Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

паче недруга. ближний-то, а все-таки ближний, свой, и без любви обоюдной
не станет ни страны, ни державы, ни самого племени русского...

ГЛАВА 8
Бояре разошлись. Дмитрий прошел в изложню. Холоп стянул с князя
сапоги, принял опашень, золотой чеканный пояс и дорогой зипун шелковой
парчи. Князь надел полотняный домашний сарафан, бархатные сапожки. Подошел
к рукомою, взял кусок татарского мыла, холоп слил ему воду на руки.
Умывшись, князь отпустил холопа и стал было на молитву, но вдруг
резко поднялся с колен, прошел узким переходом, стукнул в дверь соседнего
покоя.
- Войди! - отозвался брат, словно сам ждал прихода Дмитрия.
Андрей сидел за аналоем на высоком резном креслице с подлокотниками,
в одном исподнем, накинув на плеча легкий, куньего меха опашень, и читал
по-гречески <Хронику> Никиты Хониата. Колеблемый круг свечного света
выхватывал из темноты его лицо в раме густой бороды и копну повитых
сединою волос. Рука с долгими перстами, с серебряным перстнем на
безымянном пальце, которой Андрей переворачивал твердые пергаменные
страницы, казалась рукою не мужа битвы, но почти монашескою. И весь он,
ежели бы не богатый опашень сверх долгой полотняной белой рубахи, скупо
вышитой по вороту синим и черным шелком, напоминал монаха в келье
монастыря.
Дмитрий подозрительно оглядел углы, ища, нет ли лишних ушей. Но
Андрей был один. Брат показал глазами на второе такое же креслице, и
Дмитрий сел, свалился, уронив руки и ссутулив плечи, мрачный ликом в
колеблемом свете свечи, почти старый, похожий на отца в его последние
годы.
- Что ж, ты полагаешь, москвичи воспользуют оплошкою моей и вновь
захотят вернуть великий стол? Кому? Младенцу Дмитрию?
- Владыко Алексий меня беспокоит! - вымолвил негромко Андрей.
- Алексий меня венчал на владимирский стол! - Дмитрий выпрямил стан,
заносчиво задрал бороду.
- Видишь... - Андрей не глядел на брата, задумчиво отколупывал желтый
воск, скатывал ароматные шарики, которые тут же снова давил в пальцах,
прилепляя к кованому серебряному свечнику. - Видишь, летом московиту было
не до того! Вернулся князь Всеволод из Литвы...
- Да, да! И Василий Кашинский вернул ему тверскую треть! И Роман
приезжал в Тверь! И получил дары и церковное серебро, яко надлежит
митрополиту русскому, от Всеволода с Михаилом!
- Но епископ Федор не похотел встречи с ним! - возразил Андрей. - Тот
самый Федор, который когда-то поддерживал Всеволода! Алексий медлит. Но он
укрепляет церковную власть! Ставит епископов. Нынче вот Великому Нову
Городу владыку рукоположил! А ты, получивши суд по Новогородской волости,
с чего начал? Великий князь володимерский! - Андрей поднял тяжелый
укоризненный взор.
- Что же я должен был содеять, по-твоему?! Не послушать хана?
- Почто? Послушать, выслушать, заверить, обещать, одарить... И отай
предупредить ушкуйников, воротить товар, да и то не сразу... В Сарае
неспокойно. Чаю, не долго будем мы зреть Хидыря на престоле ордынском!
- Но Всеволод воротил свою треть! Но Ольгерд отбил Ржеву у москвичей
и сам ныне приезжал смотреть! Но Роман все-таки был в Твери и получил
серебро, яко митрополит русский!
- От князя!
- Да, от князя!
- И не от князя тверского Василия, а всего лишь от Всеволода
Холмского! Который и воротиться-то сумел единой Ольгердовой помочью!
- Но Ольгерд!
- А что нам с тобою Ольгерд?! - Андрей вдруг резко, всем корпусом
повернулся к брату. - Борису Ольгерд, по крайности, тесть! Так Борис и не
приехал на Кострому! И тебя не послушал, хотя и младший! И полон не
прислал! У него все ушкуйники, бают, сколь ни есть, успели удрать, и с
товаром вместе... Да! - продолжил он, не дав Дмитрию раскрыть рта. -
Ольгерд занял Брянск, захватил Ржеву, не сегодня-завтра возьмет всю
Подолию у Орды, скоро проглотит северские княжества... Легче тебе от того?
А ежели земля теперь отворотит от тебя? И погибнет хан Хидырь?
- И десятилетний ребенок сядет на стол владимирский? - упрямо
возразил Дмитрий.
- Ты вновь позабыл про владыку Алексия! Митрополиту отнюдь не десять
летов!
- Я не понимаю тебя, брат! Кто, в конце концов, совокупляет и держит
власть земную, - князья или епископы?
- Церковь! - твердо ответил Андрей. - Нынче так! Не ведаю, как было в
Киеве, не ведаю, что будет наперед, но теперь, нынче, в обстоянии, в коем



пребывает Русь, - отселе бесермены, а оттоле католики, жаждущие покончить
с православием, - нынче церковь и только церковь может спасти страну!
- И погубить нас?
Андрей молчал, продолжая внимательно разглядывать одинокое свечное
пламя. Длинною восковою колбаскою опоясал тело свечи, поднял глаза на
брата.
- Да, и погубить нас, ежели Алексий захочет того!
- Но я восстановил порядок в земле, воротил на свои столы
ростовского, галицкого, стародубского князей. Каждый да держит отчину
свою... - начал было Дмитрий, но Андрей вновь перебил брата:
- Как говаривал когда-то Владимир Мономах! Но Киевская держава
разваливалась в те поры, и ничего другого Мономах измыслить не мог! А
Алексий - надеюсь, не станешь ты спорить, что нынче на Москве правит не
князь, а митрополит? - Алексий отринул твои и порядок, и право! Утеснил, и
паки утеснил тверичей, перевел митрополию во Владимир, а на деле - в
Переяславль и даже на Москву, и будет вновь утеснять князей мелких
владимирских уделов, отбирать отчины... Он собирает страну!
- Любыми средствами?
- Да, любыми!
- А как же заветы старины, как же право и правда, как же истина веры
Христовой, наконец?
- Что есть истина?! - с горечью пожал плечами Андрей, невольно
повторив слова Понтия Пилата. - Византия гибнет! А мы? Быть может, Алексий
и более прав, чем мы с тобою!
- Дионисий пророчит величие нашей отчине! - гордо отверг Дмитрий.
- Игумен Дионисий не скоро станет митрополитом русским, да и станет
ли, невесть! - холодно пожал плечами Андрей. - Нынче все толкуют опять про
небесные знамения. Месяц был яко кровь. Сулят беду. Опять мор отокрылся во
Пскове. Не на добро сие! - Он смолк.
Князь Дмитрий сидел, понурясь. Чуть слышно потрескивала свеча. Два
стареющих человека, получившие наконец вышнюю власть в русской земле,
сидели растерянные в тесном покое костромских княжеских хором и не ведали,
что им вершить, что делать с обретенною властью.

ГЛАВА 9
Когда <тихого и кроткого> Хидыря зарезал во дворце его собственный
старший сын Темир-Ходжа и в Орде наступил кровавый ад, из всех собравшихся
в Сарае русских володетелей один лишь митрополит Алексий загодя учуял
недоброе и сумел увезти свое сокровище - десятилетнего наследника
московского престола - до беды. Дмитрий Константиныч, полагаясь на свое
великокняжеское достоинство, остался пережидать замятню в Сарае. Андрей
решился ехать. На прощании братья расцеловались.
- Быть может, ярлык... - начал было Дмитрий, но Андрей махнул рукою,
и брат на полуслове умолк. В порядок и безопасность, установленные некогда
Джанибеком, не верил уже никто.
Дружинники накануне всю ночь точили оружие. Загодя перековали коней.
Из Сарая выбрались благополучно и уже было понадеялись: <Пронесло!>
Степь дымила низовым чадным пожаром: взбесившиеся, казалось, эмиры жгли
кочевья друг друга, оставляя <карачу>, своих смердов, на голодную смерть.
В волнах дыма, отворачивая морды, проходили кони.
Орда Арат-Ходжи нахлынула нежданно. С воплями неслись на них
низкорослые всадники на косматых злых лошадях. <Грабить? - думал Андрей,
невольно сужая глаза. - Грабить!>
О том, что ростовского князя, двинувшего из Орды вслед за ним, в пути
разволочили донага, отобрав не только казну, товар, порты, оружие, но и
коней, и несчастливый князь брел на Русь пешком, кормясь подаянием, Андрей
узнал уже после, когда добрались до Нижнего. Здесь пока ничего было не
ясно. Мгновенье растерянности он, не говоря ничего боярам, пережил сам в
себе.
- Пайцза! Ханский ярлык! - кричал тысяцкий, высоко подымая над
головою <опасную грамоту>, без которой не ездили в степи.
Но первый же подскакавший татарин вышиб плетью фирман из рук боярина.
Нарочито коверкая русскую молвь, он кричал бранные слова, из коих
выходило, что ханской власти тут уже не признают и всем русичам надобно
спешиться и отдать оружие.
Кровь хлынула к сердцу и голове Андрея, на миг стало трудно дышать, и
- прошло. Ум снова обрел ясноту, и сила прилила к руке. Отвращение
(вспомнились трупы на улицах Сарая), гнев, презрение охватили его: эти вот
грязные руки убийц будут расшвыривать греческие рукописи его походной
книжарни! Он обернулся, твердо сведя рот, и вырвал саблю. И дружинники,
оробевшие было, с разом вспыхнувшими, проясневшими лицами содеяли то же.
Он еще успел заметить испуганно округленные глаза и отверстый рот
татарина, и вослед за тем рука сделала сама надобное движение сверху вкось


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 [ 9 ] 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Контровский Владимир - Томагавки кардинала
Контровский Владимир
Томагавки кардинала


Корнев Павел - Горючка
Корнев Павел
Горючка


Панов Вадим - Ребус Галла
Панов Вадим
Ребус Галла


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека