровень. Предательство


Орлов Алекс - Экзамен для героев
Орлов Алекс
Экзамен для героев


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека